Ничего тайного...

Тему борьбы с коррупцией вновь рассматривали на самом высоком уровне. Президент провёл специальное совещание о совершенствовании законодательства по борьбе с этим социальным злом – с высшими должностными лицами страны и руководителями правоохранительных органов.

Как известно, Александр Лукашенко уделяет много внимания этой проблеме. И не потому, что государственный аппарат погряз в коррупционных скандалах. Напротив, практически еженедельно мы узнаем о том, что тот или иной нерадивый руководитель поплатился должностью, имуществом и свободой за то, что перепутал свой личный карман с государственным. Но несмотря на это, терять бдительность недопустимо. Контроль за доходами чиновников и их родственников будет усилен. А проект единого нормативного акта о борьбе с коррупцией в ближайшие дни вынесут на общественное обсуждение.

Есть вещи, про которые говорят: было, есть и будет. Коррупция – одна из таких. Банальная человеческая слабость перед искушением большими деньгами, хорошими домами, престижными автомобилями… Но в сознании современной молодёжи уже нет идеалов 90-х, что все проблемы решит взятка, что всё покупается и все продаются.

Именно в «разгульные» 90-е о коррупции в Беларуси заговорили всерьёз. После развала СССР в Верховном Совете новой, независимой страны появилась так называемая парламентская комиссия по борьбе с коррупцией. Именно под таким названием она закрепилась в народе. Хотя юридически обоснованного понятия «коррупция» в тогдашней Беларуси ещё не существовало. В июне 1993 года приняли закон «О борьбе с преступностью в сфере экономики и с коррупцией». В нём было всего две статьи. Одна запрещала чиновникам заниматься предпринимательской деятельностью, вторая – принимать вознаграждения. Сам темп раскрытия фактов взяточничества нарастал. И во многом благодаря председателю профильной депутатской комиссии – депутату Лукашенко. В декабре 93-го к радио и телеэкрану припала вся страна. В прямом эфире будущий Президент выступил с разгромным антикоррупционным докладом. Он отмечал, что досье комиссии – это тысячи документов, сотни примеров, и в само выступление вошла лишь мизерная часть.

Тогда же, 14 декабря 1993 года, вышло газетное интервью Александра Лукашенко: народ Беларуси уже не удивляют роскошные виллы чиновников и их семейные поездки по «Парижам и Багамам». Предвыборная гонка тогда ещё не началась. Впрочем, когда Лукашенко уже стал кандидатом в президенты, риторика его выступлений ничуть не изменилась.

Это были первые в стране заявления о том, что коррупцией поражены должностные лица всех рангов. Большинство экспертов сходятся во мнении, что именно такое кредо и привёло Александра Лукашенко в президентское кресло, ведь доверие к действующей тогда власти было подорвано окончательно и бесповоротно. И спустя 20 лет политика Президента в этой части неизменна. Даже силовики признают: коррупцию невозможно победить. Но это не значит, что с ней бесполезно бороться. Если эта работа последовательна, а наказание, невзирая на должность коррупционера, неизбежно – такие факторы формируют одну из главных ценностей современного общества – стабильность.

Доказанный факт – слабость экономики и тотальная коррупция. Вот основные причины украинского кризиса. Беларуси в этом плане удалось сделать многое. И на фоне соседей по СНГ в деле борьбы с коррупцией мы выглядим весьма убедительно. По мнению экспертов, в первую очередь потому, что принимаемые антикоррупционные меры находятся на постоянном президентском контроле. Публичные совещания на эту тему с участием в том числе и высших должностных лиц случаются не часто, но с чёткой периодичностью. И неприкасаемых в деле борьбы с коррупцией не бывает. Это в очередной раз подчеркнул Президент, обратившись к госсекретарю Совета безопасности  Александру Межуеву.

Коррупция – это уже давно не просто взятки и откаты, а изощрённые схемы. И не окажется ли, что жаждущие наживы уже просчитали свои шаги на два хода вперёд? Это главный вопрос, который Президент поставил перед участниками совещания. За два десятилетия в стране наработана серьёзная законодательная база. Но сейчас речь о том, чтобы её совершенствовать, а значит, усилить.

В принципе, громкие уголовные дела показывают: инструментов для раскрытия финансовых махинаций хватает. И наказание неизбежно. Даже для тех, кто носит погоны. Взять, к примеру, так называемое дело милиционеров. В 2008 году Президент дал поручение тщательно расследовать, откуда у десяти высокопоставленных сотрудников МВД появились участки с коттеджами под Минском. Оказалось, что не без участия местных властей некоторые генералы и полковники по дешёвке раскупили территорию детского лагеря. Все замешанные в этом деле лишились должностей, а элитные дома передали многодетным семьям.

Коррупция в чистом виде – это вымогательство со стороны теперь уже бывшего первого зампреда Мингорисполкома. Игорь Васильев был не прочь «помочь» инвестору построить завод. Свою подпись он оценил в полмиллиона долларов. Возмущённый открытым вымогательством, инвестор сам пришёл в КГБ. За несостоявшееся покровительство суд отправил бывшего вице-мэра за решётку на 14 лет.

Ведь быть или не быть заводу зависело от решения именно этого чиновника, от одной конкретной подписи. А кому много даётся – с того потом много и спрашивается. Поэтому одно из предложений, прозвучавших на совещании – ограничить доступ чиновников в госзакупкам. Дабы у чиновников даже не было соблазна. Ведь именно на госзакупки в прошлом году была потрачена треть бюджета – триллионов рублей.

А вот за последнее время больше всего шума было, пожалуй, вокруг бывшего заместителя генерального прокурора. За взятку – золотой слиток и, как иронизировали журналисты, бутылку коньяка – он закрыл уголовное дело в отношении виновника ДТП, в котором погибла девушка. Прокурорский начальник потерял не только погоны, но и свободу. В июне его осудили на шесть лет колонии. Занимать определённые должности бывший силовик не сможет пять лет. Но что потом? Возможно ли, что отсидевший за коррупцию чиновник раскается и будет работать честно? Одна из новаций антикоррупционного законопроекта – в принципе лишать запятнавших свою репутацию возможности работать во властных структурах.

Есть и предложения по персонификации ответственности за государственные закупки, которых, к примеру, только за прошлый год провели почти на 40 триллионов рублей – это примерно треть годового бюджета. Кроме того, предлагается просто изымать имущество должностных лиц при явном несоответствии его стоимости с официальными доходами. Разница в 25% – тревожный звонок, по мнению генпрокурора. Другая крайность, когда руководитель, абсолютно официально, но неоправданно завышает свою же зарплату.

Итогом совещания стало поручение Президента собрать все предлагаемые новации в один документ и представить его на суд общественности для широкого обсуждения. Внести свои предложения сможет каждый.

В январе этого года Беларусь присоединилась к международной Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию. И ещё раз доказала, что готова бороться с этим злом совместно с десятками стран Европы. Коррупция – конечно, болезнь общества. Неизлечимая болезнь. В Беларуси её не скрывают. Здоровый градус общественных настроений позволяет государству вести открытое и весьма эффективное противостояние. Ведь, как известно, нет ничего тайного, что рано или поздно не стало бы явным.


Подробности – в видеосюжете нашего корреспондента

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram