Протасевич – о финансировании проекта Степана Путило и сотрудничестве с российским олигархом

Протасевич – о финансировании проекта Степана Путило и сотрудничестве с российским олигархом

Роман Протасевич в эфире программы «Марков. Ничего личного» на ОНТ рассказал, как экстремистский Telegram-канал Nexta под руководством Степана Путило стал дойной коровой для «Белорусского дома» в Варшаве, но при этом получал финансирование от российского олигарха.

Роман Протасевич: «Все лавры, которые он получал, он получал эти лавры за счет работы других людей. Изначально проект NEXTA жил исключительно за счет продажи рекламы. Там не было каких-то сторонних вливаний. Позже, как раз летом 2020-го, начало происходить большое количество весьма интересных вещей. Если не пытаться вдаваться в дебри и подробности. Во-первых, как только редакция NEXTA только еще хотела въехать в помещение “Белорусского дома” в Варшаве, которое возглавляет такой деятель, как Алесь Зарембюк. Как сейчас помню, мы, журналисты, вместо со Степаном туда пришли просто посмотреть комнатку. Все грязное было, захламленное. Нам нужно было убрать, расчистить, все самим делать. Мы только посмотрели это помещение, и Зарембюк выходит, улыбаясь и сразу потирая руки. Мы еще не успели даже согласиться, что там будет находиться редакция. Первое, что буквально он тогда сказал: “Ой, ребята, у меня тут уже такой интересный проектик на американские гранты совместный есть. Давайте подумаем”. Мы тогда просто засмеялись. То есть. Не в открытую. С тем же Рудиком стояли, просто в ладошку начали хихикать. Потому что это было просто смешно. Мы не успели даже заселиться, сразу пошли разговоры о грантах. Сразу, моментально. Тот же “Белорусский дом”, он, по сути, разваливался. Там не было ни финансирования толком, ничего. Сейчас “Белорусский дом” в Варшаве – это ведущая организация, которая контролирует все белорусские события, всю белорусскую повестку. Лично через премьера Польши через карманы “Белорусского дома” в Варшаве было выделено 53 миллиона злотых на помощь белорусским беженцам. И знаете, что самое интересное. Деньги-то вроде были выделены. И наша редакция там сидела. Домофон разрывался круглые сутки. Люди реально пытались приходить и обращаться за помощью. Но людям просто никто ни разу не открывал, хотя домофон неустанно звонил с часов с 7-8 утра до часов 10 и иногда даже 11 вечера. Но никому просто не открывали дверь».

Протасевич отметил, что Алесь Зарембюк начал заниматься развитием проекта в нужном ему направлении.

Роман Протасевич: «Когда позже я высказывал свое недовольство, у нас состоялся разговор с Зарембюком, во время которого в один из моментов он просто в крайне жестком тоне и с агрессией сказал, что если я суну свой нос куда не нужно, то у меня будут проблемы. Это момент первый. То, что сейчас происходит, для того же “Белорусского дома” в Варшаве NEXTA стала, по сути, дойной коровой. Посмотрите, тому же “Белорусскому дому” выделили элитный коттедж в элитном районе города, с охраной, с конференц-залами. Это все было позже. Казалось бы, просто белорусская мигрантская организация. Меня туда даже не пустили внутрь. Более того, насколько я знаю, там есть даже комнаты, в которые никто не может зайти. Что там находится? Вопрос. Зарембюк стал использовать Степана как дойную корову, в том числе для своих интересов. Сразу пошли встречи на высоком уровне напрямую с правительством польским. Шутки ли, в редакцию, в помещению “Белорусского дома”, где находилась редакция, а мы были просто ребята-журналисты, это еще даже было до протестов, туда пришел премьер-министр Польши. Более того, еще раньше к Зарембюку была масса вопросов о том, как он работает с грантами, с финансами и так далее. Даже Екатерина Ерусалимская, с которой мы вместе работали и на тот момент мы и в отношениях состояли, даже после она говорила, что одна из причин, в том числе конфликта, который был внутри редакции, состояла в том, что мы были не согласны с тем, что Степа начал вплотную работать с Зарембюком. После этого к тому же еще и к нам начало отношение меняться».

Роман рассказал, что среди источников финансирования проекта был и как минимум один российский.

Роман Протасевич: «Изначально проект NEXTA жил действительно за счет продажи рекламы. Рекламные посты как у самого крупного на рынке игрока, естественно, стоили хороших денег. Это уже было в “Белорусском доме”. Но тогда еще не было речи подробно о грантах. Была реклама, позже Степан запустил просто читательские пожертвования, чтобы были доходы не только от рекламы, а чтобы люди могли поддержать проект. Мне кажется, абсолютно нормальное средство монетизации. Читатели по собственной воле могут поддержать редакцию. Первой точкой конфликта стало российское финансирование проекта NEXTA. Российские деньги присутствовали. В чем это выражалось? Изначально, когда открыли эти читательские пожертвования, туда поступали небольшие зачисления, до 20 долларов. Позже, примерно июль, в течение двух недель после того, как все это было запущено, Степан сам похвастался, что нам регулярно одна российская компания делает крупные переводы. И показал, платформа PayPal была, если мне память не изменяет. И там было видно, Степан показывал на своем мониторе, пролистывает, какие-то небольшие зачисления, а потом плюс три тысячи евро, плюс пять тысяч евро. Разово, но постоянно. Стабильно минимум раз в неделю. Там прямо было указано название фирмы, оно было, сейчас не могу точно вспомнить, но оно так или иначе было связано с Уралом, с горнодобычей. Я решил поискать в интернете. И я точно помню, что я пришел к выводу о том, что владелец этой компании – известный достаточно российский олигарх. Но интерес даже не в этом, а самое интересное, что этот человек – прямой конкурент другого известного российского бизнесмена, Михаила Гуцериева. Я это прочитал, и я понимал, что эти люди работают в одной сфере и являются конкурентами. Позже был другой интересный факт, была опубликована информация об учредительном созыве "Славкалия", кажется, о личном перемещении самолета господина Гуцериева. Еще какие-то документы были и так далее. И это была не та случайная информация, полученная из, грубо говоря, анонимных источников, от читателей. Это та информация, которую в рабочий чат переслал лично Степан и сказал, что вот это надо бы опубликовать. Я тогда вслух сказал, что это уже больше похоже на промышленный шпионаж, а не на какую-то журналистику. И позже, насколько я знаю, Степан почти наверняка встречался с этим российским олигархом, он прилетал в Варшаву».

Подробности смотрите в программе «Марков. Ничего личного».


Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram