Выборы президента в Молдове: как влияют на внутреннюю политику страны Москва и Брюссель

Выборы президента в Молдове: как влияют на внутреннюю политику страны Москва и Брюссель

В первый день ноября, это уже совсем скоро, президента выберет Молдова. Политическая жизнь в некогда цветущей республике всегда была насыщенной. Даже с переизбытком. Пять президентов за время независимости, ещё три исполняли обязанности. 14 премьер-министров за это же время. И без того небольшую страну политики делили, словно стервятники. И протесты были, и палаточные городки. Майя Санду и Игорь Додон – вот главные соперники на выборах.


И всё дело здесь в геополитических предпочтениях – одни тянут страну в Евросоюз (официальный Брюссель вроде как не против, да только остальные страны ЕС сомневаются – ведь содержать Молдову придётся именно им). С другой стороны электорату предлагают будущее в виде восточного вектора и союза Евразийского. 

Нельзя сказать, что предвыборная ситуация в Молдове – тема №1 в европейской повестке. Вторая волна коронавируса просто затмевает собой все остальные новости, рост заражений в большинстве стран ЕС просто взрывной, превышающий все мыслимые прогнозы, плюс обстановка в Нагорном Карабахе, отношения с Турцией, но это, конечно, вовсе не значит, что Евросоюз оставил без внимания политический расклад сил в Кишинёве – на этом направлении идёт достаточно активная работа.

Несмотря на то, что политологи не отмечают геополитического противостояния внутри страны между Востоком и Западом, такого, как это было даже пять лет назад, факторы Москвы и Брюсселя серьёзно влияют на внутреннюю политику Молдовы. Из шести кандидатов в президенты фаворитами действительно называют двоих – это действующий Президент Игорь Додон и экс-премьер-министр Майя Санду. Додон выступает за тесные отношения с Приднестровьем и Москвой, Санду – за объединение с Румынией и вхождение в ЕС. 

48-летняя Майя Санду не первый раз баллотируется на высший пост в стране. Она училась госуправлению в Гарварде, была министром образования, возглавляла правительство. Её обвиняли в связях с западными и американскими фондами, лоббировании коммерческих интересов представителей крупного бизнеса, активной поддержке сексуальных меньшинств. Её оппоненты утверждают, что ярким маркером её внешней поддержки является поведение сети Facebook на территории страны. Все публикации, касающиеся Майи Санду и представляющие её в выгодном свете, размещаются без всяких проблем и активно продвигаются. Вся негативная же информация о ней тут же блокируется, в отличие от подобных материалов, касающихся других политиков. Но, пожалуй, самым заметным жестом её прозападной поддержки стало выступление Дональда Туска. Экс-глава Евросовета, возглавив в конце прошлого года Европейскую народную партию, крупнейшую транснациональную партию ЕС, записал послание на румынском языке, в котором открыто поддерживает одного кандидата.  

Дональд Туск, председатель Европейской народной партии: «Когда меня спрашивают в Европе, стоит ли поддерживать Молдову, я тут же говорю: "Да". А когда задают вопрос, кто способен привести Молдову к успеху, я немедленно отвечаю: "Майя Санду"».

Грубое вмешательство во внутренние дела республики, внешнее давление – реакция в политической среде Молдовы на такую агитацию была разная, но в итоге МИД страны так и не сделал соответствующих заявлений. Дело в том, что официально молдавское внешнеполитическое ведомство называется Министерство иностранных дел и европейской интеграции, то есть такую прямолинейную поддержку влиятельного европолитика там, очевидно, расценили, как верный ход в западном направлении. Кишинёву всегда намекали на возможное членство в ЕС, запустили безвизовый режим, 4 года назад одобрили соглашение об ассоциации с Евросоюзом. Этот документ должен был снять торговые барьеры и помочь молдавскому бизнесу выйти на европейские рынки. Ведь даже до подписания 45% товарооборота Молдовы приходилось на страны ЕС. 

Юрий Мунтян, заместитель министра экономики Молдовы (2008-2009): «Соглашение есть, но при этом ничего не меняется. И не изменится, несмотря на тысячу декларации в пользу интеграций, до тех пор, пока партия власти и оппозиция не озаботятся прочтением этого соглашения». 

Депутат парламента и бывший заместитель министра экономики Молдовы Юрий Мунтян говорит о том, что соглашение с ЕС открыло молдавский рынок для европейских товаров, но не наоборот. Дело в том, что, несмотря на имеющийся документ, полноценно он может заработать только когда Кишинёв переймёт всю нормативную базу ЕС. Это непростой и небыстрый путь, для которого необходима слаженная работа правительства, отсутствие политических противоречий и кризисов, повышение управляемости и снижение коррупции, то есть стабильность системы. Пока же сохраняется отрицательно сальдо торговли, растут макроэкономические риски, почти на 4% упал ВВП, из страны продолжает уезжать рабочая сила. Эксперты прогнозируют очередные народные волнения из-за падения уровня жизни.  

4 года с момента подписания соглашения с ЕС – хороший срок, чтобы проверить его эффективность, а раз документ не работает, приходят к выводу наблюдатели, он остаётся политическим проектом прозападных сил и кандидатов. 

Поэтому Майю Санду, главного оппонента Игоря Додона, и сегодня упрекают в продолжении бесперспективной проевропейской политики, называя призывы во что бы то ни стало отойти на Запад ни чем иным, как попытку ещё дальше увести Кишинёв от влияния с Востока, то есть от России.

Надо сказать, что грядущие выборы в Молдове для России пока не являются темой номер один. Москва сейчас больше озабочена ситуацией в Беларуси, в Закавказье и в Кыргызстане. Т.е. в тех странах, с кем она имеет общие границы и входит в интеграционные объединения. Хотя от результатов президентских выборов зависит дальнейшее участие Кишинева, например, в Евразийском экономическом союзе. Молдова имеет статус наблюдателя, но пока на площадке ЕАЭС она не очень активна. Усиление роли Кишинева в дальнейшем эксперты, конечно, связывают с действующим президентом Игорем Додоном. Он и сам всячески демонстрирует заинтересованность в расширении и углублении отношений с Россией. Сама же официальная Москва ни об одном из претендентов на высший пост в Молдове никак публично не высказывается. Вероятно, здесь опасаются вечной претензии во вмешательстве, не хотят обсуждать неизменно поднимающийся в острые моменты вопрос Приднестровья, где до сих пор расположена российская военная база, ну, и в общем, чтобы не накачивать электорат, который в парадигме «Запад – Восток», по соцопросам, сейчас в Молдове разделился примерно поровну.

Есть еще один факт, с которым сталкиваешься в Москве, начиная изучать молдавский интерес на восточном векторе. За последние пять шесть-лет в России практически не осталось экспертов, которые имели бы возможность наблюдать за политическими процессами в Молдове не только извне, но и внутри страны. Те, кто делал это раньше, был глубоко погружен в вопрос, давал советы и, наверное, критиковал, сейчас все в Кишиневе персоны нон-грата. Ну, навскидку: политологи Алексей Мартынов, Константин Симонов, Василий Каширин, запрет у многих журналистов. И действующий президент, несмотря на свою явную лояльность к России, этих ограничений так и не отменил. Мы встретились с одним из попавших в стоп-лист. Армену Гаспаряну закрыли въезд в Молдову еще при прежнем президенте Николае Тимофти, пять лет назад, когда страна сделала явный разворот на Запад. Статус персоны нон-грата закончился в начале этого года, и администрация действующего президента даже была намерена пригласить Гаспаряна для политического консультирования в преддверие выборов. Но помешал коронавирус. Сейчас аналитик говорит, что и сам бы не поехал. Вне зависимости от результатов выборов в Молдове будет «дискотека». Так Гаспарян называет уличные беспорядки и уверен, что в Кишиневе для них все готово.

Армен Гаспарян, политический аналитик: «В случае с Молдовой она уже анонсирована. Майя Санду сказала: либо я выигрываю выборы, либо я вывожу людей на улицу. Т.е. мы понимаем степень доверия к собственной выборной системе. Надо сказать, что для Молдовы это явление абсолютно нормальное. Там редкая кампания ограничивается исключительно выборными технологиями, а, как правило, это сначала масштабные публикации компроматов, подкуп избирателей, подпольные типографии, видео с девушками с низкой социальной ответственностью и потом уже на посошок все выходят на улицу. Там было так, есть и, судя по всему, будет и в этот раз. По крайней мере, те видео, которые я вижу в ежедневном формате из Молдовы, это уже, по сути дела, генеральный прогон будущей "концертной программы"». 

Майя Санду – это основной конкурент действующего президента Молдовы. О ее поддержке уже открыто заявили представители некоторых западных стран. Но судя по графику общения Москвы и Кишинева, симпатии Кремля все-таки на стороне Игоря Додона. Он частый гость в России. Последний раз был в Москве в июне, на параде Победы. В конце сентября общался с Путиным по телефону. Россия обещала Молдове предоставить кредит в 200 миллионов евро. Кроме того, здесь очень большая часть пророссийски настроенного электората – около трехсот тысяч молдавских трудовых мигрантов. Чтобы получить их голоса, впервые Молдова открывает в России не один, а 17 избирательных участков. 

Надо отметить, что на исход выборов может повлиять и падение экономики Молдовы. Например, ущерб от пандемии оценивается минимум в триста миллионов евро, безработица выросла в три раза. Как раз частично компенсировать убытки (об этом в предвыборных речах говорят пророссийские силы), мог бы кредит из Москвы. Деньгам, кстати, уже нашли применение: это создание рабочих мест для вернувшихся на родину гастарбайтеров, а также на выплату пособий безработным.

Ухудшение экономической ситуации в стране, так считают российские эксперты, выгодно именно противникам Игоря Додона. Как и в случае с Беларусью, на действующую власть хотят повесить не только внутренние проблемы, но и последствия мирового кризиса. А обнищавший человек, как показывает практика, при грамотной работе политтехнологов достаточно легко переходит на сторону оппозиции. В Кишиневе уже появились белые ленточки. Ожидаемое гражданское противостояние обещает Молдове новый политический кризис. Отчасти оппозиция уже начинает готовить общественное мнение к тому, что именно на участках, открытых в России, якобы готовятся масштабные фальсификации. 

 

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram