«Вторжение» Фёдора Бондарчука: когда людей заменит искусственный интеллект? Интервью ОНТ

131
«Вторжение» Фёдора Бондарчука: когда людей заменит искусственный интеллект? Интервью ОНТ

Гость программы «Марков. Ничего личного» – Фёдор Бондарчук, кинорежиссер, продюсер. 


- Фёдор, ваш фильм «Притяжение» – главный хит и открытие 2017 года. Сейчас мы смотрим фильм «Вторжение». Для тех, кто не успел посмотреть, давайте мы сделаем вербальный трейлер.

- Есть жанр, который называется «инопланетное вторжение». У нас таких картин немного, но жанр такой есть, поэтому я так, наверное, и назову. История вселенной «Притяжения» – это небольшой Московский район Чертаново, в который попадает человек из другой цивилизации. И в картине описано всё, что дальше с ним происходит. Именно такая же история, только наоборот, описана в картине «Вторжение».

- Ваша цитата: «Необходимо менять культуру людей, причём не с помощью фраз и шаблонных агитаций, а такими способами, как кино». Что этим фильмом вы хотели бы изменить?

- Я предлагаю поговорить; если дискуссия и бурные обсуждения рождаются, то меня очень радует, что фильм хорошо воспринимается. Это зрительское кино со своими законами. Как часть этого жанра – большая составляющая визуального аттракциона, но внутри есть те темы, которые я попытался собрать, и детали, предметы сегодняшнего времени, вопросы, проблемы, с которыми мы каждый день сталкиваемся. Конечно, это всё происходит через технологии, через медиа и окружает нас ежесекундно. Нам для этого не нужны телевизоры или панели. У нас всё в телефоне есть. Медиа окружают нас везде, так же, как и технологии. Об этом я и хотел поговорить. Это не предупреждение. Но если посмотреть на себя со стороны и подумать, в каком времени ты живёшь: что с тобой происходит, что с нами происходит, что может произойти, как могут развиваться события, готов ли ты к этому или не готов, теряешь ли ты соучастие и принятие другого человека, отключается ли сострадание. На самом деле, тем вторжения очень много; после тех немногих показов, которые у нас были, обсуждают разные вопросы.

- Как телевизионщик не могу не отметить, что постановка – потрясающая: графика, спецэффекты, музыка, актёрская игра – она очень естественная. Я как человек очень впечатлён. Ваш фильм – фантастика. Мы все помним, как сбылись описанные когда-то Уэллсом предсказания об атомной бомбе, или роботы от Чапека (тоже сбылось), или дети из пробирок из романа Хаксли. Вы сами не боитесь, что сможете пополнить ряд предсказателей через какое-то время? 

- Я не боюсь.

- Вы считаете, что это уже наступает? У меня возникает ощущение, что вы об этом сейчас подумали?

- Конечно, эти детали и моменты сегодняшнего времени, там нет ничего научно-фантастического, кроме самого корабля и образа инопланетной цивилизации в случае вторжения, которая сделана роскошно – это большой визуальный аттракцион. За это я перед зрителями несу полную ответственность. Я очень хочу, чтобы они имели возможность посмотреть эту картину. Я говорю сейчас о визуальном аттракционе. Остальное – это то, с чем мы сталкиваемся каждый день. А останется ли это во времени, то не мне судить.  

- Тарелка пока, слава Богу, не висит над нами.

- Тарелку замените на любой искусственный интеллект, который работает у нас, но появятся квантовые технологии (кто-то говорит, через 25 лет, кто-то говорит, что совсем скоро появится квантовый компьютер). Это может быть в шаге 10 лет. Мир в одну секунду изменится – это будет просто революция или стремительная эволюция. Но мы живём в этом мире.

- Фёдор, в России прошли первые учения, которые предусмотрены законом о суверенном интернете.

- Я не совсем понимаю, как это возможно. Есть только одна общественно-политическая китайская модель. Но мы же не Китай.

- Вы показали в фильме, что мы становимся не просто зависимыми от интернета, но фактически мы сами отдаём эти данные.

- Мы зависимы от технологий. Я говорю: «Начни с себя». Я – человек зависимый: от телефона, от получения информации. Это может быть сеть, любые мои мессенджеры, просто сообщения, письма, которые я пишу, или фотографии, которые я получаю. Если у меня несколько дней нет доступа к моему телефону или гаджету – один, два, три дня, – то меня «ломает». Я зависимый человек. Даже если ты понимаешь, что тебя 10 дней не будет и все твои близкие или те, кто с тобой работают, знают об этом, «судьбы мира» всё равно тебя беспокоят. Это как героиня Инны Чуриковой в одном из фильмов, которая плакала у телевизора, и муж, не поняв, что происходит, прибежал в комнату, а она плакала по поводу переворота в Чили. Нас всех – в любой деревне или в малом городе волнуют глобальные судьбы мира. Я, наверное, присоединяюсь к ним. И это время – «10 дней» без телефона – меня страшно беспокоит. В сегодняшнее время фантастических и стремительных развитий технологий, возьмем, к примеру, Тимура Бекмамбетова и новую платформу Vera Voice, алгоритм, который моделирует любые голоса – это убедительно звучит. Представляешь, что тебе завтра придёт такое сообщение, и ты поедешь куда угодно, и будешь отвечать таким же голосовым, только будет непонятно, от кого оно пришло. Или два бота, которые изменили протокол создателей и поменяли свой язык, потому что им было просто удобно на нём разговаривать в мессенджерах и в Facebook. Примеров масса. Это мини-восстание машин. Это 2-3 разные темы, но всё это объединено во время сегодняшнее, основанное на технологиях. По большому счёту, об этом говорят многие. У меня ощущение, что мы находимся на пороге больших изменений во всём пространстве – именно с появлением новых технологий, и как это всё развернётся – одна из тем фильма. И о том, как это может влиять на нас, на общество, можно поговорить, посмотрев фильм «Вторжение».

- Вот у Ленина – телефон, телеграф, вокзал. Сегодня достаточно телефонной связи?

- Я не помню, что говорил Ленин, но если проследить историю американских выборов, то их можно связывать с технологиями. Появление радио, и президент США, у которого были ограниченные возможности, но он был великим оратором. И он с радио как с технологией вышел на другой уровень. Затем появилось телевидение, и Рейган блистательно им воспользовался. А известная история с Никсоном, потёкшим гримом и с потерей рейтингов – то же самое. И последнее – Трамп и избирательная кампания соответственно, история с BiqData. Это новый этап в развитии выборов, в политической жизни, безусловно, связан с технологиями. Помимо телефона существует много других способов коммуникации.

- Я не могу с этим не согласиться, но на сегодня телефон – практически даже платёжное средство. У вас есть наличные деньги с собой?

- У меня не спрашивайте. Я в другой стране родился, вырос. Вот современных людей спрашивайте. Есть даже целые программы, как высаживают людей с одним долларом. Можно попробовать. Я, наверное, даже к этому приспособлен или приспособлюсь.

- Приспособитесь?

- Думаю, что да.

- Мы просто с вами в одной стране родились.

- Да.

- Как человек, в прошлом военный, я не могу не отметить те вещи, которые вы заложили в этот фильм. Как показана мощь России, ВВС России, Минобороны с человеческим лицом, ситуационные центры, закрытая ракета, которую никто никогда не видел, но она на самом деле существует, воинская часть и безусловное выполнение приказов. Это в фильм закладывалось вами сознательно? Будем откровенны, в Америке фильм покажут? 

- Да. А почему нет? У нас идут пресейлы (предпродажи – прим. ОНТ). Китай сейчас закрываем, потому что надо выходить одновременно с небольшим люфтиком российского проката, так как пиратство очень большое. А так мы продали в некоторые страны Латинской Америки, плюс – Германия, плюс – Юго-Восточная Азия, несколько стран. Продажи выше на 60% относительно «Притяжения». 

- Уже сейчас.

- Да.

- А успех «9 роты» можете повторить? Это была, по сути, ваша дебютная полнометражная режиссёрская работа.

- «9 рота» действительно была моей дебютной работой. Тогда был тот бокс-офис в России, но по международным продажам это всё-таки «Сталинград».

- «Сталинград» больше?

-Ну конечно! Он самый кассовый фильм в международном прокате. 

- Вы, начиная с 1991 года, фактически занимались бизнесом, вы не можете не считать деньги.

- Да. Это правда. Студии большие – амбиции большие. Я в кино 30 лет. Режиссурой и продюсированием студия занимается с 2005 года.

- Отойдя от темы фильма. Вы были прекрасным клипмейкером когда-то, я с удивлением для себя узнал, что «Посмотри в глаза» – клип вашего производства. Вы не собираетесь вернуться в эту тему или как минимум продолжать её параллельно?

- Очень мало попадается того, что с тобой совпадает, с твоими музыкальными пристрастиями и вообще с человеком, с художником, с музыкантом. Это не всегда бывает. Достаточно редко было так. Музыкальных видео и рекламы я действительно очень много снимал. И сейчас с удовольствием, если совпадает, то как бизнес я это не воспринимаю, а как творческий процесс, как эксперимент. С удовольствием – было бы время и тот исполнитель, с которым хочется поработать. Потому что это возможность действительно экспериментировать: цвет, свет, звук, новые формы. Полёт для фантазии там безграничный. Большие режиссёры снимают музыкальные видео. Дэвид Линч продолжает снимать видео. Прекрасный ролик Suit&Tie Финчера с Джастином Тимберлейком. Большие режиссёры снимают ролики и рекламу. Просто границы немножко другие. Работаешь всё-таки не с агентством по их протоколу, а тебе могут дать некоторую свободу. Это я про рекламу в первую очередь говорю. А музыкальное видео – это территория для эксперимента. Если всё совпадает с автором, то это большое удовольствие и большая радость.

- Я как телевизионщик хочу задать один вопрос, который и нам  часто задают, и мы эту тему обсуждаем. Говорят, что телевидение сегодня умирает. И появились новые герои, новые лидеры мнений, но при этом у вас в качестве приглашённых звёзд не блогеры, а наши коллеги, телевизионщики: и Брилёв, и Пивоваров, и Ситтель. Они на экране показались. Почему вы именно их выбрали? Почему не Дудя или ещё кого-нибудь?

- Антон Златопольский – один из продюсеров картины, многолетний мой партнёр, так же, как и канал «Россия-1». Все последние картины мы делали совместно. Это «Лёд», который собрал в прокате полтора миллиарда рублей, «Притяжение» и «Сталинград». Всё было сделано в партнёрстве с каналом «Россия». Соответственно, мне нужны были звёзды, и, конечно, это партнёрские взаимоотношения.

- Они легко согласились?

- У них нет времени. И поэтому ты, выступая с предложениями, должен иметь яркий образ, который воспринимает многомиллионная аудитория. С Серёжей Брилёвым получилось договориться. И мы поработали с ними. А Ситтель – это такой талисман. Она принимала участие и в первой картине, и  голос – я её периодически по-товарищески прошу озвучить какие-то блоки, и не только в этих картинах. Так что это партнёр картины. Она не совсем дешёвая, поэтому мы собирали и информационных интернет-партнёров, мы и с Ростелекомом в партнёрстве. Большая сложно-постановочная картина. 

- Фёдор, там интересно представлена роль газет, причём «Комсомольская правда» была в чёрно-белом формате.

- Тоже партнёрская программа. Тоже огромный обхват аудитории.

- А вы сами читаете газеты сейчас? Они являются для вас источником информации?

- Бумажные?

- Бумажные.

- Нет. И интернет тоже нет. В основном я читаю Telegram-каналы.

- Дело в том, что ваши социологические центры утверждают, что только 4% информации – это та, которой можно доверять у Telegram-каналов.

- Я не говорю про доверие. Я говорю, что я читаю «телегу» или слушаю «Эхо Москвы» или «Вести».

- Вы уверены, что грамотно отселектируете?

- Конечно, это картины мира. Я сам внутри себя принимаю ту или иную информацию. Здесь мой фильтр стоит.

- Фёдор, если немножко не о технологиях, а о людях. Я заметил интересную особенность – хотел получить от вас ответ. Там перед общей бедой люди объединяются, несмотря на то, что обычно на негативных человеческих качествах сыграть проще, но там даже антигерои проявляют человеческие качества. Когда начинается наводнение... Вот это реальная ситуация, которая происходит, или вам просто хотелось так думать, что люди готовы объединиться перед общей бедой и прийти на помощь даже тем, кого считают врагами?

- История показывает, что такие случаи были. Это мой идеальный мир, когда пытаешься ответить на вопрос, извечный вопрос: «Стоит ли жизнь одного человека для спасения миллионов?» Ты можешь ответить: «Да, стоит». А уж там – как пространство и как господь Бог управит. Наверное, вот так.

- Вы как-то сказали, что вам нравится думать, что инопланетяне гуляют среди нас. Это ваша фраза. Люди тоже бывают, как мы говорим, инопланетные. В вашем окружении есть люди, которых вы считали бы не от мира сего? В положительном смысле.

- Ну, конечно. Я их выделяю, и за ними бегаю, и хочу найти таких людей.

- Для работы в команде?  

- Они не всегда бывают подготовлены для работы в команде. Это совершенно не для этого. Креативно мыслящие люди – я ищу таких. Ну зачем обще-серый фон? Он не интересен. Тем более, когда ты производишь контент. Студия занимается и кино, и телевидением, и новыми технологиями. Вообще спрос на талантливых, ярких людей. А многие из них живут по своим правилам. Многие живут в таком дауншифтинге, в том числе и цифровом. Для меня – счастье работать с такими, найти бы их. Я могу привести пример, что титры в картине «Вторжение» – самые большие титры в моей биографии. Они действительно идут 13 минут. Это огромное количество студий, российские и белорусские коллеги, это и венгры, и американцы. Что касается звука, то это вообще отдельная история. Потому что это достаточно молодая студия по организации. То, что я читаю по поводу звукового ряда и как сделан звук во «Вселенной» и «Притяжении», то я радуюсь в первую очередь за них. Они перфекционисты и юные кинематографисты, фантастически работают. Тот же Дэй Уайт, который за это время получил «Оскара» за «Прибытие» Вильнёва, которое он делал одновременно с «Притяжением» с нами в команде. Это оператор-постановщик Владислав Юрьевич Опельянц – выдающийся российский оператор, мой однокурсник. Мы с ним очень много  музыкального и рекламного видео вместе сняли. Потом я ему говорю: такое ощущение, что мы с тобой всю жизнь работаем, а полнометражное кино так и не сняли.

- Собственно, на этом я хотел бы последний вопрос построить. 13 минут финальные титры. Философский вопрос, который прозвучал в фильме. Эти люди могут быть заменены искусственным интеллектом?

- Часть из них, безусловно. Они сами прекрасно об этом знают. И своих детей надо готовить. Вот сегодня не отправлять их учиться в те направления, где через 5-10 лет будут заменены ботами. Бессмысленная трата времени, и они это прекрасно знают. Огромное направление будет заменено роботами. У нас уже боты делают, строят здания цифровые. Это тот же центральный административный округ Москвы. Это уже алгоритм, не мы, не люди.

- Остаётся только пожелать, чтобы мы успели пожить нормальными людьми, чтобы нас не могли заменять.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram