За вольность!

686

Во время Второй мировой для нашего народа сложилась в общем-то уникальная ситуация: в войну мы вступали дважды. И в привычном для советских историков 1941-м, и в 1939-м, когда в ряды Польской армии были призваны около 70 тысяч белорусов, которые плечом к плечу с поляками сражались с нацизмом. А потом словно канули в лету истории – говорить о них было не принято. И только в наши дни мы начинаем узнавать о неизвестных героях общей войны, и о борьбе, объединяющей два народа.

В селе Налибоки под Столбцами сразу мало кто скажет отчество Юльяновича. Зато все укажут, где живёт дед Иван. Скоро Чернецу 103 года – родился 10 апреля 1914-го, ещё до начала Первой мировой, с которой связаны первые воспоминания. 18 лет (с тех пор, как Западная Беларусь стала восточной окраиной Польши), не думал уже Ян, что под его «страхой» снова будет война.

Иван Чернец: «Хто падляжаў да арміі, дык гэтых мабілізавалі. А як жа ж  – вызывалі! Я меў грыжу, дык я не ваяваў, мне не прыйшлося».

Защищать польское государство призвали двоих братьев Чернеца. А вообще под ружьё встали свыше 70 тысяч белорусов. Они «были хорошими солдатами», – вспоминал позже генерал брони Владислав Андерс. Осенью 1939-го командир Новогрудской кавалерийской бригады, брошенной на оборону столицы. От той, старой Варшавы, к победному 1945-му осталось 15%.

Ян Энгельгард, директор филиала Музея независимости в Варшаве: «Считаю, это одна из самых интересных экспозиций, представленных в десятом павильоне нашей цитадели. Тем более, что она связана непосредственно с самим объектом. До войны здесь были казармы Войска Польского».

Спустя почти 80 лет в коридорах ровесницы Брестской крепости-героя – выставка о белорусах, чьи подвиги достойны памяти. Из-под Корелич в морскую пехоту попал Янка Брыль. Служил будущий народный писатель БССР в районе Гдыни. Этот порт самолёты Люфтваффе атаковали как раз-таки 1 сентября 1939. Основа проекта – частная коллекция фотографий, повесток, униформы.

Игорь Мельников, кандидат исторических наук: «Палавіны жаўнерскіх жэтонаў, якія былі знойдзены на тэрыторыі Беларусі: гэта і Слонім, і Баранавічы, і Берасце, і Горадня. Другая палавіна жэтона звычайна знаходзілася альбо ў штабе, альбо пры самім забітым».

Часть прошлого, которую историк Мельников называет «Западно-Белорусской Атлантидой» (по аналогии с мифическим островом-государством). Мол, наконец-то окончена война с памятью, де-юре необъявленная. Де-факто – молчание было тем самым знаком согласия по оба берега Западного Буга.

Конрад Павлик, Чрезвычайный и Полномочный Посол Польши в Беларуси: «До 1989 года эта тема считалась сложно-вежливой. И, в принципе, закрытой. Она открылась после перемен. Поэтому сейчас хороший момент, чтобы такие выставки показывать в Беларуси, в Польше. Общая память, общая история, хорошо, что мы это тоже делаем вместе».

Польша одной из первых признала независимость Беларуси. Четверть века назад (в марте 1992-го ) в Минске и Варшаве открылись посольства. Дипмиссии сегодня поддержали проект, представленный сразу в нашей столице и Бресте. О том, как крепость в сентябре 1939-го впервые противостояла захватчикам, в советскую эпоху не вспоминали, как и в целом о белорусах в Войске Польском.

Владимир Жминько, сын ветерана Второй мировой войны Ивана Жминько: «Он говорил, в районе двух недель они вели боевые действия. А потом попал в окружение. Немцы впереди, слева, справа, сзади. И ничего другого не оставалось. Это не то, что он единично – вся польская армия сдавалась. История есть история, её надо принимать реальной, действительной, а не рисовать».

В первые дни войны рядового Ивана Жминько бросают на оборону Варшавы. Из 280 человек пехотного полка в живых остались 18. Затем – немецкий плен, освобождение в 1945-м англичанами, возвращение в родную деревню под Брестом. Свою единственную награду участник Второй мировой получил в 90-х… от польского правительства. Отец (вспоминает Владимир) ходил на парады 9 мая, но стоял в стороне. О защитниках края – девять фильмов документального цикла ОНТ «Обратный отсчёт».

Владимир Бокун, руководитель проекта «Обратный отсчёт»: «Пад час адкрыцця гэтай выставы ў Варшаве было паказана два фільма “Зваротнага адліка”: “Варшаўскі рубеж” і “Монтэ-Касіна. Доўгі пуць дадому”. Гэта спроба знайсці пазітыўныя моманты, каб думаць аб нашых адносінах у будучым».

В 20-ю пехотную дивизию попали новобранцы Барановичского, Слонимского, Пружанского, Столбцовского и других поветов. В самой Польше эту дивизию неофициально называли «белорусской». «Железная», – напишут о ней в мемуарах уже генералы Вермахта. После того, как в неравном сражении под Млавой (это 120 километров на север от Варшавы) белорусы не отступили ни на шаг – все пали смертью храбрых. Это при том, что во Второй Речи Посполитой нередко настороженно относились к выходцам с востока. Мол, лояльны к «красным».

Анджей Котецки, историк (Польша): «Тех, кто служил в самых низких чинах Пинской флотилии, часто вербовали на службу из местного населения. И так жители Полесья попадали в Войско Польское».

В середине сентября 1939-го стало понятно: союзники не собираются помогать Варшаве. Польское правительсво бежало в Румынию, а утром 17 сентября части Красной Армии перешли советско-польскую границу – начался поход в Западную Беларусь. Последний бой германским захватчикам 5 октября в районе Люблина дала группа «Полесье».

«За вольнасць нашу і вашу» – под таким девизом веками бок о бок сражались белорусы и поляки. Осенью 1939-го часть бойцов войска оказалась в нацистских лагерях, остальные – в советских. Сколько «западников» (две, три, четыре тысячи) покоятся здесь – неизвестно. Сегодня урочище «Куропаты» стало межнациональным мемориалом памяти и скорби.

Вахтёр комендатуры НКВД БССР Сергей Захаров вспоминал: «...после присоединения Западной Белоруссии работы было много». До сих пор на территории этой Голгофы XX века находят пуговицы от обмундирования армии Второй Речи Посполитой. И по-прежнему есть силы, которые пытаются монополизировать и манипулировать памятью о жертвах репрессий. Знак польским офицерам (среди них были и этнические белорусы), расстрелянным в Минске, исчезал дважды.

Игорь Мельников, кандидат исторических наук: «Ёсць ужо жаданне ад музея Войска Польскага, і ад ІПН (Інстытута нацыянальнай памяці Польшчы) менавіта ўзяць гэтую выставу і прадставіць яе ў сябе. Зараз трымаю кнігу “Забытыя героі”, якая расказвае пра беларускіх “андэрсаўцах” і жаўнерах дысантнай брыгады».

После краха Второй Речи Посполитой около 10 тысяч наших земляков участвовали в польском движении сопротивления – и на Западе, и на Востоке. Сегодня на кладбище села Налибоки есть памятник тем, кто сражался «за вольнасць нашу i вашу » в рядах Армии Краёвой. Тем, кто сделал, по сути, первый шаг к победе над нацизмом. Теперь никто не забыт и ничто не забыто.