Вторая родина

1314

Общественное обсуждение дружбы Максима Горького и семьи Богдановичей для белорусских и российских  экспертов устроили в Нижнем Новгороде и Ярославле. Наш культурный обозреватель Александр  Матяс перевернул страницы истории.

После 20 стал носить усы. Хотел казаться старше. Словно знал – короткий век. «Дед Максим» – прозвище классика при жизни. И навсегда... в Ярославле. Студенты Демидовского университета относятся к бронзовому Богдановичу как к однокашнику: летом венок оденут, осенью шарф повяжут. За памятником – здание бывшей мужской гимназии, alma mater «белорусского поэта с берегов Волги».        

Иван САВЕРЧЕНКО, директор Института литературоведения им. Янки Купалы:   «Тут нарадзілася дамінантная рыса яго творчасці: жаданне сказаць пра прыгожае на зямлі».

«Апартаменты в самом престижном районе города», «до зоны ЮНЕСКО 5 минут пешком» – в объявлениях сегодня. Этот «домик окнами в сад» арендовала семья Богдановичей с 1912 по 1914 год. И насовсем. Единственный литературный музей в де-факто столице «Золотого кольца России».   

Наталья ПРОХОРОВА, заведующая музеем Максима Богдановича:  «Белорусы пусть спешат. Потому что пока нам разрешили его экспонировать до конца года. Подлинный автограф Максима Богдановича. Над статьёй «Белорусское возрождение» он сделал дарственную надпись Николаю Павловичу Дружинину, издателю газеты «Голос», в которой в ярославский период работал».

Местное «чудо света» – подношение «…от автора». Оттиск журнала «Украинская жизнь» за 1916 год – из миллионного фонда библиотеки педагогического университета. Стажёр случайно отметил почерк, который друзья Богдановича величали «бисерным». 

Владимир и Татьяна ПОПОВЫ, правнуки Адама Богдановича:  «Когда-то Адам Егорович подписал Павлу Библию. А Павел подписал мне и маме. Мне по наследству достался его прибор чайный. Вот он в семье хранится. У нас, конечно, вопрос: почему всё так трагично сложилось. Почему мы остались одни?»

Потомки шестой из десяти детей Адама – последняя «ветвь» древа Богдановичей. «Судьбе наперекор…» – томик стихов его праправнука, единственный прижизненный. Вспомнили? Сборник «Вянок», собран Песняром 105 лет назад именно в городе Ярослава Мудрого, сына полочанки Рогнеды.     

«Зорка Венера ўзышла над зямлёю...». Это – земной адрес той самой «звезды». Анна Какуева – первая любовь Богдановича (неразделённая) вышла замуж за одноклассника. Если не в жизни, то на карте современного Ярославля Поэт и Муза всё-таки рядом. Уже навсегда.

Персональная улица с так называемым «Вдовьим домом» (приютом времён Первой мировой войны). Богданович активно помогал белорусам-беженцам в Ярославле: занимался расселением, устраивал на работу и… читал стихи на языке, который до того слышал лишь «унутры сябе». 

Около 13 тысяч человек – наше землячество в «Ярославии» сегодня. «Могилёвец» –  кликали в этих краях отца первой женщины-космонавта Валентины Терешковой. А ещё в XVII веке «литвины» оформляли знаменитыми «муравлёными» (или глазированными) изразцами храмы. 

Маргарита ЛЕВЧЕНКО, начальник департамента Постоянного комитета Союзного государства: «Исторические центры, такие как Нижний Новгород и Ярославль, являются важными партнёрами в торгово-экономическом и культурном взаимодействии Беларуси и России. Перспективы наших отношений мы сможем увидеть ещё и на предстоящем V Форуме регионов».

В 1992, когда союзные республики «расходились», как корабли на Волге, в Ярославле был реализован совместный белорусско-российский проект. Сегодня есть у дома-музея и своя легенда: настенные часы в комнате Максима якобы остановились в день его смерти. Песняра – не короткий век. 

Корреспонденты:
Александр Матяс
География:
Россия