У леса на опушке
Жители сразу нескольких городов и поселков на востоке Польши: Гайнувки, Беловежи, Наревки, кстати, большинство населения здесь не поляки, а этнические белорусы и украинцы, борются с варшавскими чиновниками за свои права. Дело в том, что сейчас изменения в закон о расширении территории национального парка Беловежская пуща находится в сейме. Но тогда вся хозяйственная деятельность здесь будет запрещена, и в одном только в поселке Беловежа без средств к существованию останется не менее 600 человек. Для жителей не самого экономически благополучного региона – это трагедия.
 
О проблемах польской части Беловежской пущи наш телеканал уже рассказывал осенью минувшего года. Тогда местные жители были недовольны бесхозяйственностью. Она царит на территории заповедника. Из-за экологического запрета сотни кубов пущанского леса просто-напросто гниют, а маленькие местные предприятия из-за убытков вынуждены были сворачивать бизнес. Несмотря на это, экологи по-прежнему настаивали: вся Пуща должна стать национальным заповедником, хозяйственную деятельность и вырубку леса здесь нужно либо запретить полностью, либо свести к минимуму. Увы, на проблемы польской пущи и её жителей тогда так никто внимания и не обратил. А тем временем ситуация продолжала накаляться. В пущанских экологических проблемах появился социально-экономический и даже политический подтекст. Под влиянием экологов в польском сейме оказались поправки к закону о местном самоуправлении. Их суть: лишить самоуправление права влиять на судьбу своих территорий. И если сейм эти поправки утвердит, местная власть больше не сможет сопротивляться инициативам варшавских чиновников и экологов. Столь оригинальная для свободной страны инициатива мотивированна свободой мнения: 250 тысяч поляков отдали свои подписи в пользу заповедника.
 
Эта польская деревня уже находится на территории заповедника. Вместе с экологией и её защитниками, проблем, по словам сельчан, у них только добавилось. Своим соседям, тем, кто ещё не попал в заповедник, подобной участи они не желают.
 
Павел Калиновски, житель деревни Масево (Польша): «Половина домов пустуют, нет работы. Живут только пенсионеры. А молодые уехали. А проблему никто не решает, даже говорить нельзя. Я разговаривал с лесником и он говорит, что ему запрещено высказываться на эту тему. А ведь у нас свободная страна».
 
Хелена Бура, житель деревни Масево (Польша): «В лесу, где хозяйничают экологи, хуже, чем после войны. Гниет всё. Без резиновых сапог не пройти. Змеи развелись и куча мусора. Эти экологи, они имеют по 400 злотых в день за свою эту, так называемую, «работу и заботу». Это даже не бизнес. Это ‑ подлость. Их только деньги волнуют. А куда нам деться, куда деться всем этим мелким семейным предприятиям? Как они будут жить? Ведь нам такую пенсию, как экологам по, 400 злотых в день не предложит».
 
Восточная Польша и, в частности, Подлясское воеводство ‑ регион экономически далеко не самый перспективный и богатый, местные инвестиции из центра – то ли из Варшавы, то из Белостока ‑ на развитие экономики региона доходят сюда далеко не всегда. Местная власть не понимает, почему центр вместо помощи ещё больше усложняет им жизнь.
 
Альберт Литвинович, глава администрации поселка Беловежа (Польша): «К сожалению, польские законы таковы, что если создается заповедная зона, то это автоматически приводит к дискриминации населения этой территории. Так вот, мы тут посчитали, если национальный парк увеличится на всю территорию гмины «Беловежа», то работу потеряют 120 человек. Плюс семьи ‑ это 600 человек. А всё население «Беловежи» ‑ 2 тысячи 300 человек. И естественно они станут на очередь за пособием. А бюджет гмины это не выдержит. Если парк расширится, то налоговые поступления от парка будут на 50 % меньше, чем сейчас мы получаем от государственных лесов. Таков закон. Конечно же, мы против. Правительство, вместо того чтобы финансировать охрану природы, хочет, чтобы это всё делалось за счёт жителей. Чтобы они платили».
 
Причину такого отношения поляки во многом видят в деятельности экологов. Мол, интерес «зелёных» оплачен «зелёной» валютой. Экологов в «Беловеже» многие даже в дом не хотят пускать. Зинаида Бушко владеет частной гостиницей, накануне она в буквальном смысле выгнала компанию «зелёных» из своих апартаментов. Солидарность с соседями для неё важнее заработка.
 
Зинаида Бушко, владелец гостиницы: «За деньги всего не купишь, в первую очередь доверие жителей не купишь! Это мы должны решать, как жители, а не кто-то, кто приедет откуда-то. Это наше дело! И не надо делать из нас обезьян! Мы хотим быть людьми! Они не понимают, как мы тут живем, в каких условия мы живем, они выполняют своё задание. И, прошу заметить, не бесплатно».
 
Если одни отказываются от заработка из солидарности, то другие ‑ от безысходности.
Игнатий Глат зарабатывает развозом дров для местных жителей. Но, похоже, будет вынужден отказаться от такого бизнеса. Возить будет либо нечего, либо совсем невыгодно.
 
Игнатий Глат, частный предприниматель: «Если ехать отсюда в Гайнувку, свернуть влево и пройтись. Там стоят тысячи сухих деревьев и гниют. Это ‑ сотни кубов. А по всей пущи такого дерева сотни, а быть может тысячи кубов. Это – ужас! Это только в Польше может быть такая глупость, в других странах ничего подобно правительство не допустит! А лесники ничего могут сказать, потому что в министерстве их предупредили и запретили, мол, молчите или будут проблемы».
 
Лесники, а их местное население поддерживает, общаться, действительно, отказались. Не помогли даже усилия главы местной администрации.
 
По мнению экологов, именно так должна выглядеть естественная экосистема. И чем больше таких мест, тем лучше. Вместе с тем, как оказалось, зла местным жителям они не желают. Мол, это не экологи, а чиновники водят людей за нос.
 
Роберт Цыглицки, директор «Greenpeace-Polska»: «Местные жители чувствуют себя обманутыми, их обманывают не первый раз. Министр охраны окружающей среды обещал им, что все деревья, которые вырубят в пуще, будут идти на нужды местных жителей. А это по сей день не так. А мы хотим лишь ограничить вырубку на территориях, представляющих особую экологическую ценность. Мы не хотим зла».
 
Увы, в Пуще эти доводы звучат неубедительно. И население и местная власть настаивают: интерес экологов не только экологический, а подход не вполне объективный.
 
Экологические опасения жителей пущи и экологов не совпадают. Вот один из примеров. Здесь, в нескольких сотнях метров от деревни Дубиньска. На ферме, в километре от пущи, по словам жителей, хотели сделать полигон для уничтожения боеприпасов. Местной власти пока удалось блокировать инициативу, но каким будет окончательное решение ‑ доподлинно не известно. Тем временем, взрывы, по словам жителей, здесь то и дело звучат. И уже давно.
 
Леон Хлябич, эколог, защитник Беловежской пущи: «Люди поняли, что на экологии можно без особых усилий сделать бизнес. И неплохо заработать. Выезжают по вызову, за деньги, устраивают акцию. Наша пресса это показывает, причем никто не стремится к объективной оценке, а все гонятся за сенсацией. Вот эту сенсацию им экологи и предоставляют. Их наняли, заплатили деньги, вот они и работают, а вовсе не потому, что им нужна охрана природы. О природе они знают не больше, чем как полить цветочек на подоконнике. Я знаю, как на белорусской стороне пущи работают. Там нет такого опустошения пущи, как у нас. Лес не лежит и не гниет. И экология в порядке. А у нас всё на самотёк».
 
В такой ситуации перспективу лишить местную власть части полномочий люди воспринимают не иначе, как ущемление их прав и свобод. А экологи ‑ это лишь средство достижения чьей-то цели. Уже не столько экологического, сколько политического эффекта.
 
Софья Федорук, житель города Гайнувка (Польша): «Они приехали нам восстанавливать пущу. За чей счет? За наш? Дети наши бегут в Англию, в Варшаву, в Краков. Нет работы, нет ничего. Так может пусть они нас тут закроют в резервацию, как индейцев, как какой-то там отдельный «сорт» людей и показывают как в зоопарке. А с запада будут приезжать и смотреть. Нас тут не так много, но и мы тоже хотим жить».
 
Увы, то ли доводы, которые больше похожи на предвыборную агитацию, оказались не убедительными, то ли, как говорится, слишком накипело. Отношение к сложившейся ситуации визит варшавских гостей, к сожалению, не изменил.
 
Эугениуш Остапчук, владелец ресторана: «Я не политик, но даже внимательный наблюдатель невооруженным глазом видит, что это всё управляется, это не происходит всё просто так. Не потому, что кто-то увидел ни с того ни с сего пущу и начал её защищать. Это дело политическое наверняка. Мне, как жителю этих мест, очень неприятно, что с нами обходятся таким способом. Факт в том, что здесь живет много белорусов украинцев. Большинство ‑ это национальные меньшинства. Я не знаю, может речь о том, чтобы ликвидировать эти меньшинства. Если такая политика продолжится, то люди будут уезжать. Это дискриминация этих людей. Мне жаль».
 
И, судя по всему, этой весной на пущанской экологической почве вместе с незабудками расцветут и чьи-то предвыборные лозунги. А к осени, когда дойдёт до выборов в сейм, вполне возможно, кто-то соберет неплохой букет голосов. Местные жители надеются, что если кто-то и использует ситуацию в свою пользу, то и потом всё-таки не забудет об их проблемах и том, как выглядит дорога в Пущу. Пусть она пока и не самая лучшая.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram