Индустриальный парк «Великий камень» – новый экономический бренд Беларуси

«Великий камень» стал одним из экономических брендов Беларуси. Сегодня в индустриальном парке зарегистрировано более 40 резидентов. В большинстве это пока компании, которые только пришли на территорию экономического комфорта. Но есть и те, кто уже освоился и запустил или готов дать старт производству. Раскрывать свои секреты перед телекамерами готовы далеко не все игроки этой белорусско-китайской бизнес-площадки. Однако профессиональное любопытство и желание разобраться, как же в этом «Великом камне» всё устроено, всё-таки позволило нашему корреспонденту открыть не одну дверь  индустриального парка и взглянуть на масштабы этого международного бизнес-проекта с высоты птичьего полёта. Там есть на что посмотреть! Площадь особой экономической зоны «Великий камень» – свыше 111 квадратных километров, как два государства Сан-Марино.

Только с воздуха понятнее, что это действительно «Великий камень». Впрочем, соколиному глазу открывается лишь инженерно-транспортная инфраструктура. Дороги, электричество, водоснабжение на участки – с этого парк начался. Дальше – возведение производственных площадей, офисов и социальной инфраструктуры (жильё, поликлиника, детский сад). Это будет новый город в чистом ранее поле.

Идея создать «Великий камень» была своевременной. Но оригинальная ли эта идея? В чём принципиальное отличие парка от привычных и обычных свободных экономических зон? И там, и там есть резиденты, преференции, налоговые льготы… Запрос на экспресс-комментарий в компанию по развитию парка превращается в часовое интервью – уж очень много нюансов. 

Во-первых, подбор резидентов. Приглашают тех, кто создаёт инновационный продукт, которого нет на белорусском рынке. Именно приглашают! Топ-менеджер компании честен: очереди желающих нет (почему – расскажем позже), поэтому ищут клиентов по всему миру. Во-вторых, парку нужны финансовые гарантии. 

Кирилл Коротеев, первый заместитель генерального директора «Компании по развитию индустриального парка»: «У нас есть сразу правила игры, которые диктует государство. Для проектов, которые подразумевают производство – это $5 млн. Для проектов, которые предполагают научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы –$500 тыс. Эту сумму инвестор, резидент будущий должен задекларировать. Далее – подписать соглашение и выполнить. Маленькие компании могут быть в парке, но они могут заходить на общих условиях, то есть без льгот».

В парке сейчас 44 резидента, которым доступны самые беспрецедентные преференции. Главное – это формула «10+10». 10 лет инвестор не платит налоги на прибыль, недвижимость и землю, а следующие 10 лет ставка снижена наполовину. Ещё в «Великом камне» около 80 сервисных компаний, о которых говорил Кирилл Коротеев. Впрочем, их переход в резиденты не исключён. Был, например, белорусский проектный институт, в портфолио которого, например, «Минск-Арена». Часть его акций выкупает инвестор – и так появляется новый резидент, который обещает симбиоз китайских и белорусских идей по ценам, которые не выше рыночных. 

Бай Цзиньлян, заместитель генерального директора компании «Белгоспроект»: «Конечно, дружеские отношения между Александром Лукашенко и Си Цзиньпином помогают привлечь внимание китайских компаний в сторону Беларуси. По моему мнению, этот регион перспективный. Я работаю здесь уже давно, и нам здесь очень комфортно, даже если говорить исключительно о бизнесе». 

Но всё же сотрудничество с Китаем для нас пока ассоциируется с заводом «Джили». В седаны и кроссоверы можно сесть и поехать, то есть под Борисовом – готовый продукт. «Великий камень» – это пока намерения, планы по инвестициям, логистические центры.  Это нормально? Или мы неправильно оцениваем категорию времени? 

Кирилл Коротеев, первый заместитель генерального директора «Компании по развитию индустриального парка»: «Сегодня уже более $450 млн инвестировано в парк: в инфраструктуру, в первое производство, в строительство. Вопрос действительно в правильной оценке времени. Тот отрезок времени, который сегодня прошёл, абсолютно адекватный. И у нас 10 резидентов, которые уже приступили к производству, в том числе в сфере услуг». 

Китайский инвестор, приходя в «Великий камень», сначала регистрирует юрлицо в белорусском правовом поле, затем получает статус резидента, после ему подбирается участок, который нуждается в инженерной подготовке. Лишь затем заключается инвестдоговор, проектируется объект. Он проходит экспертизу, и после этого идёт строительство, пусконаладка оборудования и запуск производства. В лучшем случае после новости о новом резиденте до готового продукта проходит два года. 

Чжоу Чжипин, заместитель генерального директора компании «Флюенс Технолоджи Групп»: «Наша компания – одна из самых первых в "Великом камне". Резиденты парка – ведущие компании Китая в своих областях или их дочерние структуры. И вот именно примеры таких компаний, уже зарегистрированных в качестве резидентов, сподвигнут другие компании из Китая инвестировать в Беларусь». 

А теперь о том, почему пока в парке не так много компаний уровня Аpple и почему это нормально…

Пример первый. В «Великий камень» согласны прийти, например, Boston Dynamics. Их менеджмент доволен льготами, но хочет готовую инфраструктуру и помещение. Белорусский официальный менеджмент считает, что инвестор должен сначала заплатить, а за эти деньги уже будут строиться дороги и подаваться электричество. В итоге стремление к компромиссу ведёт наше законодательство к мировым стандартам и в перспективе к приходу к нам Boston Dynamics.

Пример второй. По нашим данным, парк ведёт переговоры с компаниями Lenovo и Alibaba о создании у нас производства ноутбуков и открытии представительства сервиса доставки товаров из Китая AliExpress. Но Lenovo говорит: налоговые льготы нас не очень интересуют, а вот было бы рядом нужное нам производство микрочипов – и считайте, что договорились. В Alibaba же улыбнулись, когда узнали о лимитах на беспошлинные посылки – мол, отменяйте, тогда и поговорим. То есть «Великий камень» поможет и развить сателлитные отечественные производства для мировых компаний, подкорректировать законодательство. Пока в парке несколько лидеров из числа финансовых гигантов, остальные – игроки среднего мирового уровня. На каком-то из этапов у резидента пропадают деньги или желание. Что будет делать компания в этом случае?

Кирилл Коротеев, первый заместитель генерального директора «Компании по развитию индустриального парка»: «Конечно, риски такие есть. И у нас был уже случай, когда проект заявлен, он не случился. Здесь уже зависит от того, как далеко зашёл резидент. Как правило, это выявляется на стадии проектирования, потери небольшие. Я не исключаю ситуации, когда мы финансово будем стабилизировать. Конечно, долгострои или голые земельные участки нам не интересны».  

Но как привлекать новые инвестиции, когда главной рекламы (большого готового производства) пока не так много? Понять принцип работы будет проще тем, кто из школьного курса физики помнит закон сохранения энергии и переход её из потенциальной в кинетическую – энергию движения.

Развитие парка началось с прихода сюда китайской «Чайна Мерчанс Групп», которая задекларировала потенциальные инвестиции в $500 млн. Это стало гарантом надёжности проекта для других компаний – и в парк вложились другие. Их реальные деньги нарастили потенциальную энергию парка. Это привело к приходу новых компаний и новых реальных денег. Экономический маятник двигает проект, производство в котором пока начато лишь десятью предприятиями. Это новый опыт для Беларуси.

Чжан Ган, заместитель генерального директора компании «Чайна Мерчантс»: «Вы ведь помните, что наш парк назывался китайско-белорусским. Сейчас его название – “Индустриальный парк “Великий камень”. Этим подчёркивается международный статус проекта. Резидентом может стать любой инвестор». 

В итоге уже сегодня в парке есть компании не только из Беларуси и Китая. Географию расширили инвесторы из России, Литвы, Германии, Австрии и Соединённых Штатов. Запланированный общий объём инвестиций, с учётом зарегистрировавшейся на неделе «Корхэлм-Бел», превысил $1 млрд. Более того, в саму компанию по развитию парка вложились китайские корпоративные гиганты. 

Кирилл Коротеев, первый заместитель генерального директора «Компании по развитию индустриального парка»: «"Чайна Мерчантс" – активы около $1 трлн, SINOMACH (бывшее Министерство промышленности Китая) – активы около $60 млрд. Мы смогли и привлечь прямые инвестиции, и компетенции таких глобальных игроков». 

Пик выхода нынешних резидентов на проектные мощности – это 2020–2021 годы. Нужно подождать. Но даже сейчас размах проекта и подходы к нему инновационные для Беларуси. Ответ скептикам: даже если вдруг все компании завтра решат покинуть парк, то страна всё равно будет в огромном плюсе. Инвестдоговоры, как правило, обеспечены выкупленной или арендованной ранее землёй. Но всё же цель – вывести «Великий камень» на уровень международного центра инноваций, чтобы многомиллиардными были не инвестиции, а чистая выручка для нашего реального сектора.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram