В Минске во дворе Дома Милосердия устроили шумные проводы Старого Года

574

Прилетел вдруг волшебник. Именно так – с небес на землю – спустился Дед Мороз к столичному Дому милосердия, где сегодня устроили шумные проводы Старого Года.

Это праздничное время, наверное, – одно из самых любимых именно потому, что от встречи Нового года до проводов старого проходит две недели. И каждый день наполнен загадыванием желаний, ожиданием чуда, а если, как и в этом январе, с погодой повезёт, то и лучшими зимними забавами.

Такой праздник Всехсвятский приход проводит уже в 13-й раз. Наверное, это единственное время в году, когда возле Дома милосердия так шумно. И, возможно, именно это место вдохновляет на то, чтобы начать год с самых добрых дел.

А чтобы гости не замёрзли и не проголодались, для них приготовили солдатскую кашу. Заветную порцию, которая от лёгкого мороза становилась ещё вкуснее, хотели получить даже те, кто точно знает этот вкус.

Протоиерей Фёдор Повный, настоятель Всехсвятского прихода г. Минска: «Я вижу радость от того, что есть праздник, а Рождество – это всегда праздник. И вот сегодня он, по-моему, особый, потому что этот праздник в День Старого Нового года. Для детей, конечно, самая большая фишка – это вертолёт».

Редкий случай, когда Отцу Фёдору нужна довольно необычная вещь – горнолыжная маска – ведь именно он первым выйдет навстречу самому долгожданному событию дня.

Вот уже несколько лет для появления на этом празднике Дед Мороз и Снегурочка выбирают именно вертолёт. Подарки помещаются все, перемещаться получается быстро, а приземляться – очень эффектно.

Это тот момент, когда все ждут чуда, которое приходит действительно откуда-то сверху! Такое появление главного волшебника праздника можно назвать самым необычным.

А дальше участников праздника пригласили к большому костру, и уже через несколько секунд тепло можно было почувствовать не только душевное.

Потом огонь забросали снежками. И, кажется, окончательно перевернули календарь на 2017 год. В том, что он обязательно будем удачным, сегодня здесь не сомневался никто.