Муза в коляске
Неопубликованный портрет семьи Моне-Станкевич представили сегодня.
 
В музее Янки Купалы снимок берегли почти полвека в папках научно-вспомогательного фонда. Обычно здесь хранят фото- и ксерокопии, но экспонат оказался подлинным. Пока без автора, без марки ателье, лишь скромно чернилами чьей-то рукой по-польски: «Вишнево, тысяча девятьсот второй». Деревянный дом объездчика Станкевича, тестя Купалы. Это он в коляске, в окружении любимых дам.
 
Елена Матевосян, директор Литературного музея Янки Купалы: «Калі супрацоўнікі праводзілі чарговую зверку наяўнасці, то ў навукова-дапаможным фондзе быў знойдзены гэты фотаздымак. Канешне, сёння мы яго палічылі неабходным і перавялі ў асноўны фонд. У канцы года будзе зроблена вялікая выстава».
 
К юбилею женщины, покорившей сердце поэта. Кстати, мать Владиславы (она же тёща Купалы) – Эмилия из рода Моне. Того, что подарил миру «великого Клода» – отца впечатлённого импрессионизма.
 
Фаина Водоносова, научный сотрудник Литературного музея Янки Купалы: «Уладзіслава Францаўна гаварыла так: «Вы ведаеце, якая я эмацыянальная, а чаму? А таму, што мая маці францужанка». Эмілія Манэ прыехала сюды на Беларусь выкладаць французскую мову».
 
Как педагог, она научила языку Дюма дочь, а также «железного Феликса» (Дзержинского). Помогала зятю с переводами, допустим, «Интернационала». До конца жизни Эмилия Моне-Станкевич сохраняла пристрастие к французской кухне. Впрочем, и Владислава тоже.
 
Возвращённой страницей в биографию стала и эта фотография. Девочка с «гривкой и прической» – из домашнего архива Станкевичей. Он хранился в Люблине в семье младшего брата «музы Купалы». На обороте её рукой: «фото Владки, когда ей было девять лет. В отдельной коллекции супруги мастера сегодня также метрика. Правда, по ней «тётя Владя» на год моложе. Следом – «Паспортная книжка», безвременная, а с этого дня и вся семья рядом.
 

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram