Захваченную под Берлином Orchestra передали в Минский музей гармони

Фонды единственного в Беларуси минского Музея гармони пополнились настоящим трофеем. Это инструмент, захваченный одним красноармейцем в 1945 году где-то под Берлином. Сыграть на ней можно, но и реставрация немецкой гармошке нужна.

Она прошла пол-Европы – от павшего Берлина. Остановилась почти на 70 лет в семье ветерана Победы. Он-то и решил: хватит этой гармони быть одинокой. Инструмент марки Orchestra пополнил необычный оркестр музея, выросшего ровно десять лет назад из частной коллекции.

Михаил Слизкий, коллекционер, хранитель Музея гармони: «Хранить в сухом прохладном месте и в футляре. А, вообще, конечно, гармонь так же, как скрипка, капризна».

Клавиши 1957 года – королевского стандарта. О чём надпись на корпусе. Вещица импортная. У гармоней из бывшего Союза чаще женские имена. Есть в мажорном ряду «Марічка» (сделано в Украине), «Беларусь» (выпускали в Молодечно), шуйская «Чайка». С этой, к слову, начинался музей. Сегодня – университетский.

Вячеслав Калацей, заведующий кафедрой этнологии и фольклора Белорусского университета культуры и искусств: «Даследчыкі, якія прыязжаюць на навуковыя канферэнцыі па фальклору, у абавязковым парадку імкнуцца наведаць музей. Студэнты педуніверсітэта неаднаразова бываюць і просяць інструменты пакарыстацца».

Попасть сюда с улицы сложно. Во-первых, без сопровождения не пустит вахтёр. Всё-таки учебный корпус. Во-вторых, площадь музея чуть больше десяти метров квадратных. Правда, энтузиаст Слизкий всегда готов открыть дверь. И даже сыграть. К слову, Михаил Иванович самостоятельно осваивал язык музыки. По диплому он переводчик.

Энгельс Дорошевич, профессор Белорусского университета культуры и искусств: «Гармонь настолько прижилась в Беларуси, естественно, не сегодня, а ещё в позапрошлом веке, мы вполне можем говорить о том, что это наша аутентичная музыка».

Самый долгоиграющий экспонат – так называемая петроградская трёхрядка. Собрана в 1902 году. Есть на полках гармонь-ровесница Революции, одногодка начала Второй мировой. Все раритеты – ручные. Что-то покупалось, что-то дарилось. До сих пор Слизкий объявляет в газетах: мол, ищу саратовские, «немки», «венки». Так гармошки делят по звуку.

Виталий Ращевский, гармонист, лауреат международных конкурсов: «Мы всё-таки тоже люди молодые и увлекались разной музыкой».

Виталий – студент третьего курса «кулька» (народное название единственного в стране университета культуры и искусств). Убеждён: до сих пор гармонист – первый парень и на деревне, и в городе. Да и в музее инструменты не пылятся. Своих «гранд-дам» Слизкий показывает на передвижных выставках. В том же Несвиже.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram