Война в Нагорном Карабахе: что стало причиной обострения конфликта?

В Нагорном Карабахе разыгрывается военная драма, остановить которую мировое сообщество пока не в силах. Несмотря на призывы политиков и лидеров стран, военные действия продолжаются. Поступают всё новые сообщения о погибших. А нам, журналистам, чтобы описать происходящее, приходится изучать армейскую терминологию и милитаристские термины.

Современные медиа позволяют наблюдать войну едва ли не в прямом эфире, и это жуткое зрелище. Ещё неделю назад жители в Нагорном Карабахе строили планы на будущее. В одночасье их мир рухнул, и сегодня с каждым новым сообщением о нанесённых ударах и жертвах становится ясной главная цель – остановить кровопролитие и вернуть конфликтующие стороны за стол переговоров. Война в Карабахе, день шестой.

Утро началось с массированного обмена артиллерийскими ударами. В бой идут авиация, наземная техника. Под обстрелы попадают населённые пункты, гибнут солдаты и мирные жители. Сегодня Степанакерт живёт в страхе. Столица непризнанной Нагорно-Карабахской Республики оказалась под обстрелом.  

Война не щадит никого. Под огонь попали даже те, чья работа спасать других. Здание местного МЧС после обстрела. Пострадали сотрудники спасательной службы. И на этом фоне выбитые окна и разрушенные стены – меньшее из зол. Глядя на эти кадры отсюда, из мирной Беларуси, верится с трудом, что это происходит на самом деле.

Стороны обмениваются залпами из всех стволов и публикуют кадры с последними секундами жизни экипажей боевых машин. Три, два, один – от техники остается обгоревшая груда металла, остаться в живых при этом невозможно. Сколько жизней уже унесла война, сложно сказать – цифры и версии расходятся, да и, похоже, погибших пока никто не считает. Не до этого, когда одни стреляют, а другие пытаются выжить.

Обмен идёт не только огнём, но и информационными залпами. В XXI веке они порой ранят пострашнее пули. Современные войны проходят едва ли не в прямом эфире, за которым следит весь мир. Около 200 иностранных журналистов освещают события в зоне карабахского конфликта. Прямо на передовой. И сами порой оказываются на линии огня. Сегодня в Нагорном Карабахе под обстрел попала съёмочная группа телеканал «Дождь».  А ранее в больнице оказались двое наших коллег из Франции – журналисты Le Monde.

Ради чего всё это? Всё мировое сообщество бьет тревогу: чтобы спасти людей, необходимо остановить каток войны. Однако сделать это прямо сейчас не так просто, говорят аналитики. Мнения разные. Пока одни видят причины нынешней эскалации во внешнем факторе, другие вспоминают недавний политический опыт Армении, которая прошла через цветную революцию. И сторонники второй версии говорят: именно внутренние противоречия, как ничто другое, ослабляют государство, позволив злости затмить разум.

Утром Армения заявляла о готовности начать переговоры. Однако спустя несколько часов военное ведомство страны привело в полную боевую готовность все армейские подразделения.

Многие страны (в том числе и Беларусь) призывают участников конфликта прекратить огонь. ООН настаивает на возобновлении переговоров под эгидой ОБСЕ. Последний план урегулирования карабахского конфликта был инициирован к 2010 году. 

Несколько попыток диалога результата не принесли. Но останавливаться в переговорном процессе нельзя ни в коем случае – лучше сталкивать позиции за столом, чем на линии соприкосновения. И другие страны обязаны помочь в поиске компромисса, но никак не вмешиваться во внутренние дела. Обстановка и так раскалена.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram

Корреспонденты:
Андрей Александров