До третьего звонка

На уходящей неделе завершил сезон  Национальный академический Большой театр оперы и балета. Впервые – в июле, а не в июне. На сцене блистали солисты отечественной и нескольких зарубежных сцен.

Любопытно, что и остальные национальные труппы в нынешнем году в отпуск не торопятся. А всё по причине того, что должны дать не менее 280 спектаклей в год на своей сцене. Это не считая гастрольных поездок. Справляются ли театры с нагрузкой и каким будет будущий сезон?

Партер, бенуар, бельэтаж, VIP-ложи… В общем, все 1188 мест свободны! Скажете: подделка... Однако нет! Правда в том, что это уже кадры вне сезона. Свой 81-й сезон Большой закрыл первым из четырёх национальных театров. Во многих смыслах.

Владимир Гридюшко, генеральный директор Большого театра Беларуси: «Это ни много ни мало 32 миллиарда рублей. Всего расходная часть – 100 миллиардов. Вот, считайте, субсидии государства. В Германии, к примеру, театры собственные доходы имеют от 13 до 20 процентов».

То есть оставшиеся 80% покрывает госбюджет. Это к вопросу о давней белорусской идее перевода гостеатров на самоокупаемость. Хорошо! Но… Идём в кассы, покупаем самый дешёвый билет на самый популярный спектакль (конечно, «Лебединое»): третий ряд, балкон, 50 тысяч рублей. А если исключить помощь страны, социальные обязательства…

Сто зелёных, американских… Много ли у нас сегодня таких, кто настолько сможет любить бессмертную купаловскую «Паўлінку»? Ответ ясен. Другое дело, когда на первой сцене Беларуси 22 мая разово выступил лондонский театр «Глобус» с подлинно шекспировским «Гамлетом». Там цена места уже зависела даже не от спроса.

Павел Поляков, генеральный директор Национального театра им. Янки Купалы: «Опять же: «Нет такой науки экономика, есть такая наука математика». Берёшь и считаешь. Если у нас заполняемость 92-93 процента, то 8 процентов – эти билеты просто аннулируются и уходят в никуда. Если этот товар (8%), сделать с 30% скидкой, то я считаю, это выгодно».

Итак, эксперимент: только в июле (спешите, 28 числа Купаловский закроет 94 сезон), кто берёт «квіток» за два дня, не раньше, до начала каждого спектакля, платит меньше. Те самые 30%. К слову, есть у репертуарных театров годичный норматив по количеству постановок: от 280 и выше. И это только на своей сцене. То есть стационарно. С января 2014 года в совокупный зачёт входит и заполняемость зала.

И тут из-за кулис понеслось. Мол, Большому проще: он фактический монополист в своих жанрах. Купаловский сейчас тоже, словно младенец с золотой ложечкой: год, как открыли после исторической реконструкции. Все хотят увидеть. Даже люди далёкие от театра. Для Горьковского планку установили на уровне 79%. Иначе за 81 сезон – он заканчивается 24 июля – придётся платить самим.

Эдуард Герасимович, директор Национального драмтеатра им. Максима Горького: «Я должен буду вернуть деньги в бюджет, которые мне дало государство на каждого зрителя. Обычно до мая идёт нормальный, активный сезон. Что случилось в этом году, я не знаю, понимаете! Уже с января пошёл некий спад, отток зрителя. На всё буквально».

Исключение составили комедии. Небывалый успех, например, у последней премьеры. «Проделки Ханумы» в среднем собирают до 95% зала. Но горе «горьковцам»: норматив считают тоже по среднему. Обратились с письмом в Минкульт: сократите, временно, показатель заполняемости. А мы уж постараемся вывести «формулу успеха». Что же тогда делать единственной национальной труппе за пределами Минского кольца?

Валерий Анисенко, директор Национального драмтеатра им. Якуба Коласа (Витебск): «Вучоны-сацыёлаг, маскоўскі, Генадзь Дадамян, ён зрабіў такія выкладкі, што горад прыкладна на 350 тысяч жыхароў вытрымлівае ну, прыкладна, 20 спектакляў. Жыццё сспектакля – 20 разоў… Усё, і далей, далей. Хоць мы называемся, што мы “ах!”. Ні “ах”! Трэба паглядзець на сваіх суседзяў. Польскі – магутны тэатр. А мы крыху застаяліся. Так, дык што рабіць».

Как выход, звать гостей! Сейчас на второй (исторически) сцене Беларуси парад гастролёров. В среду санкт-петербургский театр с говорящим названием «Искушение». Затем – пермский театр «У моста». Однако лишь чужим сыт не будешь. Вот взяли и устроили на «Славянском базаре» открытый показ «Макбета». Воздух репинской усадьбы Здравнево, в том числе, обеспечил аншлаг. Но от спектаклей для маленькой такой компании всё-таки не уйти. Даже Большому.

Владимир Гридюшко, генеральный директор Большого театра Беларуси: «Сегодня в репертуаре театра есть 76 спектаклей. Из них 45 сделаны за последние пять лет. Да, какие-то названия сохранились, но появились новые редакции. Национальная классика, казалось бы, да, шикарный спектакль «Седая легенда» или «Дзікае паляванне караля Стаха» – всегда есть проблемы с заполняемостью зала».

Действительно, репертуарный театр – наша гордость и достояние. Например, в России московскому Малому вообще убрали все показатели. Мол, здесь прибыль не главное. Классические афиши должны оставаться классическими. Возможно, национальные сцены Беларуси также стоит объявить заповедными. Не важно, смотрят «Оракула» по Андрею Макаёнку 360 либо 40 человек.

Эдуард Герасимович, директор Национального драмтеатра им. Максима Горького: «Такой парадокс: Петросян либо Тарковский? Понимаете, о чём речь идёт. Нельзя театр загонять в какое-то чисто коммерческое предприятие. Для этого у нас есть антреприза. Другая задача у государственного Национального академического театра».

Какой ужас! Театр хотят вписать в рынок. Да он без всякого Минкульта давно в него вписан! Жизнь сама диктует нам эти условия. Какие только «убойные» (во всех смыслах) комедии не значатся в репертуаре! Это разве не рынок? Да и сейчас, к сожалению, «верят» не так, как завещал Станиславский.

Где выход, там и вход! Ох, если бы было так просто. Уже не первый сезон критики всей Европы твердят: сейчас театры переживают драму, которая может перерасти… Один известный актёр как-то сказал: «Я не против шоу, когда оно по Бернарду Шоу».

Впрочем, спрос со стороны властей понятен. Только по госпрограмме «Театры Беларуси» на модернизацию учреждений освоены миллиарды рублей. Попробуйте найти такой пример у тех же соседей. Пусть не в маленькой Литве – хотя бы в Украине. Лишних денег на содержание балета нет и в Грузии. Приходится кружить за дополнительной прибылью по зарубежью.

Нина Ананиашвили, народная артистка Грузии и России: «Даже на моём юбилейном вечере максимальная цена была 80-100 лари. В долларах приблизительно 50-60. Это храм искусства, понимаете. Он не может быть самоокупаем. И это должен каждый человек понимать».

Не станут панацеей, уверены служители муз, и попечительские советы. Богатые дяди будут диктовать творцам, что делать! А так не принято. Да и гастроли за внебюджет сегодня могут позволить не все национальные. Декорации, зарплата – расходы никто не отменял. Как и социальную функцию театров. Конечно, место за полтора миллиона в Большом по карману. Кому-то, но не каждому. Сезон закрыт! Считайте следующий!


Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram