Ставка рефинансирования, ВВП, инфляция: каким был 2020 год для экономики Беларуси и почему есть повод для оптимизма?

Ставка рефинансирования, ВВП, инфляция: каким был 2020 год для экономики Беларуси и почему есть повод для оптимизма?

Если уж подводить итоги года в экономике, обратим внимание на некоторые детали. Они по разным причинам оказались в тени, хотя в другой год были бы едва ли не ключевыми показателями того, что не всё так плохо.


Ставка рефинансирования. В этом году она рекордно низкая. Исторически низкая. Такой остаётся и до сих пор. Возможно ли это, когда экономика рушится?

Ответ очевиден – нет. Инфляция. Ни о каком гиперросте речи нет и в помине. ВВП – валовой внутренний продукт – важнейший показатель – да, роста нет, но потеряли мы поменьше, чем многие другие страны.

Всё это и даёт повод для обоснованного оптимизма. О важности знаков после запятой.

Тогда в начале пути и подумать никто не мог, что этот год мы запомним надолго. Столько надежд и ожиданий. И цифра ведь такая волшебная. Уже сегодня всё больше разочарования – 2020-й даже красуется на обложке авторитетного журнала Time как олицетворение худшего года в истории. На семь бед один ответ – падение мировой экономики. Более 5%. И это самая тяжелая рецессия со времен Второй мировой войны.

Кризис не пощадил ни одну страну, даже самую финансово сильную. США потеряли более трети ВВП, Великобритания – порядка 11%. Не лучше дела у соседей: в России ВВП упал на 3,6%, в Украине – порядка 7%, Литва потеряла почти 10% ВВП, Латвия – 7,5%. Казалось бы, к чему это? Так вот, у Беларуси снижение есть, но экономика просела только на 3,1%. И это тот случай, когда каждая десятая – на вес золота. Эксперты предрекали экономический апокалипсис для страны.

Президент на декабрьском совещании парировал:

Александр Лукшенко, Президент Беларуси: «Ключевая задача достигнута – сохранена финансовая стабильность в банковской сфере, на валютном рынке. Без просрочек рассчитались по всем долгам. И это удалось обеспечить на фоне жестких бюджетных рамок и главного шока года – коронавируса».

Даже в таких непростых условиях правительство положительно оценило работу сельского хозяйства, строительства, финансового сектора. Но куда важнее – удалось не потерять и промышленность – отрасль вплотную приблизится к уровню прошлого года. Премьер настроен оптимистично.

Роман Головченко, премьер-министр Беларуси: «ВВП по итогам года правительством оценивается в 99.1%-99.2%. Даже при таком результате Беларусь сохранит лидирующие позиции по росту экономики не только среди соседей, но и в целом по Европе».

А ведь что такое ВВП для страны? Это реальные деньги. То, что произвели, потом продали; то, что выручили, – тратим. Понятное дело не всегда на то, что «хочу», есть еще и «надо» – часть на модернизацию, но львиная доля всё же на зарплаты.

Георгий Гриц, ректор Института повышения квалификации и переподготовки руководителей и специалистов промышленности: «Сегодня несмотря на падение в целом экономики всё-таки правительство идет на то, чтобы поддержать. По крайней мере сохранить с уровнем инфляции, сохранить уровень доходов прошлого года. Ни одна страна мира такой тренд не поддерживает. Да, это противоречит законам экономики. Но еще раз – законы экономики абстрактно от людей никому не интересны, т.е. первичны люди, вторична – экономика».

Для скептиков – сегодня уровень инфляции в районе 6%. И рост наших с вами доходов те же 6%, «то на то» и выходит. В любом случае, хуже не стало – покупательская способность сохранилась на уровне «доковидного» 2019-го. И такую планку Президент требует удержать.

Александр Лукшенко, Президент Беларуси: «Скажу откровенно: если мы уровень социальной защищённости в будущем году сохраним на уровне нынешнего, это будет неплохо. Немножко добавим – будете молодцы».

Ещё один фактор, за который боролись весь год – работающие предприятия. Еще в первую волну коронавируса ключевые производства не остановили, тотальный локдаун, как это сделали многие западные соседи, не вводили. Уже тогда понимали: от тишины станков – пусто в кошельке.

Дмитрий Крутой, заместитель главы Администрации Президента Беларуси: «Главный, конечно, эффект – это недопущение массовой безработицы. Примерно 400 – 500 тыс. человек на рынке труда находились под очень серьезным напряжением. Это неполная занятость. Это отпуск за счет нанимателей, это вынужденный отпуск, это вынужденные простои. Но сегодня эта цифра снизилась практически в 7 раз. Это данные вот буквально прошлой недели. Мы сохранили рабочие места, и позволили в этом плане чувствовать себя уверенно».

9 марта 2020 года. Его уже ознаменовали черным понедельником. Резкий обвал цен на нефть. Казалось бы, для нашей страны как покупателя российских углеводородов новость хорошая, но мы к тому же продаём продукты нефтепереработки, а значит, здесь проигрываем. К тому же кризис, долго не могли договориться с партнёрами в России. Всё это повлияло на энергетический сектор. А основа белорусской экономики – нефтехимическая промышленность. Баланс удалось сохранить – экспорт превышает импорт.

Виталий Демиров, аналитик Белорусского института стратегических исследований: «Бюджет за январь – сентябрь был выполнен с дефицитом примерно на 2% от ВВП. Тем не менее, необходимо отметить, что несмотря на вот этот дефицит мы сохранили положительное торговое сальдо. Чистый экспорт составил примерно полтора миллиарда долларов».

Испытанием 2020-й стал и для денежно-кредитной политики. Курс евро и доллара вырос, значит, спрос превысил предложение. Валюту белорусы скупали больше, чем продавали, опустошали депозиты. Это сказалось на ликвидности, то есть продавать рубль быстро по рыночной цене стало сложнее.

Дмитрий Калечиц, заместитель председателя правления Национального банка Беларуси: «Для восстановления текущей ликвидности Национальный банк оказывал соответствующую поддержку банков. Осуществлял операции по рефинансированию. Не принимались меры по повышению ставки рефинансирования. Более того, ставка рефинансирования снижена на 1,25 процентных пункта до 7,75% годовых. Это оказало достаточно положительное воздействие на экономику и сферу бюджета. Кроме того, меры, которые принимались по стабилизации валютного рынка, позволили обеспечить требуемый баланс».

В кризис важна взаимовыручка. И предприятия, и людей, которым не по силам оказались платежи по ранее взятым кредитам, поддержали. Вплоть до исключения процентов по займу и штрафных санкций за несвоевременные оплаты. На обеспечении социальной стабильности правительству и Нацбанку необходимо сосредоточиться и в дальнейшем. И хотя текущий момент – один из самых сложных за десятилетия, уроки этого непростого года необходимо учитывать, строя планы на следующий.

Александр Лукшенко, Президент Беларуси: «Хочу предостеречь и правительство, и губернаторов, и всех, кто будет исполнять принятые решения по социально-экономическому развитию, ссылаться на то, что у нас пандемия и что вся экономика в мире остановлена и нам не с кем торговать – не принимается. Забудьте об этом».

Да, Беларусь избежала жестких экономических стрессов. Но успокаиваться на этом нельзя. Следующий год в экономическом смысле важен ещё и потому, что даёт старт новому пятилетнему циклу. И что нас ждет завтра, нужно чётко понимать уже сейчас.

Один из положительных эффектов «года разочарования» – это то, что не остановлена инвестиционная деятельность. В стране открывались новые предприятия. Есть и результат. Только-только на заводе белой жести в Миорах получили первую продукция. По мнению европейских экспертов, по уровню применяемых технологий это сегодня металлургический завод номер один. И таких примеров десятки. Не это ли показатель, что экономика работает? Главное – помнить: кризис – не только проблемы, но и возможности.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram