Стали известны две новости, которые имеют отношение к спорту. Во-первых, Виктория Азаренко объявила о том, что готовится к рождению ребёнка. А во-вторых, Дарья Домрачева и Уле-Эйнар Бьорндален стали мужем и женой. Наши поздравления знаменитым спортсменам.

До начала Олимпиады, а значит, до первых спортивных побед, ещё почти три недели. Зато прямо сейчас у нас есть возможность порадоваться победе наших медиков. Белорусские врачи совершили настоящий прорыв: им удалось успешно осуществить пересадку трахеи и тем сохранить жизнь пациенту. Никто в мире ещё не делал ничего подобного.

Сейчас отечественные медики ожидают получения патентов на технологию, а пациенты – проведения новых операций.

Она уверяет, ни дня не сомневалась, что муж окажется сильнее болезни, хоть и врачи до последнего не обнадёживали. Ещё бы! Даже диагноз – рак лёгкого четвёртой стадии – стал лишь меньшим из зол. Опухоль могли прооперировать, но она успела поразить трахею – тот самый орган, который невозможно ничем заменить, а при пересадке от донора он попросту отторгался.

Владимир Жарков, заведующий хирургическим отделением Республиканского научно-практического центра онкологии и медицинской радиологии: «Это всегда угроза асфиксии, смерти от удушья. Она может медленно наступать: месяц-два, но это, мягко говоря, не жизнь, это мучение. Поступали пациенты больные, мы что-то пытались им сделать. Они всё равно умирают… Тем более это обидно, когда они погибают на твоих глазах в отделении, мы не успеваем даже что-то сделать».

Именно отчаяние толкнуло опытного хирурга на сенсационное открытие. Владимир Жарков в итоге стал тем, кто нашёл способ пересадить умирающему пациенту трахею. Для этого успеха работали специалисты двух республиканских онкологических центров. И только спустя три месяца после операции они поверили – всё получилось.

Олег Суконко, директор Республиканского научно-практического центра онкологии и медицинской радиологии: «Поверьте, это в сотни раз сложнее, чем пересадить любой орган, в том числе сердце, с точки зрения науки и того, что случилось. Многие говорили, что тканевая инженерия – это дело будущего, потребуется десятки лет. Но, к счастью, мы готовим ещё двух больных».

Две донорские трахеи сейчас проходят так называемую девитализацию – процесс, во время которого орган очищают от всех донорских клеток, на это требуется две недели. Трахея, по сути, становится универсальной матрицей. Её можно пересадить абсолютно любому пациенту, но потом начинается самое сложное: орган, выражаясь не научным языком, нужно оживить.

Для этого трахею подсаживают в прямую мышцу живота пациента, там она обрастает сосудами, пока в лаборатории специалисты выращивают для неё необходимое количество стволовых клеток.

Янина Исайкина, заведующая лабораторией клеточных биотехнологий и цитотерапии: «Из стволовых клеток мезенхемальных, которых в организме человека очень мало – всего лишь одна клеточка на 10 тысяч клеток костного мозга. Так вот в этой лаборатории мы экспансируем эти клетки, то есть наращиваем. Мало того, что мы их выделяем из костного мозга в специальных средах, как делает сейчас наша сотрудница, мы их пересаживаем в культуральные флаконы и в течение месяца наращиваем большую массу клеток, увеличивая их количество в 10 тысяч раз».

Затем те самые клетки вводят в трахею и только после этого орган пересаживают. Организм первого в мире пациента, что называется, не заметил подмены. Ведь главное достоинство стволовых клеток как раз в том, что они могут превращаться практически в любые, причём искусственно выращенные идентичны полученным от пациента.

Наталья Колядко, заведующая онкологическим отделением клеточных технологий Республиканской молекулярно-генетической лаборатории канцерогенеза: «Вообще, само направление клеточных технологий подразумевает развитие такого направления, как регенеративная медицина и клеточная терапия. Восстановление функций органа либо его части, структуры. Есть понятие регенеративной медицины при введении стволовых клеток в кровь, то есть это будет восстановление функций организма, чем конкретного органа. Это перспективы сегодняшнего дня».

И Анатолий Хлопков – тому подтверждение. И пусть его жизнь теперь тесно связана с врачами, обследования придётся проходить по несколько раз в год, всё же он живёт.

Анатолий Хлопков, пациент: «Я готов им ноги целовать и руки тоже. Я очень признателен врачам, я волнуюсь. Я не знаю, как их отблагодарить».

И как ни банально, лучшей благодарностью для них будет то, что пациент здоров. Ведь сегодняшний триумф отечественных медиков – это надежда для примерно 50 белорусов, ежегодно нуждающихся в подобных операциях. А в будущем – это тысячи спасённых жизней по всему миру.

Подписывайтесь на нас в Telegram