14
мая 2017
Контуры
20:49
​Знамя победы
  

Все эфирные видеоматериалы в любое время доступны
на нашем YouTube-канале. Подписывайтесь, это абсолютно бесплатно!


О том, что было в 45-ом вспоминали на этой неделе в Москве. В пятницу там открылась выставка, посвящённая творчеству советского фотографа Евгения Халдея. Ретроспективу приурочили к 100-летию со дня его рождения.

Разумеется, главное на вернисаже – военные кадры. Тем и известен хроникёр ТАСС, что запечатлел войну от первого до последнего дня. А его фото «Знамя Победы над рейхстагом» является, пожалуй, одним из самых известных в истории XX века.

Тут нужно пояснить, что фотография водружения знамени и реальное водружение – это разные вещи. Поэтому те, кто прилежно учился в средней советской школе, могут найти несоответствие. На фотографии нет ни Егорова, ни Кантарии. Но есть дагестанец Абдулхаким Исмаилов, украинец Алексей Ковалёв и белорус Леонид Горичев. Во всех нюансах этой истории попыталась разобраться Светлана Карульская.

Конец апреля 2017. На полигоне в подмосковном Алабино – масштабная реконструкция событий 72-летней давности: Берлинской операции. У советских солдат впереди последний бой – штурм Рейхстага. И вот остатки немецкой армии сдают свои позиции. Над куполом «логова зверя» поднимается красное знамя: сначала одно, потом второе, третье, четвертое…

Бои за Рейхстаг начались 29 апреля 1945 года. На штурм шли девять дивизий. Сложность состояла в том, что безопасных подходов к зданию не удавалось найти – территория была открыта и полностью простреливалась. Поэтому, наши войска занимали Рейхстаг практически по комнатам, оставляя в каждой красные флажки и даже кусочки ткани, которые напоминали советское знамя. Но главной целью была именно крыша, купол Рейхстага. Первое красное знамя на нем появилось 30 апреля в 22 часа 40 минут.

Совсем скоро этот флаг был сбит. Как ранее писали историки, такая же участь постигла ещё три полотнища. Успешной тогда назвали лишь операцию сержанта Михаила Егорова и младшего сержанта Мелитона Кантарии. Уже сейчас, после того, как некоторые документы архива Министерства обороны России оказались доступны, вопрос стал дискуссионным.

Сергей Третьяк, заведующий отделом Новейшей истории Беларуси института истории НАН Беларуси: «Никому из корреспондентов не удалось запечатлеть вживую сам момент поднятия Знамени Победы. Ни даже сами штурмовые флажки, которые штурмовые группы втыкали в щели, где можно было. Так что все известные снимки знамени над Рейхстагом – это последующая постановка. Точно так же, как и кадры кинохроники водружения знамени».

История Кантарии и Егорова так бы и осталась канонической, если бы не одна фотография. Сегодня её знает каждый. Это кадр Евгения Халдея «Знамя Победы над Рейхстагом», сделанный 2 мая, впервые напечатанный 13-го – сегодня это главная иллюстрации победы Советского Союза в Великой Отечественной войне. За этой фотографией Халдей со своей «Лейкой» шёл более тысячи четырёхсот дней войны. Получив командировку в Берлин и задание снять советское знамя над Рейхстагом, он дал себе на это не больше трёх попыток. Столько флагов Халдей сам сделал из скатертей месткома фотохроники ТАСС. 

Анна Халдей, дочь Евгения Халдея: «Он пришёл к завхозу и попросил: ты не мог бы мне одолжить три скатерти, мне на время нужно. И за одну ночь он со своим другом Кишицером сшил три флага. Он сложил их гармошкой, вокруг талии обмотал. У него был кожаный реглан потрёпанный, который прошёл с ним всю войну. Его ждал транспорт, он прилетел. Это было в ночь с первого на второе мая, когда ещё Рейхстах горел».

Поверженный Берлин настолько впечатлил Халдея, что его «Лейка» щёлкала без остановки. Первый флаг, из тех, что он привёз с собой, остался на крыше Темпельгофского аэродрома. Второй был водружён на колеснице Бранденбургских ворот. И в этот же день третье знамя было установлено на крыше Рейхстага. Своих героев Халдей нашёл случайно.

Анна Халдей, дочь Евгения Халдея: «Он просто увидел ребят и сказал: «Пошли со мной. Хотите флаг?». Они говорят: «Конечно». Все они рванули. Были молодыми. Очень красивыми. Парень, который взял в руки, был самым боевым, он взгромоздился на этот постамент (их там четыре, они выше человеческого роста) – это был Алексей Ковалёв. Он киевлянин. Второй (в фуражке) – это Абдулхаким Исмаилов – дагестанец. И третий парень с автоматом. Это оказался белорус – Леонид Горычев».

О том, что на знаменитой фотографии вовсе не Егоров и Кантария, как принято было считать, стало известно только в 1995-ом году. Когда к 50-летию Победы было решено издать новый учебник по истории. Тогда сам Халдей подбирал негативы в фотохронике ТАСС. Оказалось, что не только герои фото, но и даже автор снимка указан в картотеке ошибочно. Халдею пришлось восстанавливать историческую справедливость.

Нина Кузнецова, заведующий отделом по работе с архивами и фотодокументами ТАСС: «Авторство установлено самим Халдеем, который, здесь даже написано, посещал фототеку 2 марта 1995 года. Вначале эта фотография была подписана другим автором. Знаете, война, неразбериха. Менялись тексты. Когда Халдей был в фототеке, он сказал, что это был его кадр. Мы сами поняли, что у нас ошибка, мы всё исправили уже на второе мая. И подписали троих бойцов, которые на самом деле помогали Халдею в постановке этого кадра».

Историю с фотографии хорошо знают и бережно хранят в семье Абдулхакима Исмаилова. Дагестанец до последних дней поддерживал связь с украинцем Алексеем Ковалёвым, а Ковалёв даже встречался с Халдеем. Когда их имена узнали во всём мире, Исмаилов получил звание Героя России. Он умер семь лет назад. А вот о белорусе Горичеве никакой подробной информации так и не появилось.

Следы Горичева мы стали искать в архиве Министерства обороны России. В ответ на запрос пришло письмо о том, что данных о белорусе с таким именем нет. Медаль «За взятие Берлина» получал другой Леонид. Только Горячев. И не белорус (сам Халдей писал, что его герой был минчанин), а тот уроженец деревни под Тверью. На родину после войны он не вернулся. И родных там уже нет. Следующим шагом был поиск Горичева через электронную базу данных военного архива «Подвиг народа». И там же на запрос «Леонид Горичев» – ноль документов. Если предположить, что Халдей что-то напутал, записывая, например, имя, то Горичева можно искать среди 300 однофамильцев, Горычева – среди 22, и Горячева – среди девяти тысяч. Хотя Анна Халдей утверждает, отец не мог ошибиться.

Анна Халдей, дочь Евгения Халдея: «У него всегда был блокнот. Он записывал все имена, все события».

Кстати, на корректировку исторической достоверности Халдей пошёл лишь однажды. И именно с фотографией «Знамя Победы». Цензура, рассматривая негатив, заметила, что на обеих руках одного из героев – Исмаилова – две пары часов. Халдею дали указание применить тогдашний «фотошоп»: выцарапать даже намек на возможное мародёрство.

Нина Кузнецова, заведующий отделом по работе с архивами и фотодокументами ТАСС: «Существует легенда, известная история с двумя часами у одного из бойцов – он стирал иголочкой».

Сейчас в архиве фотохроники ТАСС хранится лишь оригинальный негатив знаменитой фотографии. На нём реальное знамя, те же двое часов, и молодые, ещё живые солдаты: украинец, дагестанец и белорус. Пока не доказано обратное – остаётся верить только автору снимка. И ждать, что история, которая запечатлела это совсем юное лицо бойца, когда-то даст ответ на вопрос, что же случилось с человеком, которого лучший фронтовой фотограф называл минчанином Леонидом Горичевым.

Подробности – в видеосюжете нашего корреспондента


Тема: ВетераныДень ПобедыФотография
Корреспондент: Светлана Карульская
География: Москва