Королева-лебедь мирового балета – на сцене Большого театра. Что таят подошвы пуантов Нины Ананиашвили?

Чем может удивить классическое «Лебединое»?! Несомненно, великой Одеттой-Одиллией. Такой в миром балете была и остаётся Нина Ананиашвили. Танцующая звезда вышла на сцену Большого театра. Даже на репетиции оркестр приветствовал народную артистку двух стран стоя. Она же, как всегда, ответила утончёнными и отточенными движениями в каждую ноту Чайковского.

В этой игре есть своя королева: Нино – в родной Грузии, Нина – во всём мире. Также маленькая балерина больших сцен оборачивается, когда слышит Одетта-Одиллия! У актрисы свои тайны партии. Одну сегодня открыла. Три действия, на ножке 36 размера – именные пуанты. «Ananiashvili» – тиснение, сделанное когда-то австралийским поклонником.

Нина Ананиашвили, народная артистка Грузии и России: «Не надоело ли мне танцевать "Лебединое озеро"? Вы знаете, я скажу, что нет! Потому что чем больше я танцую, тем больше я понимаю, что я его, может быть, танцую в последний раз. То есть каждый спектакль для меня, как история моей жизни».

Сколько же было таких па-де-де? Прима сама закрутилась. Лишь в Беларуси – третий раз. А ещё целые сезоны в Нью-Йорке, Копенгагене… На датской сцене Нина стала первой, так сказать, «русской лебедью». Её взлёт начался в 18 лет с 30 минут оваций на гастролях Большого театра Союза в Гамбурге.

«Век балерины – короткий…» И кто придумал такую глупость?! 33 года Ананиашвили на пуантах. Менялись сцены, партнёры… Воистину классическим до сих пор остаётся дуэт Нины и Андриса Лиепы. Этого «принца Советского», как говорили погружённые в «Лебединое» американцы.

В чьи руки отдаться – решала сама. Стоит сказать, вкус отменный. Принц – премьер Большого, сегодня единственный народный артист в нашей труппе. Но даже он в кулуарах склоняет голову перед этими метр 65 сантиметров. И, спрашивая, всегда начинает с имени-отчества: «Нина Гедевановна, позвольте!».

Игорь Артамонов, народный артист Беларуси: «Идеальная Одетта-Одиллия – это та, которая Одетта – это Одетта, а в третьем акте Одиллия – это Одиллия. Чтобы она отличалась не только цветом костюма, но и совершенно другим состоянием».

Два часа на репетицию – традиционно. Уже свободен кордебалет, опустела оркестровая яма… Нина продолжает движение. В белорусском Большом с недавних пор новая редакция «Лебединого». Первый акт короче, четвёртый чуть-чуть по-иному. Падать звезда не привыкла. Да и просто не умеет.

Николай Колядко, дирижёр Большого театра Беларуси: «Женская вариация из Питера! А в целом московская такая постановка. В принципе, Чайковский даёт возможность два варианта сделать».

С финалом трагическим, либо счастливым. С ним завтра Нина выйдет к публике. Билеты на это «Лебединое» разлетелись в сентябре. А уже через три дня королеву мирового балета ждут в Токио. В афишах – Одетта-Одиллия.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram