Товарно-союзные отношения

9 декабря в ходе президентского совещания во Дворце Независимости состоялся максимально предметный и жёсткий разговор. Тема – соблюдение национальных интересов Беларуси при принятии Таможенного кодекса Евразийского экономического союза.

Ни у кого не должно остаться сомнений, что документ, о котором идёт речь, – очень серьёзный. И от того, в каком виде он будет подписан, без преувеличения, зависит наше с вами благосостояние.

Аисты из Витебска путешествуют по всей Евразии. На каждой водоочистной мини-станции такой рисунок как напоминание – «Сделано в Беларуси». 70% экспорта компании-производителя уходит в Россию. Темпы хорошие, одно «но». В папках – коллекция сертификатов, свидетельств и деклараций. Бизнесу приходится снова и снова подтверждать качество своей продукции, пока идёт отладка работы на едином рынке Евразийского экономического союза.

Это основная «боль» – постоянно меняющиеся правила игры. Какие документы будут нужны завтра, сегодня никто не знает. Такова пока цена «амбициозного» проекта ЕАЭС, который должен изменить экономическую карту мира. Евразийский союз сегодня на карте объединяет Россию, Беларусь, Казахстан, Армению и Кыргызстан – рынок на 185 миллионов человек, огромная территория с богатыми запасами природных ресурсов. И все вроде бы готовы, пусть и не сразу, идти на взаимные уступки в торговле, будь то нефть или пищевые продукты, так чтобы от Бреста до Еревана и Владивостока у предприятий и бизнесменов не было барьеров.

Александр Стук, начальник отдела технологического сопровождения контроля качества и сертификации: «Сами понимаете, дорога ложка к обеду, когда покупатель ждёт продукцию, а без подтверждения соответствия мы не имеем право её разместить на рынке, потому что сами понимаем, что попадаем под штрафные санкции».

В Беларуси эту тему обсуждают, пожалуй, чаще всего. Минск не раз выступал инициатором диалога. Ведь равные экономические условия пока только на бумаге. Количество изъятий и ограничений – столько же, сколько и на старте проекта. Как будто в союз входят скорее не единомышленники, а конкуренты. Документ специалисты называют самым проблемным правовым актом с момента создания ЕАЭС. На последнем совещании разговор пошёл довольно жёстко – главный вопрос Александра Лукашенко к правительству: все ли национальные интересы Беларуси учтены в трёхтомном соглашении?

В деталях трёхтомника Таможенного кодекса под силу разобраться даже не всем специалистам. Но суть можно объяснить на простом примере покупки обычным человеком иномарки. Все меры таможенного регулирования делятся на тарифные и нетарифные. Первые – это, по сути, цена растаможки. Сколько нужно заплатить, чтобы ввезти в страну понравившуюся машину. Цифры заранее точно ясны. А вот есть ли у вас право купить именно эту иномарку по более чем 600 пунктам нетарифного регулирования – вопрос. Самый простой барьер – экологический или сфера безопасности. Если двигатель, например, у выбранной иномарки Евро-3, а в стране действует стандарт экологии Евро-5, – вот она нетарифная заградительная мера. Пошлина будет такой, что перекроет в несколько раз цену самой машины. И ввозить её будет бессмысленно.

И здесь вариантов могут быть сотни. Причём некоторые изменения, со слов экспертов, не необходимость, а продвижение частных интересов. Чаще всего с такими фитосанитарными и ветеринарными препятствиями сталкиваются продукты. Если на рынок большого партнёра, например, заходит большая молочная компания – она вполне может немного менять правила игры под себя. Йогурты – только с ложкой сбоку. И как только правила прописывают в документах, те, у кого ложка сверху – вне игры.

Это исследование прошлого года – как прямой отзыв бизнеса на любые заградительные барьеры. Попытка классификации вылилась в десятки страниц. Больше 500 респондентов делились своими цифрами и впечатлениями. Издержки для предприятий из Беларуси оценивают в 15% от стоимости экспорта.

И сам факт, что фуры могут просто развернуть на границе, которой, вроде бы и нет, без ясного ответа на вопрос «почему?» вызывает недоумение: партнёры явно не готовы к безукоризненному соблюдению правил.

Эмоционально Александр Лукашенко высказывается о главе Россельхознадзора Сергее Данкверте, который на днях в очередной раз выразил претензии к происхождению фруктов, экспортируемых через нашу страну и качеству белорусского молока. Мол, там есть следы сухого. Хотя даже запатентованного метода для обнаружения такого компонента не существует, а белорусская молочка – в российских магазинах нарасхват. Участники любых объединений должны быть готовы идти на компромисс во имя общей цели, но при этом нельзя забывать о национальных интересах каждого государства. Президент ещё раз остановился на финансовой составляющей Кодекса.

Полторы тысячи поправок – оправдание, о котором говорят специалисты, сооружая «Белую книгу» ЕАЭС. И приводят пример – к таким же правилам свободной торговли в Европейском союзе уния шла больше 60 лет. ЕАЭС по времени в 30 раз меньше.

Сейчас Таможенный кодекс в новой редакции попадёт ещё и под общественные обсуждения. На сайте Таможенного комитета принимают предложения от всех желающих до конца следующей недели. А уже 26 декабря под документом подписи должны поставить президенты Беларуси, России, Казахстана, Армении и Кыргызстана, затем проект ратифицируют национальные парламенты. Так что для корректировок остаётся совсем немного времени. Кодекс должен вступить в силу с 1 июля 2017 года.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram