Самые тяжёлые последствия чернобыльской катастрофы пришлось пережить белорусской земле. Однако, чтобы осознать масштабы случившегося, вспомним, что радионуклиды йода и цезия накрыли тогда большую часть территории Европы.

Как Украина (в те времена – союзная республика, а ныне – крупнейшее европейское государство) переживает последствия трагедии?

Утром 26 апреля, спустя шесть часов после взрыва, старший инженер Алексей Бреус заступил на вахту, сменив своих коллег на щите управления четвёртым энергоблоком.

Алексей Бреус, бывший оператор 4-го энергоблока Чернобыльской АЭС: «Достаточно было увидеть разрушенный блок, и было ясно, что я приехал не на фабрику мягкой игрушки, а в опасное место».

Тогда главной задачей для работников станции было избежать новых взрывов в реакторном отсеке. За рабочую смену Бреус получил облучение в 120 бэр – на тот момент это в 24 раза больше допустимой нормы для работника атомной станции. Государственная комиссия СССР, которая расследовала обстоятельства катастрофы, возложила ответственность за случившееся на персонал и руководство АЭС. Позже международные эксперты пришли к выводу, что конструкция реактора «РБМК-1000» по состоянию на апрель 1986 года имела десятки нарушений и отступлений от норм ядерной безопасности.

Юлия Марусич, специалист отдела международных связей и информации Государственного специализированного предприятия «Чернобыльская АЭС»: «Вот это вот верхняя крышка реактора – это биологическая защита реактора типа РБМК, конструкция которого вот таким образом стояла. Силой взрыва эту крышку подняло на высоту 30 метров, она разрушила кровлю здания и встала обратно фактически вертикально на шахту реактора. Реактор до аварии, до момента взрыва, был полностью загружен».

Под реакторным отделением всё ещё хранится 1300 тонн повреждённого в результате аварии ядерного топлива и других материалов. Они требуют постоянного контроля. Хотя внутри бывшего энергоблока персоналу станции можно находиться всего несколько минут – фон слишком высок. В некоторые помещения людям доступ вовсе закрыт. Ещё одна угроза – так называемая мелкодисперсная радиоактивная пыль. С каждым годом её становится всё больше. Сложно представить, но сейчас внутри находится около четырёх тонн такой пыли, которая рвётся наружу. Ещё в 1986 году, сразу после аварии, над четвёртом энергоблоком было сооружено бетонное укрытие – его называют «Саркофаг». Но со временем конструкция устарела, дала трещины, а кое-где даже обрушилась.

На площадке возле существующего «Саркофага» сейчас завершается монтаж нового защитного сооружения. В ноябре этого года металлическая арка, словно панцирь, накроет собой разрушенный энергоблок. Это самое большое передвижное сооружение в мире. 110 метров в высоту – даже выше, чем американская статуя Свободы. Площадь купола – 86 тысяч квадратных метров – примерно 12 футбольных полей. Общий вес Арки с оборудованием – 31 тысяча тонн, это как три Эйфелевы башни. Проект спонсируют 43 страны-донора. Конфайнмент прослужит 100 лет. За это время, надеются специалисты, человечество найдёт способ превратить ядерный объект в экологически безопасную систему.

А вот зона отчуждения вокруг Чернобыльской станции остаётся открытым источником радиоактивного излучения. С украинской стороны – это 2600 квадратных километров: 97 покинутых деревень, город Чернобыль (сейчас это административный центр зоны) и навсегда оставленный людьми некогда молодой советский город энергетиков Припять.

Считается, что катастрофа произошла 30 лет назад. Но специалисты говорят, что то, что мы наблюдаем здесь и сейчас, – это поздняя стадия аварии, которая требует ещё более пристального внимания и изучения.

Сергей Обризан, представитель информационно-аналитического отдела предприятия «Экоцентр»: «Изотопы плутония, америция, они будут ещё в ближайшей и дальней перспективе определять радиационную обстановку в зоне отчуждения».

Анализ проб воды, воздуха, грунта здесь ведётся постоянно. Учёные утверждают однозначно – в 10-километровой зоне вокруг ЧАЭС, где в основном и выпали долгоживущие радионуклиды, человеку будет опасно постоянно проживать ещё сотни тысяч лет. Но «закрывать на замок» эту территорию не собираются. Здесь Украина намерена заниматься производством по обращению с ядерными отходами, а также построить хранилище отработанного ядерного топлива. Правда, из-за экономических проблем в стране сложно сказать, реализуются эти проекты в полной мере или нет.

Валерий Кашпаров, директор Украинского научно-исследовательского института сельскохозяйственной радиологии: «За эти 30 лет активность цезия и стронция, которые определяют радиологическую обстановку на территории, где могут жить люди, она уменьшилась в два раза. Площади загрязнённых территорий тоже существенно уменьшились за это время. Произошли процессы фиксации радионуклидов в почву, они меньше переходят в растения. Загрязнение сельскохозяйственной продукции уменьшилось в десятки и сотни раз».

Все эти годы, признают украинские учёные, они могли только наблюдать, как в соседней, наиболее пострадавшей от аварии Беларуси активно проводят ликвидацию последствий. По возможности возвращают чистые участки земель в ограниченный хозяйственный оборот. Ничего подобного в Украине проведено не было. В нашей стране сразу после аварии был создан Полесский государственный радиационно-экологический заповедник. В Украине только сейчас последовали этому примеру. Возможно, в будущем речь пойдёт и о создании трансграничного белорусско-украинского заповедника на пострадавших землях.

Сейчас о Чернобыле говорят как о земле, где есть жизнь после аварии. В места, оставленные людьми, продолжают возвращаться дикие животные, редкие виды растений. Такой вот феномен: для живой природы человек и его деятельность представляют большую опасность, чем радиация. Никаких мутантов, истории о которых были так популярны, за всё время наблюдений учёные не встречали. Чернобыльская трагедия породила радиофобию и нанесла серьёзный удар по имиджу всей атомной энергетики. При этом, к примеру, Украина в ближайшей перспективе не видит альтернатив ядерной отрасли. В стране продолжают работать четыре атомные станции.

Валерий Кашпаров, директор Украинского научно-исследовательского института сельскохозяйственной радиологии: «Мало кто знает, что, например, атомная станция выбрасывает радиоактивных веществ меньше, чем любая тепловая станция, которая работает на угле. Кроме того, атомная станция не выбрасывает парниковых газов – то есть нет эффекта изменения, потепления климата».

Зона отчуждения ещё долго будет не только местом паломничества туристов. Это единственный в своём роде полигон, где исследователям ещё долгие годы придётся искать ответы на вызовы техногенной катастрофы. Но урок, который преподнёс Чернобыль, сделал для мировой ядерной энергетики уже неизмеримо много: после весны 1986 года именно безопасность атома стала главным приоритетом настоящего и будущего.

Подписывайтесь на нас в Telegram

Корреспонденты:
Галина Радевич
География:
Украина