Улицы революции
Гуляя по центральным улицам Минска, как, впрочем, и по многим другим белорусским городам, вполне можно изучать историю советского периода и основы, а точнее, основоположников коммунизма. Вот мы на улице Карла Маркса, до Энгельса должно быть недалеко. Так и есть.
 
Улицы имени Клары Цеткин и Розы Люксембург пролегли недалеко друг от друга. Символично. Хотя, сейчас вряд ли удастся выяснить, случайно ли соседство имен автора идеи международного женского дня и великой коммунистки, или сработал своеобразный стереотип – раз есть Роза, должна быть и Клара. Маркса не мыслим без Энгельса, а наши улицы без этих имен. Но в 1917 году не спрашивали, и нарекали как надо, «одевая» города в единую, а точнее, идейную форму. Суть дискуссии ‑ надо ли и дальше шагать строем.
 
Исторические центры городов с вековой историей, обрамленные пролетарско-идейными названиями, из логики выпадают. А для приезжих и вовсе выглядят странно: антураж один, а названия – другие.
 
В Несвиж не зарастет туристическая тропа. Этот город – настоящий учебник по истории и культуре. В Несвижской типографии вышла первая печатная книга Будного – «Катехизис». Процветающий во времена Радзивиллов, он стал обычным советским городком, и сейчас пытается вернуть былое. В Полоцке чертовщиной не пахнет, а таблички на домах, по мнению историков, и благозвучны, и справедливы. Появилась, улица Евфросиньи Полоцкой, ниже ‑ Покровская. Последний раз таблички с названиями меняли на главном проспекте города – он уже не носит имя Карла Маркса.
 
Типовые дома, типичные названия. Пусть не Строителей, но – Ленина, Маркса, Советская. Сколько их всего в нашей стране – никто не считал, но почти в каждом городе Ленин жил, жив, и во многих ‑ будет жить. По крайней мере, в надписях на табличках. Городов у нас в начале прошлого года было 112 – вот и считайте.
 
С небольшой погрешностью такие несложные расчеты можно считать верными. Тогда о самобытности особо не думали – строили-то новый мир, не мудрствуя с названиями – да и где их взять – разных – на целый союз. Вот и появились – десятки колхозов Путей коммунизма, Искр и названий с прилагательным Красный. Переименовать или оставить – вот в чем вопрос. Ведь заменить табличку, значит предать забвению одно и воскресить в памяти другое.
 
В Евросоюз Литва вошла с большим желанием, нежели когда-то в Советский. И здесь на улицах уже совсем другая история. Дать имена своих ‑ например, площадь когда-то Черняховского стала площадью Кудирки – в честь автора литовского гимна. А центральный – естественно бывший Ленина, теперь проспектас Гедеминас.
 
Сменить разом все названия имени Коммунизма – пожалуй, неправильно с и точки зрения истории, и с точки зрения здравого смысла. Принцип «с глаз долой» потомки вряд ли оценят. Хотя, могут и поинтересоваться – отчего мы так дорожили именами красной эпохи, и так скромно разместили на улицах всю остальную историю страны.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram