Условия и возможности

708

В отношениях между Беларусью и Татарстаном случались разные этапы. Однако Анна Пыж убеждена, что созидательное начало, которое заложено в природе наших людей, позволяет с оптимизмом смотреть вперёд.

 Дочка сказала “Папа, это резиденция посла Татарстана!

 А где табличка?

– Табличка есть! Восстановим и повесим!

Несколько квадратных метров – кусочек его родного Татарстана. Говорит, человек, у которого две родины – счастливчик. Ведь он всегда едет домой. Сначала Беларусь и Татарстан в жизни Ирека Сунгатулловича связали узы родственные, затем торгово-экономические. Просто однажды уже немолодого специалиста – давно переехавшего в Беларусь этнического татарина – настойчиво пригласили в Казань и сказали «кто, если не ты?».

Ирек Гафиятуллин, торгово-экономический представитель Татарстана в Беларуси: «Когда меня назначили, я за год проехал 36 предприятий. А в следующем году – 93. Всё, что создаётся (допустим, контракт, купля-продажа, экспорт, импорт) – это и есть человеческие отношения. Без этого не получается. В Беларуси и Татарстане руководители серьёзно это воспринимают. В 100 раз товарооборот вырос, а количество предприятий – с 11 до 126».

Это он однажды постучал в директорскую дверь Минского тракторного, а сейчас «беларусов» собирают в Елабуге и восемь тысяч машин бороздят татарстанские поля. Так же произошло с «Татнефтью». Гигант российской нефтехимии даёт Беларуси почти три сотни рабочих мест, открывая свои АЗС. И это, конечно, лишь некоторые примеры – его биографии и летописи белорусско-татарстанского сотрудничества.

Ирек Гафиятуллин, торгово-экономический представитель Татарстана в Беларуси: «Я думаю, любой человек, который бы ни пришёл, он будет продолжать, потому что ему жизни просто не дадут ни с той, ни с этой стороны. С Татарстаном всегда так будет».

Он смеётся, но как будто в подтверждение: первое, что делает президент Татарстана в Минске – встречается с диаспорой. К слову, в Беларуси живут 70 тысяч татар.

Вообще, Татарстан – богатейший край. Здесь больше семи десятилетий качают нефть и добывают газ. Здешние места когда-то называли «вторым Баку», но республика очень скоро обошла всемирно известный нефтяной центр. Ежегодная добыча превышает 30 миллионов тонн. Запас с учётом трудно добываемой нефти – почти 20 миллиардов. Казалось бы, самодостаточный регион…

Сергей Остапец, начальник главного управления внешнеэкономических связей концерна «Белнефтехим»: «Есть перечень товаров, который мы поставляем в Республику Татарстан. Как правило, это товары, которые являются сырьём для дальнейших переделов. Дублировать такие производства смысла не вижу. Потому что мы взаимную конкуренцию создаём и, естественно, это влияет и на объёмы реализации, и на цены. Поэтому кооперация, которая есть на сегодня, она оптимальна. Дублировать нет смысла – в рамках ЕАЭС».

Цены падают, а доходы предприятий концерна от сотрудничества с татарстанскими растут – за девять месяцев на 46%.

Азат Бикмурзин, генеральный директор предприятия «Нижнекамскнефтехим» (Россия): «Есть дальнейшие виды. Это связано, прежде всего, с производством у нас каучука – на следующий год будет значительный прирост».

Говорят, из ста белорусских шин 99 – из татарстанского синтетического каучука. Но президент предлагает не просто наращивать обороты (см. видео – прим.ред.).

Рустам Минниханов, президент Татарстана (Россия): «Мы готовы ещё построить четыре современные станции, “Татнефть” работает, поставляет нефть. Но сегодня мы уже должны смотреть в сторону более глубокой интеграции. Возможно, какие-то нефтехимические проекты. Нам интересно развитие нефтехимического блока. Тем более, у “Татнефти” есть шинное производство. Мы получаем компоненты для шин из Беларуси. Здесь нам нужна более глубокая взаимовыгодная интеграция. Мы наслышаны, что ваши нефтяники – профессионалы и имеют конкурентную цену по оказанию сервисов. Такое поручение мы дадим и будем привлекать белорусских коллег на сервисные процедуры».

К слову, Рустам Минниханов – ещё и председатель совета директоров «Татнефти». Его поручительство – половина успеха. Стороны привыкли делиться наработками. Беларусь, похоже, готова приоткрыть завесу тайны своих высокотехнологичных достижений. За каких-то десять лет в стране выросла отрасль, доход от которой в этом году приближается к миллиарду долларов. Да и Татарстан, судя по всему, не прочь ослабить зависимость бюджета от добычи углеводородов. Регион занимает первое место в российском рейтинге инвестиционного климата. А спутник Казани – Иннополис – называют городом, построенным так, как мечтают айтишники. Две тысячи там уже живут, ещё пять тысяч человек Иннополис готов принять. По задумке, он должен стать столицей российского IT-бизнеса. Правда, этот рынок России пока рассчитан на внутреннего заказчика, а значит, больше подвержен кризису. Беларусь же (страна небольшая) сразу ориентировала программистов на экспорт.

Валерий Цепкало, директор администрации Парка высоких технологий: «В связи с тем, что у нас рынки распределены по всему миру, эти кризисы чувствуются в гораздо меньшей степени, чем в той же Российской Федерации. Поэтому для них важны наши возможности и позиции, которые мы имеем на мировых рынках».

Так экономика знаний, которую сейчас строит Беларусь, становится полезной и за её пределами. Вообще, в этом году к нам приезжали 16 делегаций российских регионов. В компании друзей, конечно, не принято говорить о том, кто лучший, но отношения с Татарстаном, как говорили в кулуарах высоких встреч, на зависть многим.

Корреспонденты:
Анна Пыж
География:
Новости Минска