В Минске презентовали «Архив свидетеля войны» – художественную инвентаризацию памяти о Первой мировой войне

В объективе – Первая мировая! Вековой «Архив свидетеля войны» открыли сегодня. Арт-проект – общенациональный. На площадях столичного музея современного искусства – фотодокументы из крупнейших хранилищ Минска, областных и районных центров Беларуси, частных коллекций.

На ста квадратных метрах – на сто лет назад. Здесь исследуют «белые пятна» Первой мировой. В белых перчатках. И под лупой. Эти лица видели долго забытую у нас войну. А ведь тогда, как и позже в 1941-1944 годах, жертвой (в разной степени) стал каждый третий белорус.

Алексей Шинкаренко, куратор проекта «Архив свидетеля войны»: «Были синие паспорта и жёлтые, да. Почему были многостраничные паспорта и просто такие вот “картонки”? Почему эти паспорта были на трёх языках – литовском, польском и белорусском латиницей? На паспорте мальчика указано, что у него “больные глаза”».

Такое внимание к деталям связано с пресловутой «немецкой педантичностью»? Возможно! Стоит изучить вопрос. Артефакты для открытого «Архива» кураторы собирали в музеях бывшего Ober Ost – оккупированных германцами в 1915-1918 годах земель Западной Беларуси. Есть из Лиды, что-то из Слонима, Кобрина. В экспозиции всё по полкам, всё по папкам.

Вспоминается «Поэма без героя» Анны Ахматовой: «вспышка газа и в отдалении ясный голос: "Я к смерти готов"». «Я» – автограф в углу фотографий с выставки. Но кто он, «Я»? Узнать – задача потомков.

Вы только всмотритесь! Среди бойцов Первой мировой может оказаться чей-то прадед. К примеру, сразу двое сражались за Отечество в знаменитой семье Шаранговичей. Главной же трагедией нации называют беженство. 2 миллиона 300 тысяч белорусов ушли на Восток за 4 года 3 месяца и 10 дней той войны.

Наталья Шарангович, руководитель государственного Центра современных искусств: «Мы говорим о том, что были конкретные люди, конкретные судьбы. Ещё буквально пару десятков лет назад были единицы людей, которые пытались вернуться к этой тематике, понимая, насколько она серьёзна».

Организаторы проекта заведомо отказались от шумовых эффектов – кино- и фонодокументов. Мол, перебирая ячейки памяти ничто не должно отвлекать. Даже на стенах. Вы не найдёте здесь ни одного повешанного образца света и тени.

Алексей Шинкаренко, куратор проекта «Архив свидетеля войны»: «Мы работаем с фотографией. У фотографии всегда множество слоёв. Человек, который снимает, он зачастую не допускает того, что объектив вмещает гораздо больше деталей. И в нынешнем контексте, когда ты смотришь, ты по-другому реагируешь. Потому что ты знаешь будущее».

Будущим проекта станет книга. Её страницы рождаются здесь же. Кураторы постоянно находятся в «пространстве войны». Ведь, как правило, первая реакция публики – а где же выставка? Лупа и перчатки – каждому, кто заглянет в «Архив» Музея современного искусства.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram