Высокие отношения

646

Продолжается серия специальных репортажей о том, как умные и инициативные люди развивают в нашей стране инновационную экономику. Корреспондент ОНТ Игорь Тур расскажет о том, как наличие здравого смысла и общей цели объединило государство и частный бизнес.

III век до нашей эры, Древняя Греция. Архимед выводит теорию равновесия рычага, закладывая основы механики. Затем гениальный инженер создает из блоков и винтов механизм поднятия грузов, усовершенствуя уже известный «геранос», или «журавль». В Германии этот инструмент назовут «кранихом», в России – «краном».

Новые возможности механизмы поднятия грузов получили в XIX веке с развитием машиностроения. Пионерами стали англичане, а уже спустя полвека гидравлику вытеснил паровой двигатель. Стреловые, мостовые и кабельные, с электрическим, гидравлическим и пневматическим приводом, с крюком, грейфером и магнитом – в XXI веке для решения каждой задачи есть свой тип крана.

Рынок кранов в Беларуси в основном наследство Советского Союза с его масштабными стройками. Новое оборудование – это Россия эконом-класса или Европа сегмента премиум. Собственное производство башенных кранов есть в Могилёве – на этом всё. Но в 2010 году под Минском, в Фаниполе, появилось первое в Беларуси частное предприятие по выпуску кранов.

История Центра грузоподъёмного оборудования началась с газетной статьи. Восемь лет назад три инженера прочли в специализированном журнале, что рынок козловых кранов Беларуси, мягко говоря, в упадке. Около 90% техники отслужило свой срок службы. Замена кранов обойдётся предприятию в копеечку, ведь зарубежный инструмент стоит дорого. Тогда и пришло понимание – эту нишу нужно занимать.

Козловой кран – устройство мостового типа. На две опоры, установленные на бетонные платформы или рельсы, ставится металлический мост, по которому передвигается тележка с механизмом подъёма груза. Применяется на глобальных стройках (гидроэлектростанции или заводы), в портах и логистических центрах. Каждый такой кран делают исключительно под заказ с точностью до сантиметров, и стоимость его на рынке, в зависимости от пролёта моста, может достигать нескольких сотен тысяч долларов.

Такие же краны делали на госпредприятии в Слуцке. Заводу уже за 60, огромные площади с 1945 года использовали для ремонта техники. В 1961 году здесь стали собирать краны и навесное оборудование.

Простота – значит надёжность. Это утверждение вполне подходит для кабины крановщика. Всё элементарно: левым джойстиком управляется кран и тележка, правым – поднимается и опускается кран.

Но, несмотря на внедрение новых идей, предприятие катастрофически отставало от технологического прогресса и от мировых лидеров на рынке кранов. Немцы, австрийцы, итальянцы берут качеством и надежностью, китайцы – дешевизной и темпами исполнения. Чтобы спасти завод, в 2005 году его преобразовали в открытое акционерное общество. Но фактически в жизни предприятия ничего не изменилось – та же линейка, устаревающая из года в год. Над Слуцким заводом нависла угроза потерять все рынки.

Спасло предприятие партнёрство государства и бизнеса. Слуцкий завод в 2012 году присоединили к холдингу БелАЗ. Но ситуация так и осталась сложной. Спустя два года владельцы фанипольского Центра грузоподъёмного оборудования – сокращённо ГПО – предложили объединиться. 

Сделку оформили как поглощение: оценили активы частников – станки, технологии и сертификаты – и на эту сумму выпустили дополнительные акции. Бумаги распределили на практически паритетной основе с контрольным пакетом у государства. На рынке появилось новое юридическое лицо.

Такая схема государственно-частного партнёрства широко применяется в мире, но в Беларуси поглощение госпредприятием капитала частников, причём не компании, а средств и возможностей именно физических лиц стала открытием. Пришлось пройти согласование не только в Министерстве промышленности – вопрос решали на правительственном уровне. Но инновация в кооперации всё же произошла – Слуцкий завод подъёмно-транспортного оборудования стал государственно-частным.

Схема сотрудничества учитывает интересы обеих сторон: частники и Центр ГПО получают немалые производственные площади и металл по себестоимости. БелАЗ и Слуцкий завод могут рассчитывать на приоритетные заказы и краны, выполненные по мировым сертификатам качества. К тому же оплата в белорусских рублях, никакого оттока валюты из страны.

Первым делом инвесторы из Фаниполя пересмотрели подход к формированию линейки – упор сделали на краны грузоподъёмностью более 100 тонн. В мире производителей такой техники – единицы. Отказались от самовывоза: доставка клиенту транспортом производящей компании – ещё одно преимущество. Но главное – качество: инвесторы вложили колоссальные деньги в переобучение персонала.

Рассказывая об успехах своего молодого бизнеса, члены Совета директоров государственно-частного предприятия в один голос предлагают посмотреть одно видео. Фаниполь, открытие завода Stadler, визит Президента, вспышки фотоаппаратов и десятки именитых гостей. Но бизнесмены находят свой повод для радости: пока все взгляды прикованы к новому электропоезду, они рассматривают свой кран.

После выхода в эфир этого репортажа, говорит один из акционеров, он же директор Центра грузоподъёмного оборудования, телефон просто разрывался: звонили как старые клиенты, так и те, кто готов таковыми стать.

Новую жизнь получит и частное предприятие в Фаниполе – для него всё же удалось найти площади. При поддержке партнёров из Словении до конца года построят новый завод с высокотехнологичным оборудованием, которое позволит выпускать краны грузоподъёмностью до 240 тонн. Европейские компании уже опасаются: если раньше с руководством Центра без проблем делились технологиями и опытом, то сегодня на производство уже не пустят – ученик вырос в конкурента.

В заказчиках у Центра подъёмного оборудования – МАПИД и «Гродножилстрой», «Белзарубежстрой» и «Алютех», есть и зарубежные покупатели. А после объединения усилий госпредприятия и частного капитала новый игрок на рынке только нарастил потенциал. И новому предприятию в Слуцке, говорят специалисты, по силам большее.


Подробности – в видеосюжете нашего корреспондента

Корреспонденты:
Игорь Тур