Мёдом намазано
На рынках в самом начале июня появилась не только первая белорусская клубника, но и первый, как утверждают продавцы, отечественный майский мёд.

Мировой рынок мёда – это около полутора миллионов тонн. Пятерка наиболее крупных производителей выглядит так: первое место занимает Китай, второе – Турция, третье – Украина, четвёртое – США, пятое – Аргентина. Беларусь на этом фоне выглядит скромно, производя лишь около полутора тысяч тонн настоящего меда. Так что средний белорус по статистике употребляет всего-то 300 граммов меда в год. И то с учётом импорта. А вот сахара – 40 килограммов. И пропорции, уверяют медики, неплохо бы поменять.

И пусть официальная и народная медицина веками спорят о лечебных свойствах меда, всё же как подсластитель мёд по своему составу всё же полезнее сахара.

Когда по земле ещё ходили динозавры, а человека не было в помине, пчёлы уже занимались своим обычным делом – производили мед. В их жизни за 150 миллионов лет мало что изменилось. Правда, с тех пор, как человечество узнало вкус мёда, собирать нектар этим, без сомнения, трудолюбивым насекомым приходится не только для себя.

Сегодня пищу богов мы намазываем на хлеб и едим ложками. Хотя, если хотите поберечь фигуру, злоупотреблять мёдом не стоит – всё-таки 80% углеводов.

Людям с диабетом, бронхиальной астмой и аллергией мёд пойдёт только во вред – может спровоцировать приступ. Всем остальным показан как вкусный десерт или, например, успокоительное средство на ночь – с молоком.

В отличие от традиционной, в народной медицине мёд предлагают в качестве противопростудного средства, при желудочных заболеваниях и других недугах. Говорят, помогает.

Какой мёд выбрать – дело вкуса, сезона и географии. Например, цветёт рапс – значит, пчёлы, жужжащие у полей, упакуют в соты монофлорный рапсовый мёд. А если отвезти улья на луга, получится смешанный, то есть полифлорный.

Но не всё то, что мёдом зовут, сделали пчёлы. Прежде чем покупать мёд, стоит запомнит названия растений-медоносов и узнать, где они растут.

Покупать мед «липовый» – не тот, что из липового цвета, а тот, что фальшивый – только деньги зря тратить. Кроме сахара и крахмала в нём чаще всего ничего нет. Чтобы не прогадать, просите у продавца документ с результатом экспертизы ветсанлаборатории. Кроме того, настоящий мёд наматывается на ложку ленточкой, а не течёт, как вода, да и пахнет мёдом, а не карамелью.

То, что медведи любят мёд, известно из сказок. Но так ли это на самом деле, телеканал ОНТ решил проверить, и поэтому корреспонденты приехали угостить бутербродами с мёдом питомца Минского зоопарка медведя Тристана.

Фольклор не обманывает – медведи действительно мёд любят. Впрочем, это понятно даже из названия животного. Когда-то у славян медведь именовался совсем по-другому, как – уже неизвестно. Но произносить всуе имя грозного зверя считалось опасным, а потому использовали словосочетание «мед ед», то есть поедающий мед.

Когда мы говорим о пчёлах, на ум, конечно же, приходит именно мёд. Но мало кто знает, что пчёлы производят более 10 полезных продуктов, в том числе пергу, маточное молочко, прополис. Но и это ещё не всё. Ни один сад не даст плодов, если рядом не будет пчёл.

И если не рассчитывать на диких шмелей и залётных пчёл из соседней деревни, а организовать пасеку прямо у поля или сада, то прибавку к привычному урожаю можно получить процентов в 30.

Казалось бы, при такой очевидной выгоде за пчеловодами-любителями – а именно на частников сейчас приходится около 80% всех пасек страны – должна стоять очередь из агрономов. Но нет. Правда, говорят чиновники, желающим получать мёд за счёт опыления государственных полей не отказывают.

Разумеется, выгода от кооперации аграриев и пчеловодов обоюдная. Одним – мёд, другим – урожай. Хотя, например, в США и многих странах Европы опыление полей – услуга платная. И владелец пасеки неплохо на этом зарабатывает. У нас – как договоришься. Среди чаяний отечественных пчеловодов – изменение правил игры, чтобы была возможность взять в аренду землю именно под пасеку, чётко соблюдались правила обработки полей химикатами – иначе погибнут пчёлы. А ещё – заинтересованность государственных структур этой сферой.

Тем не менее, до мёда руки тоже дойдут. Рано или поздно. Например, со временем всё же рассчитывают сделать так, чтобы на рынке присутствовал только качественный продукт.

Когда появятся финансы и необходимость вплотную заниматься пчеловодством на госуровне, тогда, видимо, Смиловичский колледж ожидают золотые времена. Это единственное место в Беларуси, где обучают по специальности «пчеловод». Правда, пока нового набора на дневное отделение не будет – сейчас в государственном секторе нет потребности в специалистах.

И хоть пока специалисты не нужны, база для обучения – солидная. Есть и преподаватели-практики, и своя учебная пасека. Так что тому, кто хочет учиться независимо от ситуации на трудовом рынке и, например, начать свою династию пчеловодов, есть куда податься.

«Это ж-ж-ж неспроста» – говорил герой одного мультфильма. Чем для него закончилось общение с пчёлами – помнят все. Винни-Пух даже не догадывался, что пчелиный укус, а точнее – яд пчёл, полезен для организма.

Апитерапи́я (от лат. apis «пчела») – общее название методов лечения различных заболеваний человека с применением живых пчёл, а также продуктов пчеловодства. В белорусских санаториях апитерапия – направление хоть и популярное, но практикуется далеко не во всех здравницах.

Ощущение не из приятных, но боль длится всего несколько секунд. И, если вы не аллергик, противопоказаний для такого лечения почти нет. Пчелиный яд быстро всасывается в кровь и действует как защита от инфекций.

Мало кто знает, но пчелиный яд – разрешённое допинг-средство. Как показали исследования, после апитерапии спортсмены добиваются на соревнованиях более высоких результатов.

Геннадий Сысой, директор санатория «Ружанский»: «Приезжала одна женщина с ревматоидным артритом в такой тяжёлой форме! После курса лечения приехала через год уже с дочкой и заявила, что благодаря нашему лечению она отказалась от приёма гормонов и себя намного лучше чувствует и даже в состоянии ухаживать за внуками. И не раз у нас случаи бывали, что люди приезжали специально, узнав из Интернета или других источников, что у нас есть апитерапия, целенаправленно приобретают путёвки».

Идею такого оздоровительного домика на ульях пчеловод Григорий Гурбо нашёл в Интернете. Делал для себя. Хотя, считает, такое сооружение было бы востребовано и как бизнес-проект. Под этим домиком живут около 700 тысяч пчёл. Если прислушаться, слышно, как они размеренно гудят. Специалисты называют этот звук пением пчёл. И это тоже терапия – звуковая. А если приложить руку к лежанке – чувствуется тепло, исходящее от ульёв. Так что даже в холодную и дождливую погоду в домике тепло и уютно.

Небольшое предприятие в Гродненском районе начало работать в прошлом году. Правильные пчёлы делают правильный мед, а люди – почти всю вообразимую продукцию из продуктов пчеловодства: от конфет до сувениров.

Ольга Гаврилик, директор предприятия по производству продуктов из мёда (д. Поречье, Гродненская область): «Наш Гродненский регион, Поречье, славится вересковыми полянами. Уникальность этого мёда в том, что его сложно добывать, сложно откачивать, он очень вязкий и тяжело выходит из сот. Наши пчеловоды – местные – и они обладают определёнными секретами».

Сейчас в Поречье разрабатывают технологию лекарственных кремов и безспиртовых спреев для лечения горла. Сырье своё – на предприятии пасека на 130 семей. Пчелиные домики постоянно кочуют по району. Ещё одна из новинок, которую хотят опробовать в этом году, – мёд из цветов голубики.

Так же путешествуют по районам пчёлы практически у всех пчеловодов, у кого нет собственного сада и кто хочет получить мёд определённого вида.

Даже если вы не любите мёд, это не значит, что вы можете обойтись без пчёл. Именно они опыляют, а значит, обеспечивают рост кормов для животных, поддерживают флору лесов и полей, так что не зря во всём мире учёные уже бьют тревогу. Число этих полезных насекомых сокращается. Например, в Китае выявлены районы, где пчёл вообще не осталось. Виной тому – химическая обработка сельхозугодий, загрязнение окружающей среды и появление новых болезней. Самое время вспомнить Альберта Эйнштейна: «Через четыре года, когда умрёт последняя пчела, с поверхности Земли исчезнет человечество». Наверняка, гениальный физик знал, что говорил, и, пока не поздно, об этом стоит задуматься не только пчеловодам.
Подробности – в видеосюжете нашего корреспондента

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram