Сюжет «Белых Рос» разворачивается в Могилеве. Что положено, когда дом под снос?

1912

Тема не из простых. Победа, в которой без проигравших, практически невозможно. Одним словом, компромисс. Снести частный сектор, а на его месте построить многоэтажки. Знакомая история о поглощении деревни городом. Мы все смеемся, пересматривая «Белые росы», но вот для тех, чьё жильё действительно собираются «отправить под бульдозер», – это скорее драматичный сюжет. Сейчас такие события разворачиваются в Могилёва. Снести нельзя оставить. Где ставить запятую?

Для Бутча и Терезы, и уж тем более для их хозяев, перспектива переехать в «многоэтажку» не заманчива. Когда-то ветхое строение в центре Могилёва Инна Бондарева получила в наследство. Вместе с мужем занялись благоустройством: получили разрешение на реконструкцию, подвели коммуникации и живут здесь 16 лет.

Инна Бондарева: «Если действительно городу нужна была эта земля под капитальную застройку, почему выдавались разрешения? Самое свежее из них датировано 2018 годом. 2017 год, 2016 год».

Наталья Слепченко тоже вернулась в родительский дом на Большой Машековской улице. Столетняя постройка выглядела на свой возраст и для жизни не годилась. Женщина развернула строительство и понемногу начала обновлять своё домовладение, которое теперь хотят снести.  

Наталья Слепченко: «Все средства, которые у меня были, я вложила в его постройку. А так, как он ещё не зарегистрирован в БТИ, мне за него по идее заплатят как за стройматериалы. Никто не будет учитывать транспортные расходы, работу, которая затрачена».  

А на соседней улице Евгения Карпенко переживает не только за дом. Если микрорайон пойдёт под снос и придётся переехать в квартиру, про огородничество можно забыть.   

Евгения Карпенко: «Каждый год на этой груше очень много груш, на яблонях – через год хороший урожай вкусных яблок. Цветы посажены, клубника, на кустах много ягод – это очень много значит для пенсионеров. Мы потеряли всё, что имели, если нас снесут». 

Жёлтые пятна на генплане Могилёва – это частный сектор, и в центре города его быть не должно. Жилая застройка между проспектом Мира и улицей Королёва выделена оранжевым цветом и заштрихована. Это значит, что здесь рано или поздно построят «многоэтажки». И, по словам чиновников, выдавая разрешения на реконструкцию, людей предупреждали, что центр будет застраиваться, и их участки могут изъять по закону.  

Владимир Скачек, начальник Управления архитектуры и градостроительства Могилевского горисполкома, главный архитектор: «За счет того, что земли сельхозназначения, ограничено развитие за пределами города, поэтому мы, и это правильно, идем на упорядочивание центральной части города. Конечно, выгоднее строить на незанятых территориях, но в данный момент у города нет свободных площадей, мы идем и заставляем, чтобы шли со сносом жилых домов с компенсацией имущественных прав граждан».

И тут возможны варианты: люди могут получить квартиру или участок под строительство, но в другом районе. Можно взять и деньгами, но не по рыночной, а по остаточной стоимости. С такими условиями большинство не согласны. Тем не менее, потенциальный инвестор-застройщик уже есть. За семь лет он готов выстроить на 12 гектарах жилой квартал. Четыре дома по 16 этажей плюс постройки чуть пониже. Всего 85 тысяч квадратных метров жилья. До конца года эти намерения строительная компания хочет закрепить инвестдоговором.

Юрий Авдеенко, директор строительной компании «Юрстроймаш»: «Все знают, что в центре все хотят жить, вся инфраструктура близко – остановочные пункты, детские сады, школы. Данный район мы рассматриваем как комплексная застройка».

Центром города эта территория была не всегда. В электронной коллекции Музея истории Могилёва  есть акварель, написанная Николаем Львовым еще в 1790-х годах. На ней «Вид рва между Мышаковкой и полевой стеной» – то самое место нынешнего раздора, тогда – окраина, где жили мещане.  

Алексей Батюков, директор музея истории Могилёва:  «Гэты раён актыўна забудоўваецца з таго моманту, як уваходзіць у рысу горада. Паколькі гарадская зямля – гэта ласы кавалак, які жадалі атрымаць гараджане, каб пасяліцца тут, каб мець права называцца грамадзянінам горада Магілёва. З XVII стагоддя паяўляюцца першыя Магілёускія камяніцы. Яны былі ўжо некалькіпавярховыя і размяшчаліся менавіта ў цэнтры Магілёва».

С высоты современный «зелёный» частный сектор, контрастируя с серым асфальтом центральной магистрали, сразу приметен.  Вместе с домами под снос пойдут деревья и кустарники. Не то чтобы это удар по экологии города, но всё же потеря, если верить, что одно дерево обеспечивает кислородом одного человека в течение жизни. 

Под снос определили порядка 80 домовладений. Если посчитать, что на каждом участке растёт три-четыре дерева, то по версии экологов пожизненную порцию кислорода отсюда получают около 300 человек. Это, конечно, капля в море, вернее, в океане. Ведь именно из мирового океана в атмосферу поступает большая часть кислорода. Но для областного центра с интенсивным трафиком деревья в огородах – хороший фильтр.

Чтобы хоть как-то компенсировать «зелёные» потери, застройщик будет обязан предусмотреть места для посадки деревьев. 

Игорь Бородько, заместитель начальника Могилёвская городской инспекции природных ресурсов и охраны окружающей среды: «Когда идёт новая застройка, у нас, согласно закона о животном и растительном мире, когда разрешено удаление, если оно есть в проектно-сметной документации, но основное требование – это проведение компенсационных посадок. За одно удаляемое дерево, как минимум 3-4 должно высаживаться новых».

Люди понимают, что города растут и уплотняются, наступая на пятки одноэтажной застройке, но всё же надеются сохранить свои дома и огороды. Правда, по-соседству с особняками стоят покосившиеся ветхие постройки, в которых никто не живёт. Хозяева этих участков, напротив, ждут сноса, чтобы получить компенсацию на общих основаниях.  

Корреспонденты:
Елена Соловьёва
География:
Могилёв