Цвет ночи

Корпоратив по-белорусски. В конце декабря наступает то самое благословенное для клубов и ресторанов время, когда, пусть раз в год, но практически все отправляются в злачные места культурно отдохнуть.

Разумеется, если кошелек – и личный, и компании – позволяет. И всё это на фоне многочисленных скандалов и публикаций о качестве нашего сервиса. О невероятных дресс-кодах и фейсконтроле в последние месяцы писали как гламурные, так и аналитические издания. Так насколько же хороши заведения, причислившие себя к элитным, и кто эти люди, готовые доказывать, что принадлежат к избранной, «гламурной» среде?

В последнее время в сети появились не один и не два подобных ролика (см. видео – прим. ред.). Но теперь они не с привычной российской, а уже с белорусской пропиской. Полные то ли классовой ненависти, то ли болезненного опыта, то ли зависти, то ли реального «за страну обидно», такие ролики призывают за километр обходить дорогие развлекательные места Минска. И казалось бы, то ли кому-то не стоит быть ханжой, то ли что-то из этих слов на самом деле… правда.

Этим летом она арендовала для презентации своего нового альбома самый элитный и дорогой ночной клуб Минска. Зачем экономить? – уверена певица, если выходит он раз в семь лет. Альбом, конечно. Не клуб. Клубы и бары в Минске открываются куда чаще.

Ольга Барабанщикова, певица: «Наверное, потому что нужно пройти через все этапы, у нас такая первая ступенечка. Приход денег, какого-то шика, гламура. В Европе очень много клубов, конечно же, есть такие, тот же «Джимисо» в Монако, просто там немножечко другой уровень. Но у нас, тем не менее, это очень откровенно, очень явно, и зачастую просто неприятно находиться в этой всей атмосфере. Уже не будем упоминать одно конкретное место, где, на мой взгляд, просто какой-то такой одобренный... притон для иностранцев!»

Певица, спортсменка и просто красавица, повидавшая мир, говорит, что всё это пока не похоже на клубную культуру, зато похоже на историю из серии «дорвались» – это когда деньги на ночную жизнь есть, а воспитания ещё нет. Или когда проще ненавидеть так называемую ночную элиту, чем пойти, заработать и, если уж хочется, стать её частью. Ну, или когда денег нет, но очень хочется зарабатывать не работая.

Ольга Барабанщикова, певица: «В некоторых клубах, которые я упоминала, которые, на мой взгляд, как будто специально сделаны для иностранцев, мне прям до слез больно смотреть на девушек, которые готовы отдаться за бутылку пива, грубо говоря… Это, наверное, дело вкуса, когда говорят, что девушки должны быть одеты так: каблучищи…»

Иностранец: «С такими девушками мы часто встречаемся, если она видит, что ты иностранец, она начинает смотреть на тебя, как на доллар. Если ты ищешь здесь девушку для нормальных отношений, то ты заранее в проигрышной позиции. Когда я знакомлюсь, то девочки никогда не просят деньги, коктейли – да, но не деньги. Никто не говорил: «Я работаю за двести-триста долларов». Но все знают, в каком минском клубе можно найти таких девушек».

Этот человек из Турции. Он один из тех 30 с лишним тысяч иностранцев, которые в прошлом году приехали в Беларусь. Здесь у него бизнес. И это уже второй долгосрочный визит в нашу страну. Но в ночной жизни Минска за этот год, говорит, ничего не изменилось. Встречающиеся девушки по-прежнему не предлагают заплатить за себя сами, заказывают самую дорогую еду и напитки, никогда не интересуются суммой счёта, а в конце вечера даже не могут вспомнить имя спутника. Благо сейчас, спустя год, в его жизни наконец наметились серьёзные отношения… Но ведь на паспортном контроле в аэропорту многие иностранцы по-прежнему вряд ли назовут целью приезда секс-туризм, а потом другие иностранцы от такого не своего, навязанного огулом имиджа неизменно пострадают.

Иностранец: «Однажды ко мне приехал друг из Турции, он бизнесмен, и он захотел сходить в ночной клуб. В клубе на входе охранник прямо спросил, откуда он. Друг ответил, что из Турции. На что охранник сказал, что вход для турков запрещён. И знаете, если бы подобное произошло в Европе, то это было бы нарушением прав человека, а у охранника и у заведения были бы серьёзные проблемы».

Глава успешной IT-компании, доход которого позволяет отдыхать как угодно не только в Минске, но и в Москве, Лондоне или Нью-Йорке, по жизни предпочитает толстовки, джинсы и кеды. Его костюмы, сшитые на заказ в лучших ателье на Севил-Роу в Лондоне (такие костюмы считаются лучшими в мире), разбросаны по российским городам, где у Алексея постоянные переговоры. Тот, что сегодня взят с собой, стоит на порядок дешевле… Но проверять суровый белорусский дресс-код и фейсконтроль Алексей поедет в совсем другом виде.

Предполагая, что вряд ли куда-то пройдёт в джинсах, майке, кедах и толстовке, берёт с собой пиджак и туфли. По дороге выясняется, что Алексей не то что не против, а даже за дресс-код. Места должны быть разными и атмосфера в них тоже. Ведь никто не мешает пойти туда, где на «дресс» и «фейс» внимания не обращают.

Алексей Пальчунов, бизнесмен: «Я приехал в ресторан. Это был не клуб, а ресторан, и там уже были мои друзья, которые туда зашли, и меня не пустили – я был в кедах… Но я не расстроился, я позвонил друзьям, сказал, что меня не пускают, и мои друзья просто из солидарности встали и ушли, вот такая вот весёлая история».

Итак, наша первая точка – тот самый элитный закрытый клуб, в котором Ольга Барабанщикова презентовала свой новый альбом. Женщина на фейсконтроле ожидаемо отправляет Алексея переодеться. Минута на морозе. На майку надевается пиджак. Кеды меняются на туфли. Брюки ни во что не превращаются и остаются джинсами.

Ровно то же самое случилось с Алексеем на входе в ещё одно дорогое заведение Минска. Поэтому здесь мы даже не стали переодеваться. Пустили бы 100-процентно. А вот в третьем клубе Лешу даже удивили.

Алексей Пальчунов, бизнесмен: «Я с ними договорился, пришёл ещё один охранник и сказал, что я могу и так пройти: в кедах и в байке – ничего тут страшного нету. Ну, я думаю, может, потому что мы с ними общались нормально и я не пытался прорваться силой».

Позднее, когда мы приехали в это заведение уже официально, выяснилось, что Алексей очень точно угадал изюминку белорусского фейсконтроля. Главное здесь – не только хороший «дресс» и трезвый «фейс».

Андрей Михель, шоумен, профессиональный ведущий: «Наш фейсконтроль обусловлен тем, что люди приходят к нам отдыхать и не устраивать ни себе, ни другим проблем. Не напрягать. А согласитесь, по человеку видно, напряжённый он или нет. Когда человек пытается каким-то образом апеллировать своим статусом, количеством денег – это уже, наверное, первый признак того, что у него проблема, если он так хочет это афишировать».

Посещать белорусские клубы и бары можно с того же самого возраста, как и покупать алкоголь и сигареты – с 18 лет. Вопрос повышения этого возраста до 21 года в Беларуси периодически поднимается… и снова опускается. Тем временем за последние 17 лет потребление спиртных напитков на душу в Беларуси увеличилось почти вдвое. При всём при этом розничные продажи крепкого алкоголя и пива в прошлом году снизились на 6%. То есть культура питья, судя по всему, появляется. Только вот пьют ли от этого меньше? Тем более когда порция стоит куда дороже, чем вся бутылка в магазине…

Красивая одежда, такси, ром и виски рекой. На самом деле, подсчитать, во сколько обходится только одна такая гламурная ночь в самых элитных минских клубах завсегдатаям этих клубов, очень просто. Это притом что за ночь они могут сменить даже не два, а три и четыре подобных места. Понятно, что цифры будут приблизительные, но всё же попробуем посчитать.

Пример. Такси от дома до центра туда и обратно – 170 тысяч. Вход – от 0 до 100 тысяч. Мужчины платят больше – от 0 до 200. Коктейль, если по минимуму, то один – от 60 до 300 тысяч. Мужчины пьют больше. Предположим, два. Итого отдохнуть скромно в одном заведении с минимальной стоимостью коктейля можно за 330 тысяч. Коктейль дороже – итого 570 тысяч. Для мужчины – 490 тысяч и 970 тысяч соответственно. Если же отдыхать с размахом и посетить три дорогих клуба за ночь и в 3 раза увеличить количество коктейлей – сумма вырастает в несколько раз…

Вчерашней школьнице, а сегодня студентке первого курса одного из минских вузов 18 лет исполнилось всего пару месяцев назад. Говорит, ещё в Жодино много слышала и мечтала о минских клубах. На сегодняшний день из посещённых – уже три. В их числе и, как считает Ира, самый пафосный и гламурный. Попасть в него на самом деле оказалось не так уж и сложно…

Ирина Сафронова, студентка: «Кто-то нам даёт флаеры: в метро раздают эти флаеры, их найти несложно. Или, допустим, в Интернете есть множество разных групп, в которые можно записаться и пройти по списку бесплатно. А по поводу коктейлей мы особо не тратимся – студенты, денег немного. Ну, бывает, что кто-то угостит, например, в клубе…»

О том, что с угощениями нужно быть аккуратной, Ира знает. Но 100 тысяч рублей за коктейль для студента – непомерно дорого. При этом всё время сидеть в общежитии скучно, а дорого стоит, в общем, всё. В том числе и хорошо выглядеть. Платье одно, второе, третье. Сегодня в клуб девушка пойдёт в сапогах. Она, конечно, слышала о том, что есть места, куда вход в них запрещён, но… ведь впереди ещё столько времени. Целые годы.

О чём не знают не только мамы клабберов, но и сами клабберы, так это о том, почему наутро так жутко болит голова. Бармен одного из элитных заведений Минска согласился откровенничать за отдельную сумму в американских единицах. Оказывается, заказывая тот же виски с колой за 200 тысяч, ну никак нельзя быть уверенным, что там на самом деле он – это дорогой хороший виски!

Бармен: «На баре есть бутылки реального напитка, есть на баре виски, который нереальный, белорусский, он смешивается, подкрашивается – и делается достаточно красочный, насыщенный виски. Есть многие места за пределами Минска, где ты можешь приобрести достаточно дешёвый виски, также ты можешь на Украине это заказать, который сюда доставляется в канистрах. Если, скажем, у нас на баре должно быть 20 бутылок «Джека Дэниелса», который стоит миллион за бутылку, то у нас фактически будет 50 – остальное будет просто микс».

Конечно, при заказе чистого виски суррогатом его не подменишь. А вот если алкоголь этот смешан с колой или чем-то подобным, а ты при этом не сомелье и уже немного пьян, отличить опасную смесь становится почти невозможно. При этом разница в цене огромна. Бутылка хорошего алкоголя в минских барах и клубах и так обходится в среднем в три раза дороже, чем если купить его в супермаркете. Не говоря уже о дьюти-фри. Кстати, проверить подлинность принесённого в коктейле напитка можно. Но очень сложно. Делают это в Государственном комитете судебных экспертиз, если на проверку официально привезут партию конфискованного контрафактного алкоголя. Либо в спецлабораториях ликёроводочных заводов, куда простые смертные с бокалом просто не имеют доступа. А потому манипуляции барменов с подменой напитка практически недоказуемы.

Если вообще наливать вместо качественного виски и рома некий разбавленный микс, можно, оказывается, заработать целое состояние. Так, всего за 4 года работы барменом наш собеседник обзавёлся не только автомобилем класса люкс и двумя квартирами в Минске.

Бармен: «В знаменитых клубах Минска и не только Минска, того же Бреста и за пределами Беларуси это также нормально, это наш заработок… Если это хорошее шоу, концерт, серьёзный исполнитель, очень много людей, серьёзная тусовка, ты можешь спокойно долларов 300-400 заработать только на разнице в виски. То есть, не считая чаевые, ещё дополнительные вещи. Грубо говоря, 800-1000 долларов ты можешь легко в ночь заработать…»

Пока хороший алкоголь из отдельных минских клубов оседает в квартирах барменов, а клабберы задумываются, как же я так перепил, что отравился, заядлый тусовщик Артём уже почти готов к очередному выходу в свет. Говорит, что ходит в клубы для общения, настроения и полезных знакомств. Почти во все заведения Минска его пускают бесплатно. И в местной тусовке это означает серьёзный уровень. Обычно, чтобы до него добраться, нужны немалые деньги. Артём отделался хенд-мейдом и, можно сказать, лёгким испугом.

Как клубная жизнь стыкуется с его волонтёрской работой (Артём уже 7 лет помогает пристроить брошенных животных), объясняет просто: хочется показать, что ты в этом мире не пустое место. В общем, пуделю Черчиллю это и не важно. Важно, что с холодной улицы он сегодня попал в тёплый дом и вскоре, может быть, обретёт нового хозяина.

Артём Ключеня: «Я стараюсь с собой брать немного. Были такие случаи, что пришёл, залез в штаны утром посмотреть деньги, а денег вообще не осталось. Вся эта праздничная жизнь, конфитюр этот утомляет. Я как начал ходить в тренажёрку, бросил курить, бросил пить пиво – хочу встать на какую-то разумную политику жизни».

Пока окончательно поверить в собственную политическую программу Артём так и не смог. Ведь соскочить с этой острой иглы ночной жизни не проще, чем окончательно бросить пить или курить. И пока одни будут продолжать гневно осуждать таких, как он на форумах, другие – каждый за своим – всё равно пойдут в клуб. Пусть это и дорого. А за то, что дорого, всегда нужно платить. И иногда не только деньгами. Но кого это останавливало?

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram