Ввоз запрещён: Россельхознадзор ограничил поставки продукции двадцати отечественных предприятий. В чём обвиняют белорусские заводы?

640

Закрытая территория – именно так можно назвать ситуацию, в которой оказались одиннадцать молокоперерабатывающих предприятий, семь мясокомбинатов и две птицефабрики из Беларуси. Продажи для них на традиционном российском рынке запрещены решением Россельхознадзора. Минсельхозпрод ждёт от партнёров объяснений и уверен: требования к отечественной продукции завышенные, а претензии ничем не обоснованы. Ни один из зарубежных потребителей (кроме России Беларусь продаёт продукты ещё в 58 стран) претензий к качеству не имеет.

Элитный сыр Берёзовский комбинат выпускает специально для гурманов. Сорт «Монарх» с большими дырками зреет почти год, продавать его намеревались в московские рестораны, но рынок соседей (на него приходилось 80%) внезапно закрылся. Официальная причина – ошибка в документах. Уже четыре месяца из Берёзы безрезультатно пытаются достучаться до российских чиновников.

Владимир Попеня, директор Берёзовского сыродельного комбината: «В более десяти стран мы поставляем молочную продукцию: это Голландия, Польша, Германия, Казахстан, Молдова, Украина, Азербайджан…».

Качество подтверждает международный сертификат, который открывает для торговли рынок Евросоюза. Для этого необходимо иметь у себя современную лабораторию для диагностики качества как сырья, так и готовой продукции. Экспресс-анализ позволяет выявить в молоке все группы антибиотиков.

Галина Токинова, начальник производственной лаборатории Берёзовского сыродельного комбината: «Этот аппарат на данный момент – самый чувствительный. Работает на примере микроскопа: он считает клеточки, окрашивает и через пару минут выдаёт результат. Поэтому мы уверены, что молоко безопасно».

Россию отечественный молочник называет «клондайком». Это премиальный рынок: он близко, он огромен и даёт хорошую рентабельность. Покупатели же за белорусскую «молочку» голосуют рублём. Наши соседи давно оценили натуральный вкус и качество, которое подтверждают те самые советские (строгие и бескомпромиссные) – ГОСТы (см.видео – прим.ред.).

За «белорусское» платят не только рублём. «Корзина валют» богата и разнообразна – в ней и рубли, и евро, и гривны.

Отечественные производители за последние годы выстроили товаропроводящую сеть, которая охватывает и весьма отдалённые точки мира. Азербайджан от Беларуси отделяют более 2 тысяч километров, но жители Баку всегда с нетерпением ожидают свежих поставок белорусских сыров, ряженки и творога.

Раньше бы об этом сказали: заслужили «всесоюзное» признание и пошли дальше. Недавно 34 белорусских предприятия получили право поставлять молочную продукцию на огромный рынок Китая. И даже арабов слава белорусских продуктов до Минска довела. Специалисты из Объединённых Арабских Эмиратов приехали помочь почти сорока предприятиям сертифицировать свою продукцию по стандарту «халяль». А он вне мусульманского мира давно синоним экологически чистых продуктов.

И такой репутацией Беларусь дорожит – ведь зарабатывали её десятилетия. Тем не менее сегодня вход на российский рынок закрыт для одиннадцати молокоперерабатывающих предприятий, семи по переработке мяса и двум птицефабрикам. И ни одно, заявляют белорусские специалисты, не закрыто из-за качества продукции. Доходит до смешного: белорусские бренды подделывают, а Россельхознадзор вместо того, чтобы писать жалобы в полицию, шлёт «письма счастья» белорусским предприятиям. Так закрыли «Щучинский маслосырзавод». Апогеем стало недавнее интервью главы Россельхознадзора.

Сергей Данкверт, руководитель Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору России (Россельхознадзор): «Наши белорусские коллеги не могут выпускать продукцию с нормальным содержанием белков и в силу, наверное, определённой жадности начинают «химичить». Согласно нашему исследованию, более 40% проб питьевого молока из Белоруссии показало наличие сухого молока».

Такие претензии белорусский Минсельхозпрод, мягко говоря, удивляет. Мало того, что методики, применяемой специалистами Данкверта, нет ни в одном стандарте, выяснилось, что она может давать ложно-положительный результат. Вот в Минске и недоумевают, мол, неужели, страна, поставляющая на экспорт 60% своего молока и 30% мяса, стала бы так «подставляться»?

Игорь Брыло, заместитель министра сельского хозяйства и продовольствия Беларуси: «Порядка 15 миллионов долларов наши предприятия с начала года затратили только на поиск антибиотиков в нашей продукции. И говорить о том, что в РБ не существует лабораторного контроля, некорректно и непрофессионально. Наши требования не просто не уступают, они жёстче, чем в других странах мира. Мы сегодня поставляем в 58 стран мира и у нас, кроме РФ, нет ни одной претензии».

Сергей Данкверт, руководитель Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору России (Россельхознадзор): «Непринятие мер ведёт к тому, что поставки продукции из Белоруссии увеличиваются и увеличиваются такими темпами, которыми не увеличивается производство. Конкурировать с продукцией из Белоруссии сложно – она дешевле, во многом за счёт того, что она сфальсифицированная. Конечно, печень и почки выдерживают достаточно долго, можно какое-то время “не заморачиваться”. Это же не мышьяка сразу выпил, это же молока попил фальсифицированного, ничего страшного».

Обидно. Но играть на нервах проще, чем цифрами. Белорусские предприятия вторят одно другому: поставки на экспорт соизмеримы с мощностями и «химичить» (как выражаются коллеги) просто нет смысла.

Александр Куцко, первый заместитель директора департамента ветеринарного и продовольственного надзора Минсельхозпрода Беларуси: «Мы глубоко убеждены, что сегодня меры ветеринарно-санитарного регулирования, они утверждены, этих мер достаточно было бы, если бы все государства соблюдали эти требования. Какого-то нового режима вводить, по крайней мере на данном этапе, мы не считаем целесообразным».

Кстати, белорусское посольство в Москве часто презентует экспортный потенциал страны и отдельных областей. Наибольшей популярностью традиционно пользуются белорусские продукты или, как говорят, «прысмаки». Среди приглашённых – люди со статусом и хорошим вкусом: чиновники, дипломаты, бизнесмены. Хотя по логике Сергея Данкверта – это чуть ли не самоубийцы, которые добровольно и, как видно, с удовольствием проверяют на прочность свои почки и печень.

Интересно, как Россельхознадзор, яростно критикуя соседей, оценивает ситуацию с молоком на собственном поле? Оказывается, как раз здесь россиян и подстерегает больше всего опасностей – фальсификат на каждом шагу.

Николай Власов, заместитель руководителя Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору России (Россельхознадзор): «Взяли коров и нашли много заражений. 37 процентов заражены вирусом лейкоза. Приехал молоковоз, выявили антибиотики, отправили машину. Она куда едет? Выливать молоко? Нет. Она едет на другой завод. По высокожирной продукции мы фиксируем 65% фальсификата на рынке. Роспотребнадзор – 6%».

Как видно, эта оценка заместителя Сергея Данкверта резко контрастирует с данными другого российского надзорного органа – Роспотребнадзора. Цифры отличаются на порядок. Дело в том, что функции этих ведомств во многом пересекаются. Кто должен следить за безопасностью и оценивать качество, скажем, сметаны – не ясно. По сути, отмечают специалисты, идёт борьба за сферы влияния двух «надзоров», каждый тянет одеяло на себя. В чём Россельхознадзор преуспел, так это в скорости реакции на политические события. Конфликт России с каким-либо государством практически гарантированно портит качество продукции из этой страны – турецкого мяса птицы, грузинской минеральной воды, молдавского вина, прибалтийских шпрот, украинских конфет и, конечно, белорусского молока, в котором, как шутят, в конце года часто появляется привкус газа.

Николай Шерстнёв, председатель Витебского облисполкома: «Есть лаборатории: контроль на входе, контроль на выходе продукции. И говорить о каком то сомнительном качестве, наверное, это уже неэтично… Наша продукция, возможно, где-то сегодня мешает. Она конкурентоспособна, она пользуется спросом. Сегодня по отдельным видам продукции перепроизводство. Идёт борьба. Насколько чистая эта борьба, насколько она честная – об этом уже судить потребителям, которые зачастую и страдают в этой борьбе».

Дмитрий Шевцов, депутат Палаты Представителей Национального собрания Беларуси: «Здесь прослеживается политико-экономический аспект. Сейчас мы говорим, что политики без экономики быть не может. Те санкции, что были введены против РФ, они не могут не сказаться на перепрофилировании собственного рынка – они хотят подтянуть свою промышленность, своё сельское хозяйство до определённого качественного уровня, поэтому такие барьеры, которые ставятся на пути нашей мясомолочной продукции, они были ожидаемы. Мы говорим о том, что качество нашей продукции очень высоко, об этом говорят не только в РФ, но и другие страны. Ни из каких стран нет такого предвзятого отношения, которое иногда возникает с РФ».

Политика ли это – то есть желание «надавить» на партнёра накануне важного события и сделать его более сговорчивым: к подписанию готовится общий Таможенный кодекс Евразийского союза, по которому у сторон было много споров. Или экономическое лобби – так вопреки честной конкуренции и желаниям потребителей освобождаются полки для своих. В чём причина столь ревностного отношения к белорусской продукции, Москва должна разобраться сама, Минску же важнее как можно скорее уладить разногласия, а на будущее выработать меры, чтобы подобных ситуаций не возникало. Ведь уже устали доказывать и оправдываться.

Игорь Брыло, заместитель министра сельского хозяйства и продовольствия Беларуси: «Если меры и претензии предъявлены обоснованно – мы работаем над каждой претензией, но когда к нам предъявлены претензии, которые вообще не соответствуют никакому здравому смыслу, то извините, я тогда не понимаю этих взаимоотношений!».