В пределах видимости

Тем, кто работает на телевидении, не привыкать жить в непосредственной близости от видеокамер. Причём мы всегда знаем об их присутствии, а так же о том, как наилучшим образом донести информацию до своего зрителя.

Но наша жизнь день ото дня складывается таким образом, что телезвездой почувствовать себя может практически каждый. Вокруг нас всё больше камер наблюдения – в подъездах, метро, банках, погранпереходах, магазинах. Так, всех нас снимают ради нашей же безопасности. И в ближайшее время государство намерено определить единого оператора для интеграции элементов видеонаблюдения. Об этом шла речь в понедельник на специальном совещании у Президента.

Один из самых современных пунктов пропуска – «Привалка». Систему видеонаблюдения на литовской границе установили три года назад, под камерой – буквально всё и все, в том числе сами сотрудники погранперехода.

Сергей Матвеев, начальник таможенного поста «Привалка»: «Данная система включает в себя более 300 видеокамер, которые могут проводить наблюдение как в режиме онлайн, так и в записи».

Система, кстати, единая, но таможенники держат под прицелом машины в очереди, а пограничники больше внимания уделяют периметру. Помогает и специальная аудиосистема: если человек подойдёт к забору слишком близко, на видеостену автоматически выводятся все ближайшие камеры и подаётся звуковой сигнал.

Андрей Шока, начальник управления пограничного контроля Гродненской погрангруппы: «В данной системе реализована функция видеоаналитики, которая позволяет нам также отслеживать транспортные средства, которые двигаются по территории пункта пропуска с превышение допустимой скорости».

Изучают видео, впрочем, нечасто: что-то утаить пытаются в машине, там камера не поможет. Но громкие случаи обнародования записей были – недавний в «Александровке» (прорыв чётко зафиксирован) и случай с Филиппом Киркоровым год назад. Напомним, с артистом якобы обошлись не по-королевски: слишком долго проверяли документы, а грузовики с оборудованием и вовсе несколько часов не досмотрены. К жалобе приложено видео, но своё видение нашлось и у погранкомитета: Киркоров справился втрое быстрее, а фуры приехали не ночью, как говорит «король», а днём, и «оформили» каждую за десять минут. Мол, не забывайте, Филипп, что каждый метр перехода – в поле зрения всевидящего ока.

Камеры в «Каменном логе» погасили скандал в шоу-бизнесе, а эти борются с уже пламенем настоящим. Высотным мониторингом в Столбцовском районе не хвастаются – так в лесничествах практически по всей стране. Но только здесь четыре камеры объединяет программа идентификации возгораний. То есть компьютер определяет, какие элементы в кадре похожи на дым или пламя, и возможные очаги отмечает на карте. Оператор проверяет и сигнализирует лесникам или пожарным. Есть и опции дополнительные: в кадр не раз попадали те, кто очень не хотел быть замеченным.

Но всё же чаще всего заметны камеры в городе, и речь не о фотофиксации превышения скорости, хотя лихачей на дорогах благодаря им тоже становится меньше.

В Минске к системе видеонаблюдения ГУВД подключены примерно четыре тысячи камер. Это на самом деле немного, так называемых «мёртвых зон» достаточно. Хотя основные проспекты, площади и места массового скопления людей однозначно под контролем. Но когда преступление попадает в кадр, идентифицировать преступника и найти его должен человек. Впрочем, в XXI веке часть работы выполнит компьютерная видеоаналитика. Программа автоматически отсканирует лицо и сравнит его с фотографиями тех преступников, которые уже есть в базе, и выдаст фамилию, имя, место проживания и «послужной список» нарушителя. Тому останется либо ждать задержания, либо самому сдаваться милиции.

И это обманчиво кажется фантастикой из шпионского фильма. Да, в основном операторам приходится «вживую» замечать ЧП или искать нужные кадры по запросу. Но такие программы не только существуют, но и уже применяются в Беларуси.

Андрей Сидорков, начальник отдела связи ГУВД Мингорисполкома: «Определение номерных знаков, идентификация личности по биометрическим данным человека. Это всё работает. Но в конечном счёте решение принимает человек. Видеоаналитика может определить лицо человека, но с какой-то долей вероятности. Даже если будет высокая вероятность, 70 %, то из 100 человек 30 человек аналитика покажет, что они совпали. И в конечном итоге необходимо службу создать, которая будет заниматься этим».

О создании такой службы говорили в понедельник на совещании во Дворце Независимости. Основная идея – объединить видеокамеры пограничников, лесников, милиции и других структур в единую систему мониторинга общественной безопасности.

Ссылаясь на эффективность таких систем в мире, Президент, вероятно, говорил о Великобритании – стране, которая первой применила фототехнику для фиксации преступлений в 1913-ом. И статус лидера Лондон не отдаёт: там 20 лет назад впервые появилась система распознавания лиц. А сегодня в столице 600 тысяч камер, в стране в целом четыре миллиона, то есть на десять британцев – одна камера. Перебор? Возможно.

Андреас Ропукас, сотрудник охранной фирмы (Лондон): «Человек в течение дня оказывется примерно 300 раз зафиксирован камерами наблюдения. Люди всё чаще думают, что они делают и что им грозит за это. Если вспомнить массовые беспорядки в Лондоне, поджоги, грабежи, погромы несколько лет назад, то, как мы знаем, что большая часть хулиганов была выловлена и отправлена за решётку именно по результатам опознания камер наблюдения в пострадавших районах. Преступники говорили, что их там не было и быть не могло, их никто не поймал за руку, но бесстрастное свидетельство камер слежения было не опровергнуть».

И неверно будет думать, что дело лишь в количестве камер: эффективный мониторинг – это ещё и та самая видеоаналитика, и согласованность действий операторов, следователей и нарядов полиции. Или милиции, если говорить о Беларуси, где разгула преступности нет, но эффект от единой системы всё равно будет.

Игорь Шуневич, министр внутренних дел Беларуси: «Это в разы увеличит возможности по обеспечению общественной безопасности, в том числе борьбы с преступностью, с терроризмом, с различными природными явлениями. Глава государства принял наше предложение о том, что такая система уместна и необходима, и поручил дополнительно проработать ряд аспектов, связанных с практической реализацией проекта. В первую очередь это, конечно же, вопросы, связанные с выбором оператора».

Оператор (то есть структура, которая аккумулирует видеопотоки) – ключевой игрок новой системы, «единые глаза» всех ведомств. Это будет либо государственная компания, либо надёжный «частник», готовый стать инвестором – речь идёт о сумме до 100 миллионов долларов.

Министр отметил, что над проектом ещё будут работать, но выглядеть это может так. Оператор с помощью видеоаналитики следит за всеми камерами вне зависимости от ведомственной принадлежности, и если случается ЧП, не только замечает, но и определяет, кому передавать информацию – к примеру, в ГУВД и ГАИ или лесникам и спасателям. По большому счёту, это межведомственная оперативно-дежурная часть. Следовательно, отпадает надобность в операторах, которые сейчас работают строго на своё министерство – это та оптимизация, о которой говорил Президент.

Новость эту, как и в Британии, позитивно воспримут не все – дескать, будут за всеми следить. Но, как и в Британии, почувствуют эффект, если вдруг украли сумку или угнали машину. Вспомните: мы ведь тут же сокрушаемся – кажется, вокруг полно камер, а моя беда оказалась в «мёртвой зоне». К тому же, личное пространство, если оно не дома, а на улицах города – понятие относительное. А вот безопасность – абсолютна.

Подписывайтесь на нас в Telegram