Работа над ошибками: как избежать конфликта между учителем и учеником? Рубрика «Будет дополнено»

2220

Школьный конфликт – частность или следствие системной ошибки в образовании? Школа, родители, дети – вот три фактора вместе, и ситуация однозначной не бывает. Дополним тему конфликта в пятнадцатой школе Гомеля.

Из внештатного сегодня – количество журналистов у главного входа. Уроки идут по расписанию, но ситуация после такого пристального внимания из Минска – слегка накалена. 

Личное впечатление. Первое, что хочется сделать после того, как посмотрел видео, выложенное в Сеть – педагогу ответить по-взрослому. Любой родитель так среагирует, если вовремя не остыть. Пока не выяснятся детали, которые ситуацию спровоцировали. Четвероклашки, понятно, редко идеально спокойно сидят на уроках. В этом возрасте они «прощупывают» границы дозволенного – что можно, а чего нельзя. И если их вовремя не остановить (а это общая задача семьи и школы), то будут не просто шалости, а проступки куда похлеще. И если родители не занимаются воспитанием, то педагогам в одиночку будет ох, как сложно! Впрочем, важнейшая миссия всей нашей системы образования на начальном этапе – привить ребенку установки «что хорошо, а что плохо». А для этого нужна дисциплина! 

В этом же случае, конечно, надо детально разобраться. Может ли матерится педагог? Нет. А может ли ребенок матерится при педагоге? Нет. 

Кто никогда в своей жизни эмоционально не срывался при ребенке? Педагог отличается какими-то повышенными железобетонными качествами?   Хорошо бы, но нет. Нужно ли за это увольнять человека, который 35 лет проработал в одной и той же школе? Не проводить беседу, не делать выговор, штраф, что угодно. Конечно, «что угодно», но не увольнять!

Вспомните свою школу. За время подготовки к программе я услышала 100 историй про конфликты с педагогами. И там все было даже наоборот: напуганные учителя и «уволенные» ученики. В седьмом классе мы с одноклассниками бросались тряпками для доски. Хоть раз это делали все. С предпоследней парты я метнула такую тряпку и попала ровненько в педагога русского языка и литературы, которая в это время заходила в класс. Если кратко описывать ощущения, то мне хотелось умереть. А она расплакалась, и поскольку весь класс стоял спиной ко мне, еще предстояло выяснить – специально это было сделано или нет. 

Если не разбираться или даже разбираться по правилам (нам же нельзя бросаться тряпками) – мне грозило исключение. Абсолютно за дело. Меня не исключили, потому что выясняли все очень скрупулезно и очень лично. Так что ситуация, когда рубят с плеча, может обернуться плохо абсолютно для всех. 

И это и есть смысл управления этой структурой. Разбор не по бумаге. Не по заявлению одной из сторон. И не по протоколу.  Не по видео. Я помню, как мне было стыдно до сих пор еще и потому, что со мной дома месяц не разговаривали. Желая того или нет, я, по мнению родителей, задела чувства учительницы, которая меня учит, вкладывает в меня что-то. 

Школа должна учить. Все должны быть на это настроены. Две недели назад проговаривали на линейках.

Александр Лукашенко, Президент Беларуси: «Школа – это храм. Туда надо приходить с чистыми помыслами учиться, а не покуривать в туалете. Дисциплина технологическая, чтобы вы получали то, за чем пришли в школу». 

Это абсолютно родительское дело – воспитывать в ребенке такое уважение. Да, это не говорит о вседозволенности в отношении учеников, есть протокол безопасности: ребенок плохо себя ведет, к директору или администратору, из класса вышел – все успокоились. Но давайте честно, если дети дразнят, делают это все вместе – иногда беспристрастность подводит.

Трагедия в Столбцах, история в 32-й минской гимназии, когда школьник с заточкой напал на педагога – там у всех тоже есть своя условная правда. Педагог был строгим. Ребенок не выдержал. Это все ситуации, когда в школе что-то упускается. Ребенок замкнут – с ним не разговаривают. Педагог, видно, что на грани – ему не помогают. И в этих случаях, и по следам гомельских событий, очевидно, необходима большая работа над ошибками. Как сделать так, чтобы престиж профессии педагога не допускал даже мысли – бросить что-то вслед или сказать что-то обидное.