Точки поэта

443

На этой неделе в столице вспоминали Максима Богдановича. В единственном архиве-музее Беларуси ко Дню архивиста (его отмечают 6 октября) была открыта выставка и проведены научные «Чтения». Участники конференции анализировали статьи классика и рассматривали родственные связи Богдановичей и Пешковых. Всё-таки Максим Горький – дядя первого в нашей литературе «поэта города».

Богданович родился не в фольварке, как Купала, и не на селе, как Колас. Он коренной минчанин. Покинуть родной город ему пришлось ещё в младенчестве. Но покинуть, чтобы вернуться в октябре 1916 года. И вот век спустя горожане принимают решение: быть в столице станции Максима Богдановича – на четвёртой линии метрополитена.

Корреспондент Александр Матяс определяет контуры сегодняшнего поэтического Минска.

Ежегодно через «Минские врата» проходит свыше 13 миллионов пассажиров – больше, чем в 1916 году. Даже несмотря на массовую миграцию белорусов в Первую войну. Старый вокзал снесли в 1991 году. Сегодня павильон «Кассы» 1955 года многие ошибочно считают частью той «гавани для поездов», где век назад встречали автора цикла стихов «Места», нашего первого урбаниста.

Ефим Плавник, сын Змитрока Бядули: «Это рассказывала тётя Реня (Ирина Ефимовна): он пришёл домой как-то и говорит: “Я с вами хочу посоветоваться. Вот есть такой хлопец, но он болен. Требуется отдельная комната”. Сёстры, конечно, согласились».

Так в начале октября 1916 года рядом с писателем Бядулей поселился замечательный поэт. Сегодня эти деревянные стены – единственные в Минске, которые помнят «кожны ўздых і слова» Богдановича. Только уже 10-й год двери «Хаткі» закрыты для всех, кроме мастеров ремонта.

Татьяна Лобода, заведующая музеем «Беларуская хатка»: «Праца па аднаўленні дома вядзецца на сённяшні дзень. І ёсць спадзяванне, што гэта здарыцца да 125-годдзя з дня нараджэння Максіма Багдановіча. Былі выкарыстаны сучасныя матэрыялы і плошча памяшканняў крышачку паменьшылася».

В документальной, но не мемориальной части. Спальня-кабинет поэта будет, как и была. Сейчас там под замком – реликвия: ступка, в которой Богданович растирал лекарства. Диагноз: «лёгочный туберкулёз». С ежедневной температурой 38°С он всё-таки создал здесь шедевры мировой литературы – стихотворение «Пагоня» и балладу «Страцім-лебедзь».

Иван Протасеня, художник: «Быў ураджаны яго колерам. Ён быў ураджаны архітэктурнымі формамі. Ён быў ураджаны акустыкай. І кожны дзень яны сустракаліся з касцёлам».

О лирических «встречах» уже вековой давности писала Зоська Верас, подруга Богдановича: «няможна было адарваць». Две революции, две войны... Красный костёл выстоял. И сегодня – символ столицы независимой Беларуси, о которой мечтал Песняр национального Возрождения. Дома на самой большой площади страны (7 гектаров) также помнят Максима-книжника.

Анатолий Бутевич, писатель: «Бядуля згадвае, што ён наведваў пастаянна бібліятэку Пушкіна. А па вечарах пісаў, пісаў да знямогі. Я думаю, што недзе яшчэ ёсць яго архіў, не ўсё знікла. Хаця, яму не шанцавала на рукапісы».

Здание «пушкинки» сохранилось за Дворцом Республики. На то, что тут был «храм мудрости», ничего не указывает. Мемориальную доску сняли во время недавней реконструкции объекта, охраняемого государством. Зато этой осенью в Верхнем городе появились вывески с историческими названиями улиц. Так, Кирилла и Мефодия век назад была Монастырской.

Анна Запартыко, директор Белорусского архива-музея литературы и искусства: «“Хай згадка згадку кліча…”. Гэта спрыяльны момант убачыць многае з унікальнага фонда сям’і Багдановічаў. Наўвогуле можна прыйсці ў чытальную залу, замовіць адпаведныя справы».

153-й фонд в архиве-музее под грифом «ОЦД» (особо ценные документы). Здесь три автографа, а также альбом с первой фотографией Максима. Поэт оставил свой след и в других коллекциях. Смотрите папку Ядвиги Романовский, племянницы Янки Купалы. «Мая бедная дзевачка!» – от руки Богдановича в минский период.

В единственном «Вянке» классика: «вулкі Вільні зіяюць і гулка грымяць!». Экскурсоводы говорят: «вулкі Менска…». Мол, сам поэт был бы не против такой игры слов. Любил же прокатиться по конно-железной дороге. Отсюда конка мчалась к Троицкой горе.

Улица Максима Горького – с 1991 года Максима Богдановича, племянника «Буревестника». 25 лет назад в глубине Троицкого предместья открылся «музэй» поэта-модерниста. Лишь пятый год в пяти залах не увидеть наследие того, чьи последние слова «я не самотны, я кнігу маю…».

Марина Запартыко, заведующая Литературным музеем Максима Богдановича: «Дамова заключана, і працы пачынаюцца. Музейшчыкамі было вырашана захаваць некаторыя элементы ад першай экспазіцыі. Ёсць надзея, што хаця б частка экспазіцыі будзе вітаць гасцей 9 снежня».

Пока же в фойе музея выставка, посвящённая ровеснику Богдановича. Именно географ Аркадь Смолич век назад первым встречал поэта из Ярославля. Он же купил и подарил ему галоши. Осенью 1916 года погода в Минске была, как в 2016 году. Совсем незаметно у входа в Троицкое появился знак с проектом возрождения квартала 30-летней давности. Значится и «Вянок» – букинистическая книгарня, об атмосфере которой минчанам остаётся лишь ностальгировать.

Анатолий Бутевич, писатель: «Хапала тут месца, каб аднавіць ягоны домік. Нажаль, мы гэтага не зрабілі. Можа, усё наперадзе. І можа, жаданне яго пра пахаванне, якое ён пакінуў нам у паэтычнай форме, таксама спраўдзіцца».

«Ня будзеш цяжкая ты сыну свайму, зямля». Перенести прах богом данного поэта из Ялты на малую Родину – эта идея будоражит умы. Особенно перед 125-м днём рождения «гения места». Он стоит в студенческой тужурке (такой ни у кого в Минске не было).

За главным памятником Богдановичу – Большой театр. Только здесь перед каждой оперой и балетом вместо стандартных трёх звонков – «Зорка Венера» Песняра белорусов.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram

Корреспонденты:
Александр Матяс
География:
Новости Минска