Беларусь-Узбекистан: почему планы на общий миллиард – это даже скромно?

764

После жёсткой перестроечной ломки Узбекистан смог превратиться из советского аутсайдера в настоящий локомотив Средней Азии. За четверть века экономика выросла в шесть раз. А когда к власти пришёл нынешний президент Мирзиёев, то и вовсе пошла семимильными шагами.

Если Учкудук, хлопок и сухофрукты – это всё, с чем у вас ассоциируется Узбекистан, то попробуем восполнить пробелы. Во-первых, Узбекистан – это ресурсы (уран, природный газ, золото). Так что наши БелАзы там знают очень хорошо. Во-вторых, конечно, сельское хозяйство. К слову, большая часть населения живёт именно в сельской местности. В-третьих, это как раз люди. Население – более 32 миллионов. Причём устойчиво растёт. Сегодня – это важная характеристика рынка партнёра. Стремительный экономический рост – более 5% ВВП в год. Как все эти свои познания теперь можно капитализировать? Тем более планка такая – миллиард долларов! 

Как раз это и стало центральной темой многочисленных встреч и переговоров на самых разных уровнях на неделе в Минске. Сначала на первом в истории наших стран общем Форуме регионов, затем в русле первого визита президента Узбекистана Шавката Мирзиёева в нашу страну. То есть вот оно, имея уже сегодня богатую историю сотрудничества, особый дух личных отношений лидеров (здесь не просто «господин Президент», а неизменно «друг» и даже «брат») мы, похоже, смогли найти драйверы, которые позволяют даже в традиционном находить что-то, что может быть «впервые» и, да, строить новое и по-новому. 

Как именно – расскажет наш политический обозреватель Игорь Тур, который всю неделю был погружён в тему: от Форума регионов до переговоров с участием Президентов. 

Игорь, добрый вечер! Вижу, что Вы не с пустыми руками. Что за наглядный материал?

– Подарок узбекских друзей с выставки их национальных товаров в Минске – знаменитая секретная шкатулка. Попробуйте открыть.

Чувствую, что это символ. Но у меня открыть не получается. Неужели рынок Узбекистана – это ларец, для которого нужен особый ключик?

– Даже ключ не нужен. Нужно просто знать секрет, тогда эта шкатулка открывается очень просто. И всё верно, это, как мне кажется, символ экономики Узбекистана для Беларуси. Открыть её, с огромным рынком сбыта и перспективами выхода на рынки ещё большие,  хотели бы многие. Но как это сделать?

Александр Лукашенко как раз знает. Дело в том, что наш давний партнёр Узбекистан с приходом на пост президента Шавката Мирзиёева стал другим. И очень похожим по экономическим подходам на Беларусь: честность в бизнесе, справедливость в торговле и дружба в совместных проектах. В чём разница и почему цель в миллиард долларов товарооборота достижима, если знать, как открыть узбекскую шкатулку, расскажу в репортаже.

Из всех азиатских стран, в которых удалось побывать, больше всего восторженных впечатлений от Узбекистана. Не в обиду казахам, кыргызам или таджикам, но Ташкент оказался даже каким-то не азиатским, а европейским, с современным мышлением, но не лишённый национального колорита. И, конечно, в каждой командировке с новыми друзьями принято обсуждать политику. Важная деталь: три года назад там говорили «президент Каримов» с уважением, но строго. Сегодня там говорят с исключительной теплотой и по имени/отчеству: «Наш Шавкат Миромонович». 

Шавкат Мирзиёев, собственно, и привнёс эту «европейскость» в Узбекистан. Страну свою он знает хорошо: 13 лет на посту премьер-министра, до этого – хоким двух областей и депутат парламента. Причём, говорят, даже в начале своей карьеры в администрации одного из районов Ташкента Мирзиёев сходу начал доказывать окружению, что, да, старые привычки – это хорошо, но мир меняется – давайте меняться и мы. А ещё раньше Мирзиёев, зампред парторга ирригационного института, бился за зарплаты для педагогов, доказывая, что знания для узбеков – это инвестиции в самих себя. Спустя четверть века уже президент Мирзиёев от своих же принципов не отказался: Указ о повышении зарплат учителей был подписан одним из первых. 

С профессором Лиходиевским в «Президент-Отеле» продолжаем обсуждать президента. В 2016 году Шавкат Мирзиёев наверняка обдумывал экономический соблазн любой страны с влиятельными соседями: под боком или Россия, или Китай, сделать ставку на одного влиятельного партнёра и в краткострочной перспективе финансы будут. Но Мирзиёев выбирает многовекторность. И находит полное взаимопонимание с коллегой, чья политика многовекторности в последние годы стала близкой к образцовой.

160 млн долларов товарооборота – это очень скромные цифры, особенно для того, какой потенциал есть у Минска и Ташкента. В прошлом году Александр Лукашенко посещал Узбекистан с официальным визитом: тогда были и договорённости по наращиванию торговли, и открывались новые совместные предприятия. Но, например, «Амкодору» в Ташкенте, рассказывают местные бизнесмены, сложно: рынок давно поделен, а в азиатских странах очень несмело открывают для себя что-то новое, и, как в любой азиатской стране, очень смело через друзей или родственников закрывают перспективы конкурентов владельцы бизнеса старого. Это традиции, которые тормозят прогресс. С этим и борется Мирзиёев. 

У Александра Лукашенко было много других конкретных предложений, но остановимся как раз на автомобильной промышленности, так как именно в этой сфере отчётливо видна разница между Узбекистаном Каримова и Узбекистаном Мирзиёева. В этой стране есть сборочные производства многих брэндов – General Motors, Daewoo, Chevrolet, MAN, Isuzu и другие. Но всё это принадлежит государственной корпорации UzAuto, а стимулировать население «покупать своё» было решено просто – пошлина на ввоз в страну иного автомобиля доходила до 100% стоимости машины. В таком решении, конечно, есть плюсы. А как же честная конкуренция? Особенно на фоне того, что все эти предприятия были освобождены от уплаты значительной части налогов.

Впрочем, мы говорили про освобождение от налогов в прошедшем времени – в самом UzAuto подтвердили, что с 1 октября эта устаревшая форма стимулирования собственного бизнеса отменяется. Взамен Мирзиёев требует больше экспортировать. Очень ведь похоже на политику Беларуси. В Минске скоро появятся вот эти узбекские Ravon. Но и это не всё. Мощности UzAuto позволяют экспортировать и комплектующие. Например, для белорусских МАЗов. 

Экспорт своей продукции, импорт качественного товара из-за рубежа – это уже совсем другая экономическая модель, отличная от закрытой промышленной экосистемы Узбекистана. Это, конечно, лишает страну возможность резкого наполнения бюджета – раньше ведь можно было просто повысить цену на свои автомобили. Но как раз в перспективе это принесёт куда больше конкретных бонусов в бюджет. Что касается бюджета белорусского, то даже расстояние между Минском и Ташкентом – не проблема, говорит Андрей Ковалёв. Если упростить, его задача на МАЗе – найти по всему миру комплектующие, не хуже по качеству, но дешевле. 

И вот теперь о том, как эту шкатулку возможностей Узбекистана открыл Президент Беларуси. Александр Лукашенко просто знал, чего хочет коллега Мирзиёев, ведь Лукашенко в Минске уже ведёт страну по такому же пути – многовекторность политики и экономики, честная конкуренция и решение долгосрочных задач, а не сиюминутное латание дыр в бюджете. Плюс – все говорят, что белорусы и узбеки схожи по менталитету. Подтверждаем из личного опыта и доказываем на примере лидеров стран. Говорят, одна из любимых фраз Мирзиёева: «Готов простить что угодно, кроме предательства». Такие же честные дружеские отношения на высшем уровне особо ценит Александр Лукашенко. 

При этом дружба двух лидеров всё же не идёт вразрез с экономическими интересами народов двух стран. Если по-простому: Шавкат Мирзиёев мог просто дать распоряжение купить белорусские автобусы или создать райские экономические условия для сборочного производства МАЗа в Ташкенте. А убытки бы компенсировали из других сфер… Но в современном Узбекистане так дружить не принято.