Белорусская калийная компания отныне будет с исключительно белорусским капиталом

Белорусская калийная компания отныне будет с исключительно белорусским капиталом

Сегодня по указу Президента создана Белорусская калийная компания с исключительно белорусским капиталом. От предшественницы её отличает не только форма собственности (раньше солигорские удобрения продавало закрытое акционерное общество, теперь это открытое акционерное общество), но и эксклюзивное право на продажу. Новый трейдер будет работать исключительно с белорусским калием.

В кадровой обойме новой компании – белорусские специалисты, которые трудились в старой, белорусско-российской БКК. Так что работать предстоит не с чистого листа, а по уже налаженным контактам и сбытовым каналам. Продолжит управление компанией недавно назначенная на эту должность Елена Кудрявец. Чтобы облегчить присутствие на международных рынках нашего сырья и для стабильной работы «Беларуськалия», с 1 сентября и до конца этого года указом Президента предусмотрена нулевая ставка вывозной таможенной пошлины на калийные удобрения.

Шаг навстречу «Беларуськалию» вполне объяснимый, предприятие именно государственное. И этим действием Беларусь ясно даёт понять, что условия ведения бизнеса по-российски и по-керимовски для официального Минска неприемлемы. Жёсткий человек с хорошим нюхом на бизнес и математическим складом ума. Так финансовые обозреватели характеризует Сулеймана Керимова – главного акционера «Уралкалия» и одного из фигурантов калийной тяжбы. «Купить подешевле, выждать и продать подороже» – примерно таков принцип ведения бизнеса Керимова. До лета 2013 года такая стратегия приносила олигарху планомерный и хороший доход. Но разрыв с «Беларуськалием» аукнулся бизнесмену уголовным делом и розыску по линии Интерпола. Впрочем, бизнес Керимова практически всегда сопровождался скандальным привкусом. Многие компании он приобретал или захватывал методом слияния или, вернее, поглощения. Самая известная схема – так называемое дело «Сильвинита».

Возведение первой калийной компании на просторах Советского Союза было таким масштабным, что его сравнивали с Магниткой и ДнепроГЭСом. В Соликамске, где базировался промышленный гигант, даже детям давали имена Сильвинит. Летом 2010 года Керимов получает доступ к контрольному пакету акций «Уралкалия» – выкупает акции у одного из совладельцев Дмитрия Рыболовлева. И это открывает ему дорогу к поглощению «Сильвинита», а капитал у компании в то время оценивался в $4,5 млрд. У Керимова в «Сильвините» была четверть всех акций. Основной пакет – 52% – контролировал бывший генеральный директор компании Пётр Кондрашёв, а ещё 8% акций принадлежали компании «Акрон». Вскоре Керимов начинает скупать акции «Сильвинита» через своих партнёров – Анатолия Скурова (20%) и Зелимхана Муцоева (24%). Вскоре всё готово для поглощения – полный контроль сразу над двумя предприятиями. Накануне Нового 2011 года «Сильвинита» просто не стало.

Гендиректор «Уралкалия» и человек Керимова Владислав Баумгертнер 2,5 года назад слукавил и умолчал, что не всем по душе пришлось такое слияние. Холдинг «Акрон» и ещё ряд акционеров «Сильвинита», чья доля не превышала 1%, проголосовали против сделки. При слиянии акции «Сильвинита» меняли на бумаги «Уралкалия», только вот цена для миноритарных акционеров была занижена вдвое. По сути, они потеряли трижды. Сначала на необъективной оценке акций, затем на большой разбежке при обмене подешевевших бумаг «Сильвинита» на бумаги «Уралкалия». И, наконец, привилегированные акции «Сильвинита» были практически неторгуемыми, а дивиденды по ним были меньше в шесть раз, чем у владельцев «Уралкалия».

Андрей Бунич, председатель Союза предпринимателей и арендаторов России: «В России есть люди, пострадавшие от деятельности Керимова, которые, может, просто боятся заявить. На них возбуждались уголовные дела и многим приходилось скрываться. Я знаю, что такие люди есть, они пока не хотят говорить, но с течением времени они могут тоже рассказать о его собственной практике ведения бизнеса».

Проблемы других акционеров не волновали Керимова, который, обладая контролем и над «Уралкалием», и над «Сильвинитом», мог перекладывать капитал из одной корзины в другую. А вот, например, компания «Акрон» потеряла прилично, и даже в суд подавала, требуя признать калийное слияние незаконным. Ведь её  8% акций в «Сильвините» превращались во всего лишь 2% в «Уралкалие», что грозило потерей места в совете директоров и возможностью влиять на работу компании. Но российский суд отклонил претензии «Акрона». Слияние или, правильнее сказать, поглощение состоялось. А через два года Керимов решился на операцию с «Беларуськалием».

Михаил Делягин, директор Института проблем глобализации (Россия): «Я думаю, что это были не рыночные действия и что Керимов либо был направлен частью российского либерального клана, может, подставлен. И то, что мы видели, просто провокация».

Подобных слияний, что называется, со вкусом 1990-х, на территории России достаточно много и сегодня. Частному бизнесу выгодно – государству не очень. От таких сделок россияне попросту устали.

Григорий Потехин, житель Смоленска: «Большинство россиян, я думаю, понимают, что это игры, это деньги, большие деньги, это желание захватить белорусскую промышленность, белорусскую добычу природных ресурсов… Наши олигархи захватили наши природные ресурсы – нефть, газ и уже руки свои притягивают, чтобы прибрать и белорусские ресурсы, хотя страна и менее богатая этими ресурсами, но, тем не менее, они работают на народ, на государство, потому что доходы идут в бюджет, а не олигархам».

На что теперь может рассчитывать Керимов? Ситуация для олигарха щекотливая. Он объявлен в международный розыск, неизвестно пока какую правовую оценку даст делу российская Генпрокуратура. А вот чего Керимову точно не светит, так это обогащения за счёт Белорусской калийной компании. Подписанные сегодня президентские указы в этом вопросе точно ставят точку.


Подробности – в видеосюжете нашего корреспондента

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram