Потенциальная энергия

308

Для тех, кто следит за мировыми ценами на нефть, минувшие три недели выдались весьма не то чтобы интересными, но уж точно напряжёнными. Не столько даже их динамика впечатляла, сколько подогретый финансовыми спекулянтами ажиотаж. Грубо говоря, начали мы с 33 долларов за баррель 10 января и дошли почти до 36 долларов 31 января. В промежутке цена опускалась почти до 28 долларов.

Почему вообще мы обращаем на это внимание? Тут есть два ответа – личный и государственный. На личном уровне каждый уже смог понять, что чем дороже нефть, тем дороже рубль. И значит, благосостояние тех, кто живёт на рубли, возрастает. На уровне государственном зависимость примерно та же. Хотя и несколько сложнее в деталях.

Во-первых, в Беларуси сильный нефтеперерабатывающий комплекс. И если цена нефтепродуктов падает, то прибыль наша тоже уменьшается. Это прямая зависимость. Но есть и косвенная. Как известно, основным покупателем наших товаров является Россия, и половина денег в её кошельке – это нефтедоллары. Россию от всех этих нефтяных аттракционов изрядно подташнивает. И радости в новых приобретениях она в последнее время не находит.

Если оставить в стороне отвлекающие образы и кратко сформулировать стоящую перед страной задачу, то получится вот что: нужно снижать зависимость от одного бизнес-партнёра, каким бы крупным он ни был. Дело это не простое. Для его реализации потребуются силы и время. Но их придётся затратить, поскольку того требует стратегическая задача стабилизации экономики.

Происходящие в последние недели изменения на мировых рынках стали поводом для совещания у Президента.

За два месяца (с начала декабря) нефть потеряла в цене почти треть. Сегодня литр этого углеводородного сырья стоит дешевле минеральной воды. Так где же ценовое дно в нефтяной бочке?

Прогнозы аналитиков и трейдеров зачастую диаметрально противоположны. Пессимисты утверждают, что чёрное золото может подешеветь до 20 и даже 10 долларов за баррель, их оппоненты, выстраивающие на нефти свой бизнес, уверены, что уже в ближайшее время котировки пойдут верх, и цена в этом году вновь вырастет до 50 долларов.

Впрочем, Всемирный банк оптимизма не разделяет. 27 января международная финансовая группа снизила годовой прогноз по цене на углеводородное сырьё с 51 доллара до 37. Проблема на поверхности. В условиях кризиса предложение превышает спрос. Но вот снижать объёмы добычи ОПЕК – организация 13 стран-экспортёров нефти – пока не согласна. А с учётом того, что картель контролирует две трети мировых запасов нефти, его слово практически решающее. Впрочем, и другие крупнейшие игроки – Россия и США – тоже не спешат останавливать свои насосы.

Михаил Грачёв, финансовый аналитик: «Было заявление генерального директора ОПЕК, что они готовы пойти на пересмотр суточной квоты, но они не хотят это делать в одиночку. Российские производители пока не хотят идти на такой шаг. Причина – не хотят упускать рынок, на котором идёт борьба за место под солнцем».

На минувшей неделе, после снятия западных санкций, в борьбу включился Иран. Но экономика этой страны лишь на треть зависит от нефтяных доходов. И по оценке экспертов, исламская республика не только безболезненно переживёт период низких цен, но и может стать серьёзным конкурентом России на европейском рынке.

Нефтяная зависимость ощутимо бьёт по российской валюте и экономике в целом. В январе установлен новый антирекорд – почти 81 рубль за доллар – это самый высокий показатель за последние 18 лет с момента деноминации российской валюты 1998 года. Чем меньше денег в бюджете, тем меньше их и в кошельках обычных россиян.

Павел Медведев, доктор экономических наук, финансовый омбудсмен России: «Для людей это значит обеднение, уменьшение реальных доходов. Зарплаты упали на 10%. За год такое падение зарплат – это очень существенно. Боюсь, что это только начало, опять произношу это “если”. Если мы, наконец, не начнём существенные реформы».

Сейчас Минэкономразвития союзной страны готовит антикризисный план. Белорусское правительство уже утвердило аналогичный документ. В нём 93 пункта. Основной упор – на расширение и диверсификацию экспорта. О необходимости перераспределения товарных потоков чиновники говорят давно. Белорусская экономика слишком завязана на Россию, туда идёт больше 40% нашего экспорта. И пока это было выгодно, многие отечественные производители не слишком напрягались в поиске альтернативных рынков.

По замыслу правительства, карта белорусского экспорта в этом году должна выглядеть так: 37% товаров – на рынки Евразийского экономического союза, 35% – Европейского, оставшиеся 27% – в другие страны, в том числе и дальней дуги. План предусматривает поддержку экспортёров, малого и среднего бизнеса, а также жёсткую экономию. Как известно, в бюджет на 2016 год закладывали стоимость нефти 50 долларов за баррель и курс российского рубля к доллару – 1 к 63. Это так называемый базовый сценарий, но он не сработал.

Андрей Кобяков, премьер-министр Беларуси: «В конце декабря 2015 года и в январе 2016-го внешнеэкономическая ситуация развивается по значительно худшему сценарию. Фактически сегодня реализуется негативный сценарий, так называемый 30 на 90, который просчитывался при подготовке прогноза вместе с базовым – 50 на 63».

Каковы риски и что правительство намерено делать для того, чтобы «вырулить» из кризисной колеи? Во вторник на совещании Президент потребовал откровенного обсуждения и внятных предложений. Новые рынки, сокращение издержек, создание инновационной экономики – всё это чиновники декларировали и раньше. Вот только сработают ли привычные механизмы в современных экономических условиях?

Защитить внутренний рынок, а также сэкономить валюту можно за счёт сокращения промежуточного импорта, другими словами – производить в стране многое из того, что сейчас завозим. Колебания на валютном рынке, по мнению экспертов, это хороший стимул для импортозамещения: новые предприятия, рабочие места – поле для развития малого и среднего бизнеса.

Алексей Мухин, директор Центра политической информации (г. Москва): «Товары на внутреннем рынке продолжают оставаться в той же ценовой категории, что и были до этого. Поэтому они становятся гиперконкурентоспособными по отношению к товарам, которые являются импортными, и этой ситуацией просто грех не воспользоваться».

И действительно, в очень непростой экономической ситуации государству легче всего пожертвовать социальной сферой – сократить расходы на пенсии и пособия, образование и здравоохранение. Но в минувший вторник Президент в очередной раз дал понять: государственный курс останется прежним.

Получается, что вести себя так, а не иначе – и обязательство, и расчёт. Именно такой подход ставят в пример хорошо знающие предмет наблюдатели.

Павел Медведев, финансовый омбудсмен России, доктор экономических наук: «Белорусы – особый народ: очень аккуратный и более работоспособный, чем россияне. Можно критиковать или поддерживать политику белорусского руководства, но, насколько я понимаю, о социальных проблемах оно не забывает, и это чрезвычайно важно».

Однако совершенно понятно: на свои социальные гарантии общество должно заработать. И поэтому не случайным представляется другое событие: после совещания Президент подписал обновлённую Директиву № 3. Её суть ясна уже из названия.

Документ всецело направлен на укрепление экономической безопасности страны. В нём четыре блока – это своего рода ориентиры для правительства. Первый и самый важный – экспорт. К 2020 году поставки должны быть распределены поровну между тремя рынками – Евразийским и Европейским союзами и другими странами. Зелёный свет Директива даёт инновационной и высокотехнологичной продукции. Через четыре года её должны выпускать на трети белорусских предприятий. Научные разработки в этой сфере государство поддержит финансово.

Кардинальные изменения ожидаются и в системе управления промышленным комплексом: руководителям обещаны стимулы наращивать экспорт и разгружать склады. Неэффективные производства будут ликвидированы. И, наконец, энергетическая безопасность – для её обеспечения государство намерено по максимуму использовать местные ресурсы и приучить белорусов к разумной экономии.

Конечно, Директива содержит лишь общие тезисы. Руководствуясь этим документом, правительство должно разработать детальный план действий. На это Президент отвёл три месяца. Маловероятно, что этот план будет рассчитан на мгновенный эффект. Сегодня стоит задача не только выйти с минимальными потерями из нынешнего кризиса, но, что ещё важнее, быть готовыми к следующему. Ведь мировая экономика – это как американские горки с чередующимися взлётами и падениями. Кто-то предпочитает затаить дыхание, другие, наоборот, набрать воздуха. Главное – сделать это вовремя.


Подробности – в видеосюжете нашего корреспондента