Раскол среди «беглых». Чего боится штаб Светланы Тихановской? Рубрика «Будет дополнено»

Раскол среди «беглых». Чего боится штаб Светланы Тихановской? Рубрика «Будет дополнено»

В лагерях беглых символов неслучившейся революции наступила так нелюбимая ими стабильность. Правда, вряд ли это приносит им какое-либо удовольствие, так как стабильно получается только делить портфели, ругаться из-за денег и предавать друг друга в борьбе за протестное лидерство. Публично при этом все уверяют о дружбе и взаимопонимании, но воткнутых в спину ножей в Вильнюсе, Варшаве и Киеве уже достаточно.  


Как вы думаете, какой правды сейчас больше всего боятся «беглые»? Может, о том, что протесты окончательно сдулись и остались лишь в проплаченных сообщениях Telegram-каналов? Да, но это и так очевидно. Может, боятся правды о том, что деньги, которыми ни с кем не поделились, заканчиваются и для них самих? Да, но это было ожидаемо. Больше всего «беглые» боятся правды о том, что для них Лукашенко давно перестал быть главным противником. Теперь реальная война идёт внутри оппозиции, друг против друга – и вот эту правду от вас пытаются скрыть. Меня зовут Игорь Тур, и я дополню тему.  

Итак, несколько месяцев мы рассказываем о расколе в лагерях «беглых». Сначала всё было просто: центры силы образовывались по географическому принципу – Вильнюс, Варшава, Киев. Те, кто рядом, вроде как должны держаться вместе. Но! Чем дольше, тем больше людей вовлечены в эту борьбу, и сейчас хитросплетениям «беглых» позавидовал бы сценарист «Игры престолов». А говорящие головы этих центров уверяют, что никакого раскола нет… Ну что ж, в том, что раскол существует, сейчас признается Светлана Тихановская. 

Светлана Тихановская: «Всех никогда не объединишь! Я и так, как та, извините, курица, цыплят к себе – куда ты там отошел? Давай-ка к нам! Чтобы не показывать этот раскол, которого все боятся, потому что мы вот не знаем, как? Мы тоже, как слепые котенята, в этом всём идём, понимаете?»  

Я позволю себе дополнить: боятся уже не раскола, а того, что это станет известно протестному электорату. Они, впрочем, догадываются, и уже разочарованы. Потому что белорусская оппозиция, как и всегда, быстро погрязла в ругани из-за денег. 

Светлана Тихановская: «У нас, конечно, не без проблем. У нас всё достаточно тяжело движется. Были и разочарования, и всякие были эмоции… Не всегда всё получается. Очень много факторов в виде, не знаю, и сливов, и каких-то негативных реакций, ну всякого-всякого бывает. Все уже нам кричат со всех сторон: "Всё, сдулись, всё, уже ничего нет". И пропаганда первая, кто это делает. Вот как бы это звучало, вот вы просто подумайте, что я бы отправила мессендж в Беларусь, что всё, всё заглохло, всё остановилось, да?»  

То есть Светлана, даже живя в информационном вакууме, прекрасно понимает, что протесты сдулись, но сказать об этом как-то неудобно и невыгодно. И она и дальше будет говорить, что борьба идёт и всё ещё впереди. Но нет, это ложь. А теперь – к расколу. До Всебелорусского народного собрания он был виден в закулисной игре. Но перед ВНС появился тот, кто сыграл на альтернативной повестке и сказал, что выводить людей не нужно, тут же собрав сливки с этого прямого попадания в инфоповестку. 

Речь про Игоря Макара, который когда-то давно работал в милиции, а внезапно выскочил как чёрт из табакерки и публично сломал иллюзию о том, что у «беглых» есть хотя бы намёки на единство. И теперь Макара во всех Zoom-конференциях «поливает» в ответ команда Тихановской.  

Светлана Тихановская: «Я понимаю, что у нас нет той силы, которая была. И, возможно, в этом плане Макар со своей вот этой сумятицей, он... Не то, чтобы он остановил, люди бы всё равно не вышли, ну… Он как бы своим призывом всё прекратил – и его поддержали. Но сейчас, слушая риторику Макара и понимая, что он топит за Россию… Очень это всё выглядит странно. Человек просто взялся ниоткуда. Я не уверена, имеет ли он какой-то вес в силовых структурах сейчас. Это появился новый человек, понимаете? Которого мы не знаем – с кем он работает, от кого он, кто его поддерживает? Мы же всё равно прослеживаем все его стримы – работают российские боты. Но люди сами тоже должны 2+2 складывать». 

Здесь хорошо видна рука советника Тихановской Франака Вечёрко: если кто-то мешает – называй его фигурой Кремля, всегда прокатит. Что же до Светланы – она вообще слабо понимает, что сейчас вокруг неё происходит. И, например, поддерживает отношения с Ольгой Карач. А та, в свою очередь, развернула масштабную компанию против офиса Тихановской. Например, признаёт, что президентом и лидером нации Светлана не будет никогда.  

Ольга Карач: «Сейчас уже поезд ушёл, не будет того, что было,  нужно смириться. Уже даже по белорусскому законодательству выигрыш президентства имеет определённый срок годности, это значит, если ты не вступил в должность за определённый срок, то ты не вступил. Если мы ориентируемся на реакцию Запада, то она будет никакой. Это будет, ну… Что люди играют в песочнице, не более того». 

Само собой, Карач страстно желает быть лидером протестов, хотя бы в интернете, потому что это слава и деньги. И Тихановская ей очень мешает. И вот Карач прекращает ходить вокруг да около и прямо говорит, что Светлану пора убирать.

Ольга Карач: «Я думаю, Светлана на такое не готова и, в принципе, скорее всего, на такое не будет готова никогда. И я считаю, что к Светлане Тихановской очень много претензий и очень много требований того, что она делать просто не может и не хочет. Я предлагаю от неё всей страной отвязаться». 

И самое интересное, что с Карач сдружился тот самый Игорь Макар, которого сейчас торпедирует офис Тихановской. Вы спросите у Карач, правда ли, что на некоторые Zoom-конференции она выходила с Макаром из одной комнаты? А рядом с Тихановской сейчас ещё и ByPol – инициатива, которая вообще играет за третью сторону. Просто тщательно это скрывает. Там есть и мой новый любимчик – он прекрасен. Речь про Владимира Жигаря, лейтенанта из Мозыря. Вот у него спрашивают дворы. 

Вячеслав Жуков: «Мы новые цели определить не можем, поэтому и не ходим. Либо надо работать над целями, либо над другими форматами. Может какие-то варианты решения этой ситуации вы можете предложить?» 

Владимир Жигарь: «Так… Вопрос: зачем выходить? Ну, потому что. Ну, потому что… Вы ищете какие-то конкретные цели, ну…» 

Почему? Потому… Что тут ещё сказать? Но! Жигарь, который клялся в верности Тихановской и называл её своим генералом, по недалёкости своей и пришёл помогать. Но даже он очень быстро понял, что вокруг Светланы вертятся и жук, и жаба и с ней революции не получится. 

Больше всего достаётся Франаку Вечёрко, чьи кукловодские позиции становятся всё слабее и слабее. Франак, если я правильно понял, Жигарь собирается вас побить. 

Вячеслав Жуков: «Как вы относитесь к Франаку Вечерко? Уже много раз он в прямом эфире Belsat раскрывал важные факты и ориентировки для силовиков про дворы, активистов и печатников, последствия – массовые обыски и задержания. Проверяли ли вы его на "детекторе лжи" и есть ли возможность это сделать? Дворы уже не просто не доверяют, а уверены, что Франак сливает протест». 

Владимир Жигарь: «Там была такая мысль, но я не знаю просто, как это сейчас будет реализовываться или нет, чтобы Светлана, прежде всего, с определенными людьми, в том числе с Франаком Вечёрко, приедет в Варшаву, и мы поговорим с ним непосредственно. И проведём, скажем так, беседу с ним. Провести полиграф в отношении всего штаба хотелось бы, но пока не получается».   

Ключевой момент – офис Тихановской и весь Координационный совет, который якобы за правду, наотрез отказывается от полиграфа. Почему? Господин Жигарь, я готов вам намекнуть: если вам удастся затащить их на детектор лжи, вы удивитесь, как много людей соврут, отвечая на один простой вопрос: сливаете ли вы информацию кому-либо? И для зрителей: ну а чего вы хотели? Чтобы те, кто предавал и лгал в Беларуси, там ради некой новой страны перестал это делать? Смешно. И ведь больше всего врут именно сейчас, перед Днём воли. Потому что этой даты «беглые» боятся как огня.  

И завтра мы расскажем почему. 

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram

Корреспонденты:
Игорь Тур
География:
Литва Польша