Мама по контракту

Дети есть, но где взять родителей? Почему пустуют дома семейного типа?

Детская
SOS-деревня. Одна из форм родительской опеки. Своего рода община: десяток домов, в каждом живет семья – приёмная мама и пять-семь детей, оставшихся без родительской опеки. В Беларуси три таких деревни. Могилёвская открылась чуть больше года назад. Но до сих пор половина домов, в которых дети-сироты могли бы обрести своё семейное счастье, пустует. Увы, мамы в стране – в дефиците. При том, что в Беларуси количество детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, как население небольшого города. Это почти З0 тысяч детей, нуждающихся в маминой заботе..

Встреча мамы – особый ритуал. Обеим уже не терпится поделиться новостями. Но сегодня у мамы важное дело. Наталья Николаевна никак не может освоить компьютер, Люся – в роли педагога. Потом чаепитие: за столом хозяйничает молодежь, но чай заваривают по маминому рецепту.

Наталья Николаевна – стала мамой в 45 лет и сразу 10 детей.

Наталья Чиковкина,
SOS-мама на пенсии:«Наверное, такое сильно желание быть мамой было».

Это был самый первый набор в белорусской детской SOS-деревне. 15 лет Наталья Николаевна работала и жила вместе с детьми в Боровлянах. Она была первой мамой этого социального проекта в Беларуси.

Придумал детскую деревню еще в 1949 году австриец Герман Гмайнер. После войны он, как и еще тысячи детей Австрии, остался сиротой. Заботу о семье взяла на себя его старшая сестра. Тогда Гмайнер с друзьями пошёл к знакомым и не знакомым людям и стал собирать деньги, по шиллингу… На строительство домов, где могли бы поселиться сироты, а одинокие женщины, тоже потерявшие на войне родных, заменили бы им мать. Так и началась эта модель помощи детям. Герман Гмайнер верил - обязательно должна произойти цепная реакция доброты. Сегодня «SOS-kinderdorf international» работает в 132 странах.


С дефицитом родителей-воспитателей сталкиваются практически все европейские страны. В последнее время во всем мире активно идёт пропаганда усыновления. И, как считают психологи, те, кто хотел взять на попечение ребёнка из детского дома уже это сделал. А новое поколение родителей-воспитателей ещё не сформировалось. К тому же, работа в
SOS это больше, чем приёмная семья. Представьте себе, взрослая женщина должна оставить свой дом, переехать в SOS-деревню и сразу стать мамой для 5-7 детей разного возраста. Она ОБЯЗАНА заниматься их воспитанием, ОБЯЗАНА вести хозяйство, ОБЯЗАНА создать для них семью.


Татьяна, программный директор: «Для того чтобы взять ребёнка – это большой труд. Он уже со своим опытом, его уже один раз обманули, и первое время это очень тяжело. Когда он не один, тем более, а их 5-6. Надо серьезно подумать».

У Стёпы и Карины – уже третья мама по счёту. Родная бросила, первая SOS-родительница вышла замуж и уволилась. Два месяца назад к ним пришла мама Наташа. Сразу подружились и попросили новый дом, чтобы о неудачном прошлом даже стены не напоминали.

Наталья Вайчун, SOS-мама: «Дом мы этот получили тоже пустой. И если брать стены, то делали мы тут сами. А дети были. Я не выбирала детей в детском доме. И мне было проще учитывать как взрослому человеку их сложившийся коллектив. И вот сейчас к нам должны прийти брат и сестра. Мы их возьмем. А то нас мало и нам скучновато».

Именно с обустройства дома, как правило, начинают новые мамы. А дальше – на 24 в сутки – и воспитателем и хозяйкой. У мамы есть помощница, её здесь называют тётей. Правда, у рабочего дня тёти есть начало и конец, мама этого лишена.

Но есть у SOS-мамы и несомненное преимущество. Например, перед обычными усыновителями: за свою работу она получает зарплату, имеет один выходной в неделю и обязательный отпуск – 56 дней.

Татьяна, программный директор: «Кроме этого, когда мама выходит на пенсию она может рассчитывать на социальное жильё».

А вот благодарности от детей лучше не ждать – шутят опытные мамы. И это ещё одна ошибка, причем всех усыновителей, которые берут ребенка для себя.

Даже при таком количестве преимуществ в детских деревнях вакансии SOS-мам остаются не занятыми. Дело в том, что далеко не все проходят собеседование. Разумеется, предпочтение педагогам и психологам. Однако – не всегда.

Валерий Михалевич, директор: «Как говорил Герман Гмайер, диплому об образовании я предпочёл бы «диплом» о человеческих качествах».

Валерий Михайлович – «всехний» папа – так его называют малыши. Старшие знают – он директор, а значит самый главный. А ещё 15 лет он был единственным мужчиной в деревне. По правилам – мамы, если решали выйти замуж, должны были покинуть проект. Возможно, это тоже отпугивало многих желающих прийти сюда на работу.

Дашенька – родная дочь Татьяны. Узнав о беременности, она была близка к решению уйти из деревни, удержал директор. Семь приёмных детей Татьяны не потеряли маму второй раз. А правила изменили. С этого года в белорусских SOS-деревнях открыты двери для семейных пар.

Валерий Михалевич, директор: «Что касается семейных пар, то договор заключается с одним из родителей, второй может продолжать работать на своей прежней работе».

Окончательное решение о приёме на работу мамы или пары принимает правление организации. А дальше обучение – около двух лет.

Люся и Олеся из деревни ушли уже год назад. Теперь привыкают к самостоятельности в молодёжном доме. Здесь же их сёстры и братья. Наталья Николаевна – официально на пенсии, но мамой продолжает просто быть, и уже осваивает профессию бабушки.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram