​Засыхающая Европа

161

Мы решили изучить сами, как с природной аномалией справляются европейские аграрии. Дело не очень. Мягко говоря. Руководитель Брюссельского бюро ОНТ Руслан Поддубский отправился в небольшое путешествие по нескольким странам. Картина удручающая.

Вот так выглядит бельгийская земля в этом году: рассыпается в руках, как сухой порошок. На поле – пожухлые картофельные кусты, из которых беспощадное солнце забирает последнюю влагу.

200 гектаров картофеля и 60 гектаров лука. Четыре человека в штате и ещё четыре – это сезонные рабочие. Среднее по бельгийским меркам хозяйство. Владелец, Бруно де Фульф рассказывает, что такая жара в этих краях была лишь в 1976 году. Это был год настоящего бедствия на земле. И, похоже, ситуация повторяется.

100 миллиметров воды в месяц – это норма для бельгийского климата. Этим летом 20 было в июне, ноль в июле. И вот результат.

Бруно де Вульф, фермер (Бельгия): «Обычно мы получаем от 10 до 20 картофелин в одном клубне, в этот раз 6-7. Для нас это означает, что с этого поля мы получим на 30-40% урожая меньше, чем обычно. Более того, из тех картофелин, что я вижу, только две из пяти или семи подходящего размера (остальные слишком маленькие). Вот эта, например, меньше 40 миллиметров, она не подходит для промышленности по калибру, её цена – ноль!».

У Бруно, как и у других фермеров, жёсткие контракты с представителями индустрии. У него, к примеру записано, что он должен собрать 40 тонн картофеля с гектара. Бывало, конечно, и по 50, но точно не в этот раз.

Бруно де Вульф, фермер (Бельгия): «Если я не получу 40 тонн с гектара, а, к примеру, соберу 35, то чтобы выполнить контракт, пять тонн мне придётся за свои деньги докупать на рынке. Учитывая ситуацию, свободный картофель будет стоить в два-три раза дороже. Ну, вы понимаете, какой это год: я буду платить втридорога, чтобы выполнить контракт, чтобы потом продать себе в убыток».

Улыбчивый немецкий фермер Тони, кажется, не унывает никогда. Хотя даже кукурузу, которая никогда не требовала к себе внимания, этим летом он вынужден поливать с утра до вечера.

Их с отцом и братом хозяйство – это молочная ферма и поля. 250 гектаров арендованной земли: кукуруза, овёс и пшеница. Экономика простая: 1000 евро ежемесячная плата за гектар земли – всё, что из неё выжимают, остаётся в хозяйстве. Вот расчёт этого года по пшенице: минус 280 евро с гектара.

Тони Гойрден, фермер (Германия): «Обычно мы продавали свою пшеницу для хлеба, но в этот раз зерно не смогло налиться, как положено, мы рано его убрали, что бы оно вообще не осыпалось, и всё отвезли на элеватор. Мы вынуждены спасать даже кукурузу, отдавая по 800 -1000 евро в день на поливку. Это всё на корм нашим коровам, покупать корм придётся ещё дороже. О прибыли мы сейчас не думаем».

Молочной фермой заправляет Петер. Его главные мысли о том, как сохранить стадо. 350 коров, каждая из которых в среднем даёт 30 литров в сутки. Чтобы держать такую планку, их не просто нужно доить три раза в день, но и создавать естественные условия содержания. А жёлтая, засохшая трава на лугу в этом сезоне для коров выглядит неаппетитно.

Петер Гойрден, фермер (Германия): «Всё, в принципе, просто: меньше зелёной травы, значит меньше естественного корма, значит меньше молока. Мы решили не экономить на животных, тратимся на полив, на корма, но не хотим доводить до состояния, как некоторые наши коллеги с севера, у которых ситуация ещё хуже, они вынуждены избавляться от поголовья, потому что понимают, что кормить будет нечем».

Томас Кетеларс, управляющий небольшого заготовительного пункта подтверждает, что дефицит зерна ещё скажется на положении местных фермеров.

Томас Кетеларс, заготовитель зерна (Германия): «Да, пшеница в этом году не уродилась, собрали рано, в ней мало полезных веществ ,и большая часть пойдёт на корм скоту. Однако не надо думать, что оно станет дешевле. Дефицит естественных кормов приводит к тому, что спрос на кормовое зерно растёт, а значит, фермеру придётся опять платить».

Один миллиард 400 миллионов евро, в такую сумму лидер немецких фермеров Йоахим Руквид оценил потери аграриев в этом году. Он требует от властей ввести чрезвычайное положение и компенсировать убытки.

Ард Виссерс, один из руководителей фермы по выращиванию клубничной рассады, утро начинает со свежих газет, которые, впрочем, не обнадёживают новостями.

Его производство без воды не может в принципе, рассада настолько влаголюбивая, что поливать её приходится и днём, и ночью. 22 поливочных машины в такую жару работают на пределе возможностей, потребляя почти 3,5 тонны солярки в сутки. Энергозатраты выросли на 60%.

Единственный, кто не печалится от таких климатических аномалий, – это наёмные рабочие. Их труд в почти сорокоградусную жару, конечно, становится тяжелее, а значит, есть возможность повышать расценки на свои услуги и едва ли не единственным – заработать на земле в этом сезоне.

Единого общеевропейского решения помощи аграриям пока нет. Еврочиновники, конечно, выражают озабоченность, но при этом непрозрачно намекают: помощь засыхающим – дело рук самих засыхающих или их национальных правительств. А там, на местах, уже давно поняли простую истину: если не помогать своему фермеру, то очень быстро придётся помогать чужому.

Подробности – в видеосюжете нашего корреспондента

Корреспонденты:
Руслан Поддубский
Операторы:
Дмитрий Лац

Комментарии 0

ico
Нет комментариев