Совещание по нацбезопасности у Президента, итоги. Какие изменения ждут белорусское законодательство?

Совещание по нацбезопасности у Президента, итоги. Какие изменения ждут белорусское законодательство?

Чтобы понять, зачем в Беларуси менять подходы к охране порядка на уровне законов, постарайтесь честно ответить вот на какой вопрос: за последний год как часто вам доводилось слышать, что кто-то был задержан якобы ни за что? Просто вышла с цветами на улицу или прошёлся в магазин мимо заводской проходной, пусть и в соседнем городе, ни на какой незаконный митинг не собирался, а просто гулял. Парадокс: пока одни убеждают в невероятной массовости протестного движения, историй из серии «мимо проходил» гораздо больше, чем откровенных признаний в причастности к тому самому протесту. 


Расчёт на уход от ответственности и на жалость – люди ведь часто склонны к состраданию. Это и от собственных проблем отвлекает, и создаёт иллюзию, что есть некое добро и зло. И ничего посередине. Но, согласитесь, сказка есть синоним лжи. И, повзрослев, хорошо бы извлекать уроки. Впрочем, есть те, кто из поствыборной ситуации на улицах выводы уже сделал. 

Но и незнание законов от ответственности не освобождает. И всё же желающим и дальше от неё уклоняться, чтобы убедиться в невыполнимости миссии, придётся подробно изучить десять новых законопроектов.  

Игорь Сергеенко, Глава Администрации Президента Беларуси: «Завершена работа по комплексному пересмотру уголовного законодательства… Меры предлагаемые направлены на то, чтобы обеспечить общественную безопасность, в первую очередь, с учётом практики последнего года… Все законы будут внесены на рассмотрение в ближайшей сессии в апреле». 

Вообще, исходя из сегодняшних реалий, в законах пересмотрели и то, что вызывало вопросы ещё вчера. К примеру, уход от уплаты налогов. Но речь не только и даже не столько об ужесточении ответственности. Суть в том, чтобы лазеек стало меньше. И спекулировать на этой теме, как это происходит сегодня в вопросах участия в разного рода незаконных массовых мероприятиях, станет сложнее. И если вы думаете, что речь исключительно об уличной активности, значит, не представляете, какая в действительности проделана работа. 

Александр Рахманов, заместитель Государственного секретаря Совета безопасности Беларуси: «Также предлагается изменения трудового законодательства, направленное на недопущение незаконных забастовок… Тут, наверное, неправильно будет употреблять термин "забастовка". Как вы видели, акции, которые происходили на предприятиях в прошлом году, не имели цели, которую имеет забастовка, решение какого-то трудового спора между работниками и нанимателями. Нет, они преследовали цель полностью остановить работу предприятия и затем поделить рынки».

Принцип «чем хуже будет белорусам – тем лучше нам» не новый для тех, кто противопоставляет себя власти в нашей стране. Даже удивительно, как на эту удочку продолжают клевать, не сопоставляя при этом, что власть – это народ, ведь именно он её избрал. Но удивительнее другое: в стране, где со школьных лет все знают об ужасах нацизма, назрела необходимость по примеру соседней России и в этой сфере принимать закон. 

Вообще, оппоненты (и в данном случае не власти, а белорусского народа) работают над подменой понятий и созданием какой-то альтернативной истории на постсоветском пространстве уже по меньшей мере 10 лет. Так что с этой точки зрения, можно сказать, что с принятием закона даже опаздываем. Но ведь надо понимать, что всё это время Беларусь, в отличие от многих наших соседей,  находилась в несколько иных условиях: у нас не было социальной напряжённости, связанной, скажем, с проблемами в медицине или образовании, с неисполнением финансовых обязательств государства перед народом. Но даже в такой ситуации по теории Овертона нашлись механизмы воздействия на умы. И тот, кто ещё вчера довольно жил своей лишь жизнью, сегодня оказался вовлечённым в некую борьбу. Свою ли?

Андрей Швед, Генеральный прокурор Беларуси: «Что касается конкретно инициатив Генпрокуратуры, то они состояли в том, чтобы усилить и конкретизировать ответственность за экстремистскую деятельность. Мы учли законодательство и опыт других стран… Уточнено понятие экстремистских материалов. Теперь это не только информационная продукция, но и любая атрибутика, символика, которая используется с этой целью. Это очень важно». 

По существу, ревизию уголовного законодательства давно анонсировали, как следующий шаг после совершения кодексов об административных правонарушениях. Разве что актуальных вызовов прибавилось. Поэтому нынешние новации касаются целого пакета законов – об экстремизме, о недопущении героизации нацизма. И усиление защиты персональных данных. 

И нужно ведь понимать, что в нашей реальности это коснётся не только админов деструктивных Telegram-каналов. Но и тех, кто им помогает. И по сути, что есть травля, запугивание, угрозы, оскорбления, как не тот же экстремизм. С потоком грязи столкнулись ведь не только сотрудники правоохранительных органов, но депутаты, врачи, учителя, журналисты, многодетные матери, награждённые орденами, их семьи, друзья. Недемократичные методы борцов с диктатурой совсем не смущают. В оправдание они придумывают всё новые истории, понимая, что фейк расходится быстрее опровержения. Но и на такие случаи законопроект уже готов – намеренная ложь, тем более в ущерб безопасности, обернется статьёй. 

Алексей Авдонин, аналитик Белорусского института стратегических исследований: «Ключевые изменения связаны в целом с изменением институциональной среды, по работе правоохранительных органов в вопросах современных вызовов. 2020 год чётко показал, что Беларусь сталкивается с новыми вызовами угроз в информационной сфере, в сфере психологического воздействия, как результат для силовых структур. Для тех, кто отвечает за общественный порядок, должны использоваться те инструменты, которые бы позволяли быстро и очень гибко реагировать на такие вызовы. Это связано с вопросами экстремизма, с вопросами призыва к различным протестным движениям, это касается не только информационных ресурсов, но и символики и иных атрибутов, которые ориентированы на создание некой информационной среды, которая может использоваться для управления протестным движением».

Вместе с тем, речь не идёт только об ужесточении законов. Суды смогут применять более гибкие подходы в назначении наказания. Лишение свободы, например, заменять её ограничением. Десять статей и 24 состава преступлений вообще исключат из уголовного законодательства. Кроме того, в уголовную практику вводят понятие медиации – то есть появится возможность договориться. За отдельные нарушения вместо срока предусмотрен штраф с рассрочкой и даже с отсрочкой выплаты. Нарушать в любом случае себе дороже, но всё же это более мягкое наказание. Разработчики учли даже коронавирусные ограничения – в законопроекте прописана возможность онлайн-допросов. Однако важно понимать, что принцип справедливости (а он в вопросах соблюдения законности основной) не всегда сулит пряник. И прежде, чем сделать что-то сомнительное с точки зрения морали, стоит узнать, чем это чревато по закону. Мы же с вами взрослые люди. 

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram