Правила этикета и делового общения от культурного эксперта Оксаны Зарецкой

390

Гостья программы «Марков. Ничего личного» Оксана Зарецкая – культурный эксперт, тренер по этикету, протоколу и бизнес-коммуникации.


Марат Марков: Вы год как вернулись из Женевы. Своим появлением здесь, в Беларуси, нарушили шаблоны тех, кто говорит, что в Беларуси сегодня трудно построить бизнес с нуля, особенно в каком-то узкоспециализированном направлении, но вам это удалось.

Оксана Зарецкая: Я, вам больше скажу, не только в каком- то очень узком поле. Маркетологи это называют “голубой океан”.

- Что это означает?

- Это пространство фактически не освоено рынком. Это новое направление. Плюсы заключаются в том, что нет практически конкуренции, а минусы - что и рынка нет, спроса нет. Когда я сюда приехала и начала говорить про этикет и протокол, мне говорили: «Что, что? Институт благородных девиц? Смольный, да? Мы об этом?»

- Этикет у нас в обществе ассоциируется с галантными кавалерами, с этаким реверансом.

- 17-18 век.

-Да. И все считают себя знатоками этикета.

- Совершенно верно.

- Получается так. Почему вы рискнули?

- В течение своей жизни в Швейцарии, в Женеве, я активно сотрудничала с международно-дипломатическим корпусом. Эта тема естественным образом была мной освоена, ну, наверное, больше чем все остальные. Я не скажу, что я в совершенстве владею этой темой, можно учиться без конца. Это действительно нескончаемый процесс. Но, когда я вернулась и задала себе вопрос: что я умею лучше всего? Что я знаю лучше всего? И чем бы мне хотелось заниматься круглые сутки? Та тема, которая вызывает у меня внутренний трепет, вдохновение. То да, это этикет и протокол. У меня не стоял вопрос выбора, у меня стоял вопрос определения, что это.

- А сколько вы жили за рубежом?

- Семь лет я провела в Швейцарии.

- Возвратившись сюда, вы заметили изменения? Если да, то в чём они произошли?

- Серьёзнейшие изменения. Меня Беларусь приятным образом удивила. Я не скрою, есть стереотипы о нашей стране. Я приложила очень много усилий, чтобы их развеять. Я абсолютно серьёзно рассказывала людям о нашей стране, о Минске, показывала фотографии, делала презентации. Даже на своих курсах по французскому языку я проводила урок белорусского языка, где рассказывала про наш алфавит, про наши буквы. И это вызывало огромный интерес у публики. И я этому очень рада. Когда я вернулась сюда, в Беларусь, я увидела другую страну. Она изменилась в лучшую сторону. Правда. В лучшую сторону. Я вижу, куда мы дальше движемся.

- Вы затронули тему стереотипов. С какими - вы сталкивались там?

- Правда, мне там говорили: «У вас там нет магазинов, у вас нет дискотек, у вас там нет клубов, ресторанов». От этого просто волосы начинали шевелиться на голове. И, конечно, я прикладывала очень много усилий для того, чтобы людям рассказать, что всё есть, что всё интересно, всё прекрасно. Более того, многие мои друзья: швейцарцы, французы, итальянцы, в итоге приезжали сюда в Беларусь. Были в приятном шоке, уезжали и рассказывали своим друзьям: «Ребята, это прекрасное место. Здесь есть на что посмотреть, есть прекрасная кухня, здесь великолепные дружелюбные люди. Здесь абсолютно нет никакой информационной блокады. Приезжайте, смотрите сами, пробуйте». И те спортивные мероприятия, которые в частности проводятся в Беларуси или детское Евровидение, которое позволяет большому количеству иностранных гостей приезжать в нашу страну. Они чрезвычайно способствуют популяризации нашей страны. И это великолепно.

- Впереди у нас парламентские выборы. Вот если с президентскими, по воле изъявлению, всё совершенно в порядке, то интерес с парламентским выборам традиционно слабее. Но, это происходит во многих странах.

- Верно.

- Бравировать тем, что ты не голосуешь, ты не ходишь на выборы, что ты не знаешь своих кандидатов, за которых надо было бы проголосовать. И, зачастую, не знаешь даже действующего парламентария, который работает на территории твоего района. Насколько это норма с точки зрения этикета?

- Это то, что меня реально удручает в Беларуси. Правда. Это бравирование тем, что я не голосую, что я не хочу лезть в политику. Я смотрю, как швейцарцы, французы, испанцы, итальянцы активно включены в политическую жизнь своей страны.

- Им интересно это?

- Им интересно. Они этим живут, потому что они понимают, что от того, на сколько активен он будет, будет зависеть его жизнь. И он не полагается, что государство всё за него должно решить и всем должно его обеспечить. Он понимает, что всё зависит от него в первую очередь.

- Выражать свою гражданскую позицию в Европе это норма или это модно?

- Это норма, которая имеет очень давнюю традицию. Когда люди говорят, что я в этом не участвую. Надо понимать, что в первую очередь они подчёркивают свою неосведомлённость, свою маргинальность, своё нежелание интегрироваться в обществе. И потом требовать с этого общества. И требовать с этого государства что-то для себя, когда вы не вложили в это ничего. Вот это вот моветон. Вот это вот странно.

- Вот этот извечно белорусский вопрос: «Кто это?»

- Ужасный вопрос. Потому что люди сами должны проявлять активность и интересоваться.

- То есть это говорит скорее о необразованности или невоспитанности?

- Да. И необразованность, и невоспитанность, и подчёркивание своей исключительности. Вспомните, совершенно свежий случай: недавно вышел последний сезон сериала. И все социальные сети были переполненны сообщениями: «Я единственный, кто не смотрел этот сериал?» Господа, таких единственных насобиралось столько, что невозможно было листать ленту. Вам не кажется это странным, глупым? С моей точки зрения попытка подчеркнуть свою исключительность тем, что я к этому не принадлежу, я этих людей не знаю. И таким образом выражая не уважение, в том числе тем, кто это знает, кто за этим следит, кто вовлечён в эту тему. Это моветон.

- А можно ли представить швейцарца (вот вы жили столько в этой стране), который не знает своего кандидата или своего парламентария, который защищает его права? Которого он должен выбирать?

- Представить можно. Такие люди есть, но это единичные случаи.

- В реалиях в Беларуси дело в избирателях, то есть в людях, которые должны знать, должны интересоваться или дело всё- таки в тех кандидатах, которые выстраивая свою работу с людьми, делают что-то не так?

- Это ножницы. Это обоюдоострый процесс. С одной стороны – кандидаты, это тоже люди. Это те люди, которые решают выставить свою кандидатуру. Проблема, которую я вижу у белорусов и в отношении которой я провожу очень много работы сейчас и надеюсь, что что-то смогу сделать и изменить, это проблема в коммуникации, в общении. Людям сложно высказать свои мысли, люди стесняются рассказывать о себе, потому что это считается стыдным. И из-за этого столько вопросов с личным брендом. «Вы что хотите себя хвалить? Что вы высовываетесь вперёд? Придержите коней». Нет, если человеку есть что сказать, если он умён, если он умеет что-то очень хорошо делать, он должен об этом рассказывать.

- Не стесняться.

- Понимаете, мы будем стесняться с вами тогда, когда мы будем врать, когда мы будем преувеличивать. А если это наша компетенция, если мы с вами специалисты в какой-то области, то я считаю, что мы обязаны рассказать людям, о том, что мы умеем, что мы знаем, чтобы если у человека возникнет необходимость в нашей помощи, он знал к кому ему пойти, с кем поговорить, у кого поучиться.

- Традиционно считается по законам пиара, классического пиара, что человек, когда в первый раз приходит в незнакомую аудиторию 77% людей, которые его видят впервые, обращают внимание на то, как он выглядит. Для них это является приоритетом и ещё 14-15%, это то, как он говорит. То есть харизматичен ли он? Цепляет ли тональность? Только оставшиеся там 7-8% они говорят о том, что их зацепило содержание речи. Получается, что если ты хорошо выглядишь и харизматичен, то у тебя все шансы завоевать новую аудиторию. Насколько это правда?

- Это правда. Я вам более того скажу, мы складываем впечатление о людях за три секунды. Вот первые три секунды взаимодействия и у нас в голове есть определённая позиция по отношению к этому человеку. Эти три секунды архиважны. И вы знаете, что влияет больше всего на то, как нас воспринимают люди?

- Скажите.

- Совсем не то, что на нас надето. И даже не наша причёска. То, что влияет реально на людей – это улыбка и открытость лица. Она берёт на себя огромный процент первого впечатления. То, насколько вы готовы к коммуникации, насколько вы открыты людям, насколько вы готовы их слушать, насколько вы готовы отвечать на их вопросы. Вот эта вот харизма она идёт впереди человека: впереди его костюма, впереди его знаний. Это то, что предполагает определённую внутреннюю наполненность. Мы можем свами надеть любой костюм, согласитесь. Мы можем выучить любой текст. Но, если внутри пустота, если мы изначально люди неэтичные, если мы изначально злые, в плохом настроении. Это будет считано.

- Опишите идеальный портрет потенциального кандидата в парламентарии, особенно мне интересно, что он категорически не должен делать.

- Идеальный кандидат соответствует своей аудитории. Поэтому идеальный кандидат должен уметь адаптироваться под разные аудитории. Если он идёт общаться с рабочими, то не стоит надевать на себя шикарный костюм, дорогущие часы, и при этом показывать, что я весь из себя такой распрекрасный. В то же время, когда он выступает, предположим, перед депутатами, официальными лицами, то приходить туда в драных джинсах и футболке, это будет проявлением неуважения к той стороне. Уметь адаптироваться под среду. В этикете ведь всего два правила: первое говорит, – что мы должны стремиться никого не обидеть. Невозможно понравиться всем, невозможно. Просто, стремитесь к тому, чтобы хотя бы никого не обидеть. А уж если обидели, первым делом извинитесь. И второе правило говорит о том, что среда диктует этикет. Необходимо адаптироваться под ту среду, в которой мы находимся. Говорить с людьми на их языке. Это будет идеальный кандидат, потому что у нас должно быть понимание. Ему совершенно точно нужно думать об искренности. Мы настолько устали от политтехнологий, продуманного пиара. Мы уже никому не верим. И это нормально. Мы загружены огромным количеством информации. На нас реклама валится, валится и валится. И когда мы чувствуем искренность в человеке, тогда мы ему верим. Искренность – это новое золото. Не врать, не строить из себя неизвестно что, соответствовать себе и ситуации.

- Избирательная кампания, которая недавно прошла на Украине, с вашей точки зрения, со стороны кандидата Владимира Зеленского, который стал президентом, насколько она была искренней?

- Если вы не видите эти пиар-технологии, это не значит, что их нет. Безусловно, сериал, в котором он снялся до этого, где он играл роль президента Украины - это имело огромное значение. Это тот авангард, который, по сути, во многом обеспечил его успех. Мне эта история кажется весьма любопытной. Я с большим интересом слежу. В этом отношении для меня - это очень интересный кейс, как сейчас говорят.

- Вы не так давно составили рейтинг самых стильных мужчин в Беларуси. Составьте, пожалуйста, рейтинг самых стильных политиков. Кто в ТОПе, на ваш взгляд?

- Во-первых, с политиками сложно по двум причинам: первое - то, как выглядит политик, регламентируется во многом протоколом. А протокол предполагает очень строгие правила внешнего вида. Здесь не разгуляешься с нагрудными платочками или какими-то фантазийными элементами. Не каждый политик может себе позволить яркие носки, как Джастин Трюдо. Особенно на территории Беларуси, потому что наши политики должны соответствовать определённым образом ожиданиям публики, ожиданиям населения Беларуси. Если мы говорим с вами о рейтинге политиков, то первый политик, который приходит к нам в голову. Это, безусловно, наш Президент. Он человек занимающий очень серьёзную позицию. Его внешность чётко регламентирована - какой костюм, какой галстук. Поэтому говорить о каких-то элементах креативности и моды, наверное, здесь будет неуместно. Я бы сказала, что он прекрасный политик. Судить о человеке по одёжке - это очень поверхностно судить. Я всё-таки предпочитаю говорить о людях дела. Давайте смотреть о результате деятельности. То, насколько человек хорош в костюме, мы с вами запросто можем пойти к стилисту и подобрать идеальный костюм. Но, это не сделает из нас хорошего человека. Когда мы говорим о политиках менее высокого ранга, то здесь они допускают определённые элементы, которые можно было бы назвать стильными.

- То есть им проще.

- Им проще. Причёска, аксессуары, очки, обувь, часы, носит ли он запонки, использует ли нагрудный платок. Оттенки рубашки, насколько они подходят к цвету его лица, насколько хорошо сидит костюм. Все эти элементы в рамках делового или официального протокола они влияют на общий стиль. Я могу назвать три фамилии: Василий Матюшевский, Вадим Закревский. Я впечатлена той формой очков, которую он себе выбрал. Она идеально подходит ему  и сразу подчёркивает индивидуальный стиль. Это прекрасно. И Владимир Колтович. Если мы говорим о мужчиах.

- Один из специалистов по этикету составил соотношение, сколько должен стоить костюм по отношению к прожиточному минимуму. То есть, получается, носить Brioni - это не комильфо?

- Brioni - комильфо. А вот часы за 100 тысяч долларов, наверное, не комильфо. Начнём с того, когда вы действительно надеваете очень дорогой костюм, вы понимаете и кто-то другой понимает, что это дорогой костюм, только потому, насколько хорошо он на вас сидит. На нём не написано крупными буквами название бренда.

- Тогда объясните, прочему в Беларуси до сих пор существует такая черта, когда обращают внимание на бренд костюма, и если видят, что произведено в Беларуси, относятся снисходительно, - не заработал на большее. Несмотря на то, что это будет прекрасная ткань, прекрасный фасон, и он будет сидеть по фигуре. То есть, мы всё-таки зависим от брендов?

-Люди с заниженной самооценкой склонны подкреплять её громкими именами: брендами, знакомствами, машине, на которой они ездят. Вот посмотрите, я ел пельмени с утра, но всё-таки я езжу на дорогом автомобиле.

- То есть,- эта технология называется приобщение к авторитету?

- Да.

- Оксана, поясните соотношение между стоимостью часов и уровнем заработной платы у каждого конкретного человека?

- Стоимостью часов и самомнением человека. Здесь корреляцию я вижу. А что касается уровня жизни в стране, ну, наверное, это странно. Я даже не знаю, как ответить на этот вопрос. Смотрите, когда мы говорим с вами про костюм, то имеем в виду рабочую одежду. Нам необходимо в ней выглядеть корректно. Чтобы у нас линия плеча была на месте, чтобы он не стирался, чтобы он на нас хорошо смотрелся. Когда же мы говорим про часы, то это, чисто комплементарная история. Кто сейчас пользуется часами? Главным образом, мы смотрим время на телефоне. Часы - это элемент имиджа. И вот за счёт этого элемента имиджа люди стремятся приобщиться к чему-то великому, интересному, влюбляясь в бренд, в его историю, идею, стремясь за ней, следуя за ней. Либо, пытаясь, за счёт того, что у меня дорогие часы, у меня дорогой автомобиль, я отдыхаю на дорогих курортах, - повысить свою значимость в глазах окружающих, в том числе и в своих глазах. Поэтому, когда мы говорим про костюмы, то, я, наверное, ориентировалась бы на качество. Когда мы говорим с вами о комплементарных вещах таких, как часы элементы имиджа, то здесь уже стремление улучшить свою картинку.

- Многие вопросы в дресс-коде, они снимаются униформой. Я думаю, согласитесь, что силовикам в этом плане повезло. Они минимально могут отличаться. На ваш взгляд, в чём отличия между униформой и дресс-кодом для работы на конкретном предприятии или конкретном учреждении? Насколько жёсткие правила должны быть по дресс-коду?

- Они могут быть достаточно жёсткие, но, всё равно, предполагается определённая вариативность. Например, устанавливается правило, что вам необходимо обновлять свою причёску раз в месяц. Ограничивается какой-то набор цветов для маникюра. Но, при этом не говорится, что можно использовать только это, и ничего кроме этого. Униформа не предполагает никакой вариативности. Дресс-код предполагает, в рамках, но эта вариативность существует. Выразиться, самовыразиться – там возможность есть.

- Вот смотрите, даже если ты одет с иголочки, но иногда даже отдельная поза или жест, они могут собеседника от тебя отвратить.

- Безусловно.

- Я думаю, вы помните нашумевшее в социальных сетях интервью экс-посла Бабича белорусскому журналисту. Вот эту позу однозначно не оценили. На ваш взгляд, - это было осмысленное действие, нарочитая демонстрация или случайность?

- Нам стоит различать политиков и дипломатов. Политик может позволять себе очень громкие, яркие заявления. Но, если ты дипломат, особенно занимающий такую высокую должность, то стоит помнить о том, что ты являешься гостем, находясь на территории этой страны, и должен проявлять к ней максимальный пиетет, проявлять к ней уважение, демонстрировать своё уважение. Поэтому, наверное, с точки зрения дипломатии, это было немножко неосторожно. Та позицию, которую он занял, она не была достаточно хорошо продумана. А могла бы быть.

- Я знаю, что во многих странах перекрещенные ноги по этикету во время переговоров считаются неприемлемыми, особенно то, что касается арабских стран. И это может привести к тому, что собеседник не будет воспринят, и переговоры будут сорваны. Вот вы, занимаясь этикетом на практике, знаете такие показательные случаи, когда переговоры закончились, практически, не начавшись, исключительно из-за позы собеседника? Из-за норм этикета?

- Что касается политики, на переговорах решаются слишком серьёзные вопросы, чтобы из-за неправильно поставленной ноги вдруг всё развалилось. Такие ситуации чаще встречаются в сфере частного бизнеса, где есть возможность найти другого партнёра. Но, второй Беларуси, второй Франции вы не найдёте на карте мира. Поэтому, скорее нарушение правил протокола будут замалчиваться, на них не будут особо обращать внимание, когда мы говорим с вами о реакции второй стороны. СМИ - да. СМИ могут раздуть из этого просто невероятную историю, как была недавно ситуация, когда господин Путин, президент России подарил Ангеле Меркель, когда встречал её, букет роз. Это было воспринято немецкими СМИ с невероятным шумом. Столько это обсуждалось, такие серьёзные, глубокие выводы делались. Да, это была определённая вольность в рамках протокола. Безусловно, без этого можно было обойтись, но это не говорит о том, что всё переговоры сорваны, работы не будет. А вот в коммерческом секторе, такие ситуации иногда случаются. И они служат анекдотами хрестоматийными, по которым пугают студентов.

- Расскажите.

- Я не буду называть здесь кампании и страны, но был прецедент, когда иностранным партнёрам из арабских стран подарили книгу в свиной коже.

- Ух. Это сложно вообще даже приставить. Как это пришло на ум?

- Это, действительно, неподготовленность. Хотя, безусловно, - это была очень красивая книга, это было теснение, всё было великолепно. Но, да вот такие вот ситуации бывают. Иногда бывают совсем тонкие нюансы. Я, например, читала про такой случай, когда японским партнёрам подарили матрёшку в виде русских богатырей. То есть, их достаёшь и оттуда Илья Муромец, Алёша Попович. Вроде бы русская традиция, роспись, красиво. Но, японцы напряглись.

- Почему?

- Потому, что военизированный подарок. Что же хотели сказать этим подарком?

- Оксана, в нашу жизнь социальные сети вошли не так давно. В то же время, сейчас они начинают использоваться, в том числе и политиками для определённых заявлений, включая официальные заявления. Трамп твиттер использует вообще, как площадку для собственных высказываний, которые потом влияют и на политические отношения, и зачастую на биржевые акции.

- Да.

- Экс-президент Литвы Даля Грибаускайте поздравила Владимира Зеленского с победой на выборах тоже через твиттер. Правда, она немножко напутала и два раза отправлялись поздравления на фейковые акаунты. Но, в конце концов, поздравление состоялось. Так, что получается, политика через социальные сети – это скоро станет нормой этикета?

- Для этого даже есть специальный термин твиттер-дипломатия. Этим способом один из первых воспользовался Барак Обама, кстати. Тогда это не было замечено. Но, так как это делает Трамп, сложно не заметить. С моей точки зрения: «да – это будущее». Это новые реалии и правила этикета, и правила протокола. Они смягчаются, они упрощаются. И это абсолютно нормальная история. Так что всё меняется, в том числе и социальные сети входят в нашу жизнь.

- Оксана, не означает ли это, что у нас в Академию Управления давно пора вводить курс, как можно и как нужно вести себя в социальных сетях?

- Обязательно. Вы же представляете, что молодое поколение сейчас общается через социальные сети. Оно общается через Интернет. И политику, управленцу, очень важно владеть этим инструментом для того, чтобы налаживать это общение.

- То есть мы должны рассматривать это, как инструмент коммуникации с потенциальным избирателем, в том числе?

- Конечно, безусловно, в том числе. Очень важно правильно владеть этим инструментом. Всеми его возможностями. Понимать, что здесь как работает. Это мощнейшая история. Та ракета, которая способна нас вывести на новую орбиту в коммуникации.

- Многие блогеры для того, чтобы раскрутить себя, сделать себе имя, делают это исключительно на негативе – так больше хайпа. Они начинают оскорблять медийные персоны, чтобы привлечь к себе внимание. Они начинают пиариться на грязи или на крови, или на каких-то происшествиях. И только на этом. Получается так, что не нужно самому ничего создавать, творить, работать. Вот вы пошли по-другому пути. Так можно ли стать звездой интернета, оставаясь леди?

- Как видите, можно. Этот звучит не скромно. Но, я хочу сказать о другом. Господин Крылов написал великолепную башню, которая называется «Слон и моська». Это как раз про тех людей, которые лают на слона, пытаясь набрать себе баллы. Вы помните, чем заканчивается эта прекрасная басня?

- Да.

- Фразой о том, что слон не обращает на меня внимания, но баллы то я зарабатываю, что я слона критикую. Безусловно, есть люди, которые пытаются пиариться на негативе, критике, говорят о том, что всё плохо. Какое-то время популярность они получают. Но, поверьте, никогда это не может длиться долго. В какой-то момент аудитория привыкнет к этому постоянному потоку негатива. Ну, что он ещё может сказать: «что это плохо? Так мы уже это слышали. Давай-ка сделай что-нибудь дружочек». И вот здесь случается проблема. Когда человек не может транслировать толкового контента, он не может ничего создавать. Когда он не выдаёт никакого позитива и результата. Он говорит: «это плохо, это плохо, это плохо». Хорошо, а как надо? И тут он ничего уже сказать не может. Поэтому, да, такие люди есть. Да, они набирают определённую популярность. Но, поверьте- это ненадолго.

- То есть, происходит период насыщения?

- Какой-то период насыщения, на их место приходят новые критики, потому что они не способны больше не на что.

- Вы, наверняка, нашу программу разместите или cсылку на неё у себя на странице?

- Безусловно.

-Хорошо. Я не исключаю, что там могут появиться и негативные комментарии. Вот как вы к этому относитесь, к негативным комментариям на своей площадке? Или всё-таки это ваша территория и вы её будете охранять?

- У меня есть представление, что моя площадка - это мой дом. И когда я размещаю там информацию, пишу посты, то это приглашение людей обсудить этот вопрос. И в моём доме действуют мои правила. Вы знаете теорию разбитых окон, что одно разбитое окно приводит к тому, что в этом доме разбиваются все окна. То же самое происходит и с дискуссией, как только там появляется один негативщик, человек, который начинает всё кругом ругать, вести себя крайне невоспитанно и невежливо. В итоге, все остальные глядя на это понимают: «А, здесь можно так». И начинают действовать таким же образом. Да, я занимаюсь чисткой таких комментариев. Да, я работаю с этими людьми. У меня определённая методика приведения их в чувства. Не всегда есть возможность этих людей привести в чувства, к сожалению. В таком случае мы действуем более жёсткими методами. Но, да, проблема такая существует. Да, мы всегда идём на риск, когда выходим в публичное пространство. Всегда найдутся те, кто будут вас критиковать. Я ещё раз повторю, невозможно нравиться всем. Что с этим делать? Относитесь к этому философски. Вы знаете, наверное, статистику, что на одного недовольного человека приходится пять довольных. Просто они не пишут свои комментарии. Их всё устраивает.

- Это стандартно. Активное меньшинство всегда более заметно.

- Безусловно. И этот негативщик может служить показателем, сколько же на самом деле у вас поклонников.

- То есть один к пяти - это нормальная пропорция.

- Оксана, вы производите впечатление хрупкой женщины. Вот, скажите мне, пожалуйста, пробегая сороковой километр на пятом часу бега зимой по снегу, легко ли оставаться леди?

- Когда ты знаешь, зачем ты это делаешь – да. Всегда нужно видеть цель. У каждого свой Эверест. Я прекрасно знаю, где мой Эверест. И зачем я это делаю.

- Прекрасно сказано. Я понимаю, что самое трудное, даже исходя из того о чём мы сегодня говорили, не просто придерживаться определённого этикета или дресс-кода. Наверное, самое сложное – это оставаться человеком, в любой ситуации. Мы часто себе говорим, что обстоятельства виноваты. А в других обстоятельствах я бы повёл себя иначе. Так вот я желаю и вам оставаться всегда человеком. Скажу откровенно и себе, и всем телезрителям, для того, чтобы они помнили, что обстоятельства, на самом деле не влияют. И можно быть леди, и можно пробегать сороковой километр, оставаться человеком. Спасибо вам за это интервью.

- Благодарю вас.

География:
Минск