Реставратор Аркадий Шпунт отмечает 70-летие масштабной экспозицией

Совету Национального художественного музея представили фрагмент долго скрытой от глаз живописи. Сенсацию готовит старейший реставратор Беларуси. 70-летие Аркадия Шпунта отмечают масштабной экспозицией.

Около 1652 года написан, в конце 19-го века реставрирован. Повторно – чуть более 40 лет назад. С тех пор портрет такой, как сделали «лекари старины» Русского музея. Это изображение Януша Радзивилла – на марке Беларуси. А теперь оказалось, что известное в мире (под сплошным слоем краски начала 1970-х) хранило секрет.

Аркадий Шпунт, реставратор, заведующий отделом Национального художественного музея Беларуси: «Мы понимаем, что это прозрачная такая живопись по сравнению с этой пастозной, глухой, которая сверху. Сейчас мы будем ставить вопрос о том, чтобы продолжить раскрытие этого портрета и прийти к подлиннику. И тогда, наконец, люди увидят, что такое настоящий Даниэль Шульц».

Первый зондаж – фрагмент доспеха у ног великого гетмана. «О, сколько нам ещё открытий чудных...» – пока лишь цитирует Пушкина мастер, на чьём счету воссоздание шести чудотворных икон. О себе Шпунт говорит: «За без малого полвека в профессии выработал почти рентгеновское зрение и интуицию».

Даже реставратор сегодня не скажет: сколько не лиц, а ликов воскресил. Он живёт, чтобы делать их бессмертными. Самые объёмные работы в экспозицию не попали. Смотреть нужно росписи в интерьерах Софийского собора в Полоцке, а также главных костёлов Пинска и Минска.

Среди крайних шедевров из-под руки Шпунта – трёхсотлетний «Собор Архангела Михаила». Свои запасники к юбилею реставратора открыл и Музей древнебелорусской культуры. Следы хаоса и распада сегодня лишь в фотографиях.

Елена Карпенко, куратор выставки «Профессия реставратор»: «Рождество Богоматери» Томаша Михальского (середины 18-го века). Огромная работа не только с живописью, но и с резным обрамлением, рамой, которых у нас очень мало сохранилось. И здесь проявился весь комплекс таланта Аркадия Самуиловича, словно оно только вышло из мастерской иконописца».

Есть мнение, что ресторатор – это неудавшийся художник. Либо скульптор – такое образование у Шпунта. Однако не каждому ваятелю дано сделать так, чтобы точь-в-точь Микеланджело. Лауреат специальной премии Президента заслужил право быть вписанным в этикетаж.

Владимир Прокопцов, директор Национального художественного музея Беларуси: «Рэмбрандт і іншыя майстры толькі ў гэтым узросце тварылі свае непаўторныя шэдэўры. Я спадзяюся, што Аркадзь Самуілавіч паслужыць не адно дзесяцігоддзе нашаму музею і краіне ўвогуле».
Аркадий Шпунт, реставратор, заведующий отделом Национального художественного музея Беларуси: «Профессия реставратора в нашей стране должна иметь государственный статус. Здесь должна быть и комиссия на госуровне. Если мы не сохраним реставраторов, мы не сможем сохранить эти зёрна элитные белорусской культуры».

Он навсегда запомнил дату, когда для себя открыл профессию. Это было в 1967 году. По телевизору показывали, как спасали сокровища Дрезденской галереи. «Раскрытие – всегда риск, переживаешь стрессовую нагрузку», – говорит Шпунт, продолжая открывать окна в минувшее ради будущего. 

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram

Корреспонденты:
Александр Матяс
Операторы:
Олег Шинкевич
География:
Новости Минска