В пятницу в Минске открылся Международный форум театрального искусства TEART. Причём первым спектаклем стал балет «Жар-птица», а в фойе Большого театра публике представили «Эскиз костюма Жар-птицы» Леона Бакста, выполненный художником для оригинальной версии постановки в 1922 году.

Балет по мотивам русских народных сказок о Жар-птице, Иване-Царевиче и Кощее Бессмертном – красивая и уже немолодая сказка (либретто и хореография – легендарного Михаила Фокина, музыка – Игоря Стравинского, художественное оформление – Леона Бакста и Александра Головина). Спектакль вошёл в историю русского и мирового искусства. Ведь впервые балет «Жар-птица» был представлен в знаменитой антрепризе Сергея Дягилева «Русские сезоны» на сцене парижской «Гранд-опера» в 1910 году. Возобновить легендарную постановку на белорусской сцене пригласили народного артиста России Андриса Лиепу.

Традиционный набор звуков до спектакля. Но только не здесь. Хотя это тоже театр. Точнее, дальний угол, прозванный зрителем «Малой сценой», которой у некогда «Вольнай сцэны» до сих пор официально нет. А потому билет сюда не купить. Однако и свободных мест на тот же первый показ национального «TEARTa», как видите, было не видно. По записи, господа!

Наталья Леванова, режиссёр, студентка 5 курса Белорусской академии искусств: «Тое, што мая работа і Алены Ганум, паказаліся ўсё ж такі на шырокага гледача, не на сваё вузкае кола, якое звычайна запрашаецца ва аўдыторыю, гэта вялікі бонус для нас. Ужо фактычна пяты год Акадэмія зачынена і няма, дзе паказваць, эксперыментаваць, каб атрымлівалася-неатрымлівалася».

Сейчас у заочницы Левановой пятый курс. Ещё год – и выпуск. Впрочем, дипломная работа уже есть. Драма «По имени Господин» открыла форум «TEART». Правда, спецпрограмма BELARUS OPEN – это как «Минута славы» на ОНТ: тебя заметили, а что же дальше?

Виталий Котовицкий, заведующий кафедрой режиссуры Белорусской академии искусств: «Сейчас мы выпускаем пять человек: два на бюджетной основе и три на платной основе. То есть бюджетники должны распределиться в государственные театры. У нас есть в Беларуси театры, где вообще нет режиссёров. Но попасть туда невозможно. Запрос посылается, говорят: “Нет, не надо!” Нет режиссёров – и не надо».

Конечно, есть тут и доля правды, и обиды. Ведь доцент Котовицкий сегодня в ответе за всё режиссёрское будущее страны. Уж пятый сезон готовят гипотетических Буйницких и Мейерхольдов в бывших заводских цехах. Всё это время в главный корпус единственной Белорусской академии искусств «Проход запрещён». Не зря же говорят: «ремонт нельзя закончить, его можно приостановить...» Окончание фразы найдите сами.

Людмила Громыко, театральный критик: «Процесс продолжается, он не остановился. Куда это всё придёт и во что они “выкачаются”, для меня это очень большой вопрос. Если говорить о том, что «новой волной» когда-то были Валерий Раевский и Борис Луценко, да, то, наверное, в этом будет больше правды. Они пришли сюда на “волне” метафорического театра, который очень сильно стал развиваться и приживаться в Беларуси».

70-е – эра кардинальной «смены вех» в отечественных театрах. В главном – Купаловском – главным режиссёром стал 34-летний Раевский, на два года старший Луценко возглавил коллектив-конкурент – Горьковский. Оба они занимали ключевые посты около 40 лет. Выходит, два поколения. За кулисами сегодня: что же, опять придётся ждать выхода? Не секрет, не все худруки легко пускают племя «молодое, неизведанное» на свои подмостки.

Александр Гарцуев, художественный руководитель Театра белорусской драматургии: «Быў час, гадоў двадцаць назад, калі амаль рэжысуры маладой не было. Я прыйшоў з акцёрскай прафесіі. Я ў акадэміі выкладаю і таму магу сказаць, што ёсць ужо імёны, якія падбіраюцца… Змена будзе! Будзе!»

При этом называть фамилии возможных преемников сегодня один из лучших белорусских режиссёров решил, что пока не стоит. Мол, их пара-тройка. И лучшее им «не навредить» (цитата). Пусть сами взойдут на Парнас. Альтернативную часть четвёртого «TEARTa» составили 12 постановок. В прошлом году – пять.

Анжелика Крашевская, директор Международного форума «TEART»: «Есть замечания, есть проблемы, но это искренние работы молодых людей, которые хотят сделать заявку на то, что они в профессии. Даже исходя из пространства, из уличного проекта “Стритвокер”, мне кажется, это любопытно. Это может быть везде».

Однако можно ли прямо сейчас говорить о «новой волне» режиссуры? Дерзкой, полной энергии… По аналогии с поколением 50-х во французском кинематографе. Выяснилось: поступиться бюджетом сейчас не готовы не только государственные, но и частные структуры. Вот и нашумевшие «Дзяды» Адама Мицкевича воплотили литовцы. За наш счёт.

Андрей Чёрный, директор коллектива «Тэатр Ч»: «Мы не стали рисковать, ища молодое, новое дарование в Беларуси для того, чтобы поставить такой сложный материал, и решили перестраховаться, поискав варягов. Белорусский театр сейчас не настолько имеет шансы к коммерческой составляющей. Потому что затраты огромные. А чтобы их отбить, цены на билеты я же не могу ставить запредельные».

А что же в континентальном масштабе? Всё-таки минский «TEART» – форум международный. К традиционным Латвии, Германии, Польше, России впервые присоединились мастера из Словении и Дании. Так «что есть истина?» – словами Гамлета – только о нынешнем репертуаре и «новой волне» мы спросили у режиссёров исторически близкого к нам Балтийского региона.

Кирстен Дельхольм, режиссёр (Дания): «В Дании сейчас существуют абсолютно разные типы режиссуры. Но все они, в общем, работают “за гранью”. Мы делаем новый тип: это перформансы, инсталляции, акции. Пространство задействовано максимально. В традиционном театре Станиславский ещё жив, а в современном его система, скорее, умерла».

Рамуне Кудзманайте, режиссёр (Литва): «Литва ждёт ещё такого “яркого” прихода, но есть фамилии, действительно, за творчеством которых очень интересно следить. “Другая” режиссура уже, не один Станиславский. Есть режиссёры, которые сами даже и играют, и пьесы какие-то пробуют писать».

Правят же на литовских подмостках по-прежнему проверенные величины. Кто же не знает Някрошюса, Вайткуса, Туминаса, Коршуноваса? Чью экстраординарную «Чайку» так ждут в Минске. Впрочем, режиссёры страны-соседки с 90-х буквально оккупировали и лучшие площадки Златоглавой. Легендарная «Табакерка» представит на «TEARTе» спектакль о счастливой Москве, прочитанный Карбаускисом. И впрямь «феномен» трёхмиллионной Летувы.

Людмила Громыко, театральный критик: «Я не хочу сказать слово “вина”. Но, наверное, причина в том, что им негде заниматься театром. И вот сейчас мы увидели, что люди, которые хотят оставаться в профессии, они в Беларуси существуют, но существуют где-то на обочине. Значит, “волна” не успев подняться, она уже так вот разбилась на лету».

Виталий Котовицкий, заведующий кафедрой режиссуры Белорусской академии искусств: «В Министерстве культуры должны собрать директоров и сказать: давайте возможность реализовываться молодым режиссёрам, экспериментировать. Давайте из подсобного хозяйства им поставить спектакль… всё!»

Мнение экспертов: о залоге успеха ближайшего будущего стоит задуматься в настоящем. Дабы в более чем идеологическом для страны вопросе режиссуры у фразы «быть или…» даже намёка на продолжение вне сцены из «Гамлета» не было.

Наталья Леванова, режиссёр, студентка 5 курса Белорусской академии искусств: «Хто-небудзь скажа, што павінна ўсё загінуць, а потым адрадзіцца. Але, мне здаецца, што вось гэтая такая “хваля” энергетычная, яна ўсё ж такі падтрымлівае і нас рэжысёраў, і актораў, якія адчуваюць, што глядач не проста прыходзіць».

И уже завершит Международный «TEART» 22 октября спектакль «Тата» по пьесе молодого белорусского драматурга Дмитрия Богославского в постановке молодого режиссёра Екатерины Аверковой, где бы вы думали – на первой сцене Беларуси! Билеты на премьеру в Купаловском все проданы!


Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram