90-летний гомельчанин строил военный аэродром в 1943 году, но присвоить статус ветерана Великой Отечественной войны ему не могут

970

Спустя семь десятилетий в истории войны остаётся много белых пятен. Поисковые батальоны восстанавливают имена погибших, много фактов рассказывают оставшиеся в живых свидетели тех событий. 90-летний гомельчанин Андрей Таптухин хранит свою личную историю, как в 1943 году строил военный аэродром в районе деревни Борок в Гомельской области. Но никаких данных об этом объекте, как и о работе на нём 15-летнего юноши, в архивах нет. Именно поэтому пенсионер и не значится в списках как ветеран Великой Отечественной. Недавно он пытался найти подтверждающие документы, но пока эту страницу перевернуть не удаётся. 

Это был ноябрь 1943 года, вспоминает Андрей Андреевич. Через два дня после освобождения Гомеля к ним в деревню приехали два лётчика. Всех, кому 15 и младше, просили взять в руки лопаты.

Андрей Таптухин, житель г.Гомеля: «Вы пойдёте в деревню Борок, возле этого Борка сосонник , будем строить там аэродром. Два офицера так сказали, сами на машине поехали. А там пахалась земля, так вот эти межи, ямы были, мы их разравнивали. Как разровняли – дней через 10 прилетают самолёты. ИЛы. Прилетают штук 50, наверное».

По словам пенсионера, это была площадка шириной 100 метров и длиной примерно два километра. Потом для каждого самолёта они делали стоянку, маскировали ветками. А зимой – откапывали из снега.
 
История впол­не характер­ная для военного времени: мест­ные жители активно помогали в при­фронтовой полосе. По закону, к ветеранам отно­сятся, в том числе и лица, работав­шие на строительстве аэродромов. Получается, и Андрей Андреевич мог бы попасть в эту категорию. Только вот одних воспоминаний недостаточно.

Геннадий Гончаров, начальник направления идеологической работы и социальной защиты военного комиссариата Гомельской области: «Да, можно предположить, что он очищал, он ровнял участок местности под взлёт и посадку самолётов, но никаких документальных сведений, что он где-то в списках, что он при воинской части в списки был занесён, нету. А без документального подтверждения мы не можем признать его участником Великой Отечественной войны».

Более того, пенсионер не знает ни номера пол­ка, ни фами­лий командиров. Да, и данные о расположении возле деревни аэродрома тоже не подтвердились. В Государственном архиве России объект не числится, нет сведений и в архиве Гомельской области.

Ирина Жинева, заведующая отделом учёта и обеспечения сохранности документов Государственного архива Гомельской области: «К сожалению, в нашем учреждении документов Урицкого сельсовета за период 43-44 год не сохранилось. В период оккупации многие учреждения, организации просто приостанавливали свою деятельность, поэтому, к сожалению, документов нет. Первые документы, которые поступили на хранение из этого сельского совета, датируются 45 годом».

Но это вовсе не означает, что Андрей Таптухин что-то придумал. В годы войны было много временных аэродромов без названий. Особен­но в ходе масштабных наступательных опера­ций, когда передислоци­роваться надо было едва ли не каждую неде­лю – не до канцелярщины. Вполне возможно, такой объект действо­вал какое-то время и в районе Борка. Тем более что старожилы это тоже хорошо помнят.

Нина Курбатова, житель д.Борок Гомельского района: «Знаю, что аэродром был. Я на огород вышла, вижу два крыла этих, так летали самолёты». 

Несмотря на белые пятна, в военкомате вопрос Андрея Андреевича берут на контроль – сделают новые запросы во все необходимые архивы. Есть вариант и с обращением в суд – там могут принять решение на основе косвенных доказательств: жители деревни обещали выступить в качестве свидетелей. 

Мы надеемся, что эта история всё-таки получит продолжение. Возможно, заинтересованные ведомства или общественные организации найдут возможности и время более детально изучить всю информацию о таких случаях. Тогда белых пятен в военном прошлом станет ещё меньше.