​Житьё или битьё?

366

На уходящей неделе МВД представило обновлённую концепцию законопроекта о предупреждении насилия в семье. Мы довольно часто говорим о семейных ценностях, но при этом (задумайтесь!) в милицию ежегодно поступает около 120 тысяч сообщений о домашнем насилии. И хотя в новом документе предлагают ввести понятия психологического, экономического и сексуального насилия (наряду с физическим) именно последнее явление, увы, – самое распространённое.

Вместе с героями сюжета мы попытались ответить на извечные вопросы: «Кто виноват?» и «Что делать?» в смертельно опасной семейной жизни.

Воспоминания о семейной жизни дочери у Натальи Владимировны убийственные. Годы брака, рассказывает женщина, запросто можно исчислять рёбрами, которые зять якобы постоянно ломал её Алесе…

Наталья Тарасевич, мать погибшей: «Он Алесю душил, бил. Или она его слишком любила, или что… я не понимаю!».

Мать не раз советовала дочери развестись с мужем, но Алеся даже не реагировала на подобные разговоры. А потом любовь закончилась, как и семейная жизнь, и жизнь в принципе…

В заключении о смерти: «переломы рёбер, разрывы селезёнки, печени». После гибели дочери Наталья переехала в дом сожителя. И нам поначалу рассказывала, что с партнёром и его племянником живут мирно…

Зятя Натальи посадили на 16 с половиной лет. Женщина считает, что это мало. Ведь, убив Алесю, муж дочери, по её словам, вынудил пенсионерку переехать к сожителю. Дескать, дом, который уже перестраивают новые владельцы, пришлось продать, чтобы оплатить похороны. Только вот для матери того самого зятя эта версия стала ударом.

Она не намерена оправдывать сына, но уверяет: не он был виноват, что жизнь этой семьи получила столько переломов, что не выстроишь заново.

Гардевич вспоминает, что примерно за полгода до трагедии Алеся вернулась к её сыну после очередной побывки у «первой любви». Юрий надеялся, что жена одумалась. В тот вечер невестка без мужа отправилась в кафе…

Вот так, накалённая ситуация под одной крышей погубила сразу две семьи. И уже бесполезно рассуждать, кто мог бы вмешаться, кто мог бы повлиять… В нашем обществе, пожалуй, толще бетонных стен та грань, когда к соседу, который орудует дрелью, мы обязательно зайдём и возмутимся, зато, услышав крики супругов из ближайшей квартиры, остановимся: «Сами разберутся!» К примеру, за этой дверью случилась уже не одна семейная драка с серьёзными последствиями.

На Елену Михайловну руку поднимает не муж, а родная дочь. Пенсионерка, которой через неделю 80, живёт, закрывшись на ключ в своей комнате и постоянно прислушивается, не приведёт ли дочка через балкон очередного, хоть бы, не агрессивного ухажера. Женщина уже настолько отчаялась, что даже перестала прятать ножи.

Дочь пенсионерку и бьёт, и выгоняет из квартиры, но когда речь заходит о суде, где, понятно, нужны её показания, Елена Михайловна, похоже, не готова свидетельствовать против своего ребёнка.

Сотрудники милиции не удивлены. Типичная ситуация: супруги или отцы и дети будут драться, скандалить, угрожать расправой, даже вызовут наряд, но вот заявление на родного человека многие так и не напишут.

Уже скоро ситуация может измениться. В нашей стране разработали концепцию закона о противодействии домашнему насилию. Когда он вступит в силу, для привлечения к ответственности семейного дебошира потерпевший не обязан будет писать заявление. Чтобы принять меры, хватит и устного подтверждения сотрудникам милиции. И такое новшество поможет защитить, в том числе, и минчанку Зинаиду Михайловну. Над пенсионеркой издевается дочь, но мать сначала пишет, а потом отказывается от показаний.

Теперь она живет ради беззащитного и единственного друга и надеется, что успеет увидеть, как дочь все же перестанет пить.

Несколько лет назад он, конечно, не думал, как закольцуется его жизнь… Маленькая дочка, жена, сам Владислав почти без выходных на двух работах, чтобы семья ни в чем не нуждалась. Когда супруга, по мнению мужчины, стала недостаточно времени уделять ребёнку, начал воспитывать… не дочь, а жену. На прямой вопрос отвечает лишь по касательной.

Владислав Казимов, осуждённый: «Мог дать пощечину… хотел, чтобы она была поближе к семье».

В день, когда их семейная жизнь разыграла роковую партию, жена, по словам Владислава, попросила забрать ее от подвыпивших друзей. Приехав, мужчине показалось, что супруга решила с ним разойтись.

Женщина выпала с пятого этажа. Погибла. Владислав уверяет: это был несчастный случай. А если бы в этой семье компромисс находили не после пощёчин?

За решёткой он уже три с лишним года, осталось ещё почти вчетверо больше. На воле Владислава ждут родители и ребёнок… Впрочем, дочерей… со страхом ждут и в этих двух минских квартирах. А вот Наталье Владимировне ждать уже больше некого…

Подробности – в видеосюжете нашего корреспондента

Комментарии 0

ico
Нет комментариев