Православные христиане отмечают Радуницу

37

У православных христиан сегодня – День поминовения усопших. Ещё его называют Пасхой умерших. В нашей стране – это официальный выходной.

По свидетельствам этнографов, именно на нашей земле культ предков сохранился в уникальном виде, именно в Беларуси он очень силён. Многие считают девятый день после Воскресения Христова знаковым и обязательно посвящают его молитве и воспоминаниях о тех, кого сейчас нет рядом, но в сердце – всегда. 

Нина Давидовна рассказывает, что только Игорь не смог приехать из Москвы. С ним поговорила по телефону. И крепко сжала бронзовую руку величественно восседающего короля театра и кино – так попросил старший Ростиславович. Сегодня, да и каждый день, вдова вспоминает своего покойного супруга Ростислава Янковсково: тёплые слова, которые он произносил и все 66 с половиной лет на двоих, пронизанные любовью.

Тоскует по Ростиславу Ивановичу вся семья. Супруг, отец, дедушка – народного артиста СССР нет уже почти два года. Пересматривают спектакли и фильмы с его участием, говорят, помнят. На кладбище родные приезжают часто – о родителях забывать нельзя.

Для некоторых Радуница – это не только день поминовения, но и возможность снова побывать на малой родине. Неожиданная встреча школьных друзей – в деревне, которой уже давно нет на карте. Они не виделись больше тридцати лет. С тех самых пор, как родную Бесядь после аварии на Чернобыльской АЭС расселили.

Людмила Валькова, житель г.Бреста: «С одной стороны вроде бы радость, что приехали на родину, а с другой стороны печально, больно, сердце сжимается до такой степени, что просто не можешь говорить».
Ольга Ковзелева, житель г.Гомеля: «Всё напоминает здесь, каждая тропинка, кровью всё прочувствовано так, что невозможно это передать. Всё в сердце, всё в сердце».

В обычные дни попасть на местное кладбище сложно: территория закрытая, нужны спецпропуска. Исключение только на Радуницу. И то – ненадолго. Радиация в этом месте в несколько раз выше нормы.

Если не разводить костёр, пользоваться только привозной водой – никакой угрозы нет. Покинуть зону отчуждения необходимо до 17:00. Детей с собой не берут и за пределы мест захоронений не выезжают.

В зоне отчуждения – десятки кладбищ. И сегодня здесь побывали тысячи человек. Уже завтра – въезд снова закроют.

На кладбище возле деревни Шевино под Витебском люди приходят на экскурсию. На окраине погоста любители истории создали музей под открытым небом. На 20 квадратных метрах многовековая история погребальных обрядов кривичей. Если домовина и поминальные столбы с курганом – воссозданные объекты, то каменные кресты – настоящие. Их обнаружили здесь же на краю кладбища, тогда и родилась идея создать экспозицию.

А вот иная картина. Бурьян, мусор, нечитаемые надписи, к сожалению, такие могилы есть на любом кладбище. Только на столичных их более 20 тысяч. Про некоторые позабыли родственники, на другие – уже некому приходить. Часть из них ежегодно приводит в порядок силами спецкомбината. Только на кладбище в Колодищах  в этом году отремонтировали около тысячи захоронений.

Целые сектора безымянных холмиков вновь обретают имена. Их заносят в электронный реестр, его сейчас создаёт в Минске спецкомбинат. В списках уже около полумиллиона фамилий. 

Кроме этого, помнить помогают неравнодушные граждане. Волонтёры сами обходят кладбища, переписывают всю информацию, фотографируют захоронения и вносят данные в базу созданного ими сайта. Новыми именами она пополняется ежедневно. В перспективе может стать и республиканской.

Марина Толстик, начальник управления Министерства жилищно-коммунального хозяйства Беларуси: «Последние данные инвентаризации, проведённые в РБ, показывают, что сегодня уже насчитывается порядка 30 миллионов могил и десять тысяч захоронений. Мы хотим поддержать эту инициативу и рассмотреть в ближайшее время возможность передачи данных нашей инвентаризации для включения в единый реестр».

Если в Беларуси периодически сталкиваются с проблемой благоустройства могил, то, к примеру, в Украине – с нехваткой мест. Предложили закон, который предусматривает возможность захоронения людей в парках, скверах и на других земельных участках. Но это должны быть биопохороны: материалы, которые разлагаются в течение пяти лет. И никаких надгробий – лишь информационная табличка.

А как же память? Таким вопросом задаётся семья Китаевых. Дети приходят чуть ли не каждый месяц. Могилка Митрофана и Александры Китаевых всегда ухожена. Они прошли войну: Митрофан был танкистом, работал в секретной части – целый год в Берлине. Партизанкой Александра в отряде была зубным врачом.

У Китаевой было шесть сестёр и один брат. Осталась самая младшая – Мария. Родилась перед самой войной.

На могилу Китаевы приходят не только на Радуницу. Обязательно и 9 мая. Хотя, тёплые воспоминая и благодарность за победу и мир они хранят каждый день. И обещание: помнить, пока живы.

Комментарии 0

ico
Нет комментариев