Посол Венгрии Жолт Чутора: Я в культурном шоке от Беларуси, в моей стране такого нет

Чрезвычайный и Полномочный Посол Венгрии в Беларуси Жолт Чутора в интервью для программы "Марков. Ничего личного" рассказал о личной жизни, законах дипломатии, взаимоотношениях Запада и Востока и о перспективах Беларуси.

– Господин посол, когда получаешь первые впечатления о стране, обращаешь внимание на Государственные символы. И я для себя увидел, что оказывается и у Беларуси, и у Венгрии цвета государственного флага идентичны: зелёный, белый и красный. И ещё интересная особенность между нашими странами: численность населения практически одинаковая, около 9,5 миллионов. А что ещё, на ваш взгляд, похоже в наших странах или объединяет их?

На первом месте, я должен сказать, характер народа. У вас очень любят гостя, у нас тоже любят гостей. В Беларуси и в Венгрии очень мало полезных ископаемых. Поэтому оба народа должны  работать мозгом. У вас компьютерная сфера, IT-направление очень развито, у нас тоже. Это тоже очень важно. Менталитет такой же. 

– Вы работали до приезда в Беларусь во многих странах, в том числе в тех, кто является основными экономическими и политическими партнёрами Беларуси.  И в России, и в Китае, и в Казахстане, и в Азербайджане. На ваш взгляд, в чём специфика работы в Беларуси отличается от работы в этих странах?

У меня были друзья в Казахстане, я в Алма-Ате работал. Они не бедные, бизнесменами были. Они пригласили меня на дачу и сказали, показали, что хотели строить здесь и там. Но сейчас они сказали, что должны ждать ещё две недели. Работу пока не начали из-за того, что из Беларуси мастера не пришли.

То есть получается, что вы с белорусским качеством столкнулись, не приезжая в Беларусь?

Да. И везде востребованы белорусские мастера из-за того, что хорошее образование, хороший менталитет. Но везде в этих странах, кроме Китая, я столкнулся с белорусскими продуктами питания, продовольственными продуктами. Не всегда знаю, что об этом идёт речь. Но в Казахстане, знаете, мусульманская страна там мало, относительно мало свинины. У нас традиция, завтрак чуть-чуть другой, чем в других странах. Ты должен покушать, как король, утром. И для этого очень важен хлеб и паштет. Паштет дети очень любят. Я пошёл в Алма-Ате в хороший супермаркет, гипермаркет. И там я посмотрел на полках, увидел свиной паштет, купил. Дети так хорошо покушали. Каждое воскресенье мы хотели бы такое. В конце концов я посмотрел где он сделан. Производитель – Беларусь. В Москве, в России значит, в Казахстане и Азербайджане мы пили только Савушкины продукты. Это - белорусские. Это не реклама.

– Но я знаю, что вы не только продуктами пользуетесь, но и месенджерами, которые в том числе, создавались в Беларуси. В частности - вайбером.

Вайбером пользуюсь, когда у нас гости из Венгрии. А в Беларуси очень мало можно читать зарубежной прессы. Мало пишут всё - таки. Реклама. Это всё зависит от рекламы, конечно, от пиара. И всегда, когда они придут сюда, они просто будут в шоке. Хорошо, есть такой быстрый Интернет дома. У нас такого нет. Здесь можно карточкой платить. У нас в некоторых магазинах невозможно это даже. В разных странах, я не скажу, что только в Венгрии. Вы знаете, Беларусь очень развитая страна. Есть такой хороший анекдот: в чём разница между крысой и белкой? Её нет. Это одинаковые животные, только всё зависит от пиара. У белки лучше пиар, больше реклама. Стране очень важно, чтобы была реклама.

– Господин посол, я читал, что вы поставили перед собой планку. Сейчас товарооборот между Венгрией и Беларусью примерно 200 млн. долларов. Вы сразу обозначаете цель в 400 млн., то есть практически почти в два раза. А за счёт чего, по каким направлениям мы можем сотрудничать так, чтобы этой планки достичь в максимальные сроки?

Вы знаете, послы очень интересные. Если товарооборот увеличивается, тогда послы говорят, что это благодаря их работе. Если товарооборот падает, тогда, говорят, были рыночные условия другие. Я в этом смысле успешный посол. Если я сравниваю товарооборот с прошлым, позапрошлым годом, тогда уже больше 25% выручки. Уже превышает сумму 200 млн. По нашим оценкам это уже 220. Когда я в прошлом году приехал сюда, сразу стал общаться с моими друзьями в Венгрии, бизнесменами государственными и частнымиЯ сказал, что еду в Беларусь. Когда был на месте, пригласил. Они начали приезжать сюда. Венгерская государственная компания IT-контроля посмотрела, какая развитая территорияи уже подписали контракт совместный. Уже идёт совместная работа. Венгерская энергетическая компания, они завтра прилетают. Недавно была здесь одна компания государственная от столицы, от Будапешта, которая занимается городским транспортом. Мы были на заводе. В Беларуси, очень развитые компании: «МАЗ», «Белкоммунмаш» уже выпускает электрические автобусы. Есть уже успешные проекты, суммы которых пока не вошли в товарооборот, в этом году будут реализовываться. Это вагоны, двухэтажные вагоны, швейцарской компании. В Венгрии тоже есть. И Венгрия сразу покупает вначале пятнадцать, затем сорок. Больше двухэтажные вагоны, которые сделали здесь.

– Вас надо было пригласить на интервью хотя бы для того, чтобы это все услышать. Мы мало знаем о подобных вещах. Но, если мы определили планку в 400 млн., на ваш взгляд, когда это реализуемо?

Я надеюсь, что в моём сроке, у нас как обычно это четыре года. Я знаю, что это большая сумма. Даже меньше чем было: в начале - 200 млн., сейчас – 220 млн. Есть такие бизнесы, которые скромные, на другом уровне сделаны, конечно, цифры будут в следующем году, где-то в марте. В этом году я хотел уже достичь 280 миллионов.

– Я знаю, что вы не так давно встречались с губернатором гродненской области. И речь шла именно об открытии авиасообщения венгерской компании Wizz Air из Гродно. На какой стадии этот проект? 

Wizz Air - очень хорошая компания и это моя оценка. На рынке, на воздушном рынке, есть места у всех компаний. У меня достаточно опыта, я скажу вам, я работал штурманом. И поэтому я понимаю в авиации, в авиационном бизнесе. Я знаю, что это не так просто.

– Я знаю, что вы реализовали эти проекты в других странах.

Да, в начале в Азербайджане, когда я там работал послом, после госсекретарём в министерстве иностранных дел. И во всех балканских странах это проект реализован. Из Будапешта в Астану летает уже самолёт, это тоже с моей помощью.

– Речь сейчас фактически о лоукостах? 

Да. У них есть приглашение из Гродно, их интересует это. Больше, конечно, интересует Минск. 

– Вот есть задумка. Есть вопросы срок реализации начала полёта. Как вы думаете, какой срок понадобится?

Даже если считаем, что есть весенние, летние, зимние периоды, они должны подготовиться. Если авиакомпания решает, что будет открыт рейс, то после этого ещё шесть месяцев.

– Я слышал ещё о том, что многие венгерские фармацевтические компании тоже работают в Беларуси. Известный бренд Гедеон Рихтер. Они заинтересованы в инвестировании в Беларусь именно в плане строительства совместного предприятия по производству лекарств. Вот этот проект на какой стадии? И как быстро он может быть осуществлён?

Желание есть, интерес есть от обеих сторон. Гедеон Рихтер успешно работает в Беларуси. Но для производства они должны адаптироваться. Это очень сложный вопрос. Фармацевтика - это такая, как я знаю, очень сложная территория, и там очень много нужно денег. И, конечно, здесь очень хорошие условия предлагают. Свободные экономические зоны, профессиональные кадры, образование здесь хорошее, рабочая сила хорошая. Это тоже очень важно и место очень важно. Между Востоком и между Западом Беларусь играет ключевую роль. 

– Вы правильно говорите, что Беларусь находится между Востоком и Западом и зачастую является такой страной на разлом, на разрыв. Нас пытаются то в одну сторону ангажировать, то в другую. А мы просто хотим жить спокойно и работать, и сотрудничать со всеми. У нас многовекторная политика и она абсолютно миролюбива. Я знаю, что когда вы вручали верительные грамоты Главе государства, Президент тогда обозначил очень высокий уровень отношений между нашими странами. И он рассчитывает на то, что этот уровень будет только расти. В первую очередь, речь шла о том, что Венгрия занимает конструктивную позицию в отношении Беларуси по практическому нивелированию санкционных отношений. То есть, выстраиванию хорошего диалога, конструктивного диалога с ЕС. На ваш взгляд, когда можно ожидать, что вот эти санкционные отношения и вот эти ограничения будут сняты окончательно?

- Вы знаете, санкция - это не позитивное выражение. Венгрия, во всех отношениях против санкций эмбарго. В 2015 году я работал Госсекретарём в министерстве иностранных дел и мне предложили такие маленькие страны, в том числе как Китай, как Индия, как раз и Беларусь. Я убедил всех моих коллег, что надо убирать санкции, борьба это не позитивная. Давайте выступать против. Беларусь очень близка, если не по дороге ездим, тогда 500 км. друг от друга, почти соседняя страна. Беларусь для нас очень важна. Я скажу, почему очень важна. Давайте дадим позитивные знаки, мы поможем, тогда они не противника будут видеть, а друга.

– То есть вы были инициатором встречных шагов?

Да. Вы знаете, в то время, в Брюсселе была санкция против спортивного оружия. Например, в биатлоне. У меня личная причина тоже была, я поклонник биатлона. И я очень люблю Дарью Домрачеву. Смотрю постоянно, не зная её лично, но после этого как мы успешно работали, чтобы снять санкции против спортивного оружия, ваша женская команда стала олимпийскими чемпионками.

– Господин посол, Венгрия входит в состав этих четырёх стран, и само это объединение, оно может создать этот аккумулятивный эффект, помочь Беларуси максимально наладить отношения с ЕС?

Это уже делаем. Вы знаете, Беларусь соседняя страна для Польши. Это очень важно. Словакия, Чехия очень близко. Венгрия тоже близко. Из-за того, что страна похожа на Венгрию, для нас очень важно, чтобы отношения между странами Вышеградской четвёрки и между Евросоюзом были хорошие. Вы спрашивали, когда санкции будут окончательно сняты? Я надеюсь в ближайшее время. Скоро подпишем договор о визовом облегчении.

– Мы ждём этого договора.

Это и следующий шаг. Больше и больше европейских делегаций прилетают сюда. Очень хорошие мероприятия вы организуете – Европейские игры. Очень много делегаций прилетают сюда из европейских стран. Это очень хорошо для вас. Если кто-то прилетает сюда и увидит, какая Беларусь, какой Минск – полюбят.

– Господин посол, вы упомянули и восточное партнёрство как объединение стран, которое было инициировано Евросоюзом, в своё время. Мы недавно отметили 10-летнюю годовщину этого объединения. Согласитесь, многие эксперты говорят, что за десять лет было очень много слов. Но очень мало конкретных результатов, практических результатов, которые каждый белорус почувствовал бы на себе. На ваш взгляд, как наполнить эту инициативу жизнью, конкретными результатами? Вы сами сказали, что между нами всего пятьсот километров. С Польшей мы граничим. Да и со многими странами Евросоюза: Литвой, Латвией. В то же время приходится иногда стоять по пятнадцать часов на границе, чтобы проехать эти десять километров между одним населённым пунктом в одной стороне и другим в другой. И как решить эту проблему, проблему с визами? Потому что, немного абсурдно говорить о выстраивании взаимоотношений, когда эти фундаментальные проблемы не решены.

Да, вы правы, полностью правы. Невозможно пятнадцать часов ждать. Больше облегчений нужно. Насчёт визового режима, не знаю, как другие шенгенские страны сделают. Но, когда я поступил на работу здесь в сентябре, я сказал, что это не хорошая визовая политика. Надо больше познакомить мою страну с Беларусью. Надо чтобы люди не долго ждали визу. Это тоже метод облегчения. Вы знаете, мы сократили время получения визы. 

– Вы не боитесь, что сейчас те, кто нас смотрят, и перед ними стоит вопрос получения шенгенской визы, они сейчас ринутся в венгерское посольство?

У шенгена очень чёткие правила: куда въезжаешь первый раз, где больше времени проведёшь.

– Я знаю, что из-за особой позиции Венгрии по некоторым вопросам в рамках ЕС: вопросах связанных с миграцией, связанных с работой, со СМИ, с гражданским обществом. По крайней мере, этот то, что лежит на поверхности, то, о чём мы говорили и писали. Проблемы иногда становятся камнем преткновения во взаимоотношениях Венгрии и Евросоюза. Вот, насколько это ощущение, которое здесь присутствует, когда мы читаем и смотрим европейские новости, насколько это ощущение верно?

Мы не хотели бы скрывать наше мнение и иногда это для других правительств не хорошо. Вы знаете, насчёт миграции, скажите мне, пожалуйста, у одного государства есть право защищать свою родину, своих граждан, свою границу или нет? Конечно, есть.

– У каждого государства есть. Это обязанность государства защищать.

В 2015 году такой поток был нелегальных мигрантов. Все они хотели бы в Венгрию. Вы знаете, когда я, как дипломат, летаю куда-нибудь, например, на конференцию летел в Нью-Йорк. Можете представить, как меня проверили?

Безусловно.

У меня просят паспорт. Есть у меня деньги, есть страховка здоровья и так далее. Был такой период, когда с нами ругались некоторые власти Евросоюза: «Почему вы их не впустите?». Если бы пропустили их, тогда все они появились бы в Австрии или в Германии. Это было бы ошибка. Нет, у нас было право. Это шенгенская требование. Вы знаете, все они без паспорта, без разрешения, даже не знали кто они, откуда они? И это очень хороший повод был, к сожалению, чтобы такие нехорошие элементы отсеять, с которыми попозже проблемы были и трагедии, разбирались потом в Евросоюзе.

– Вас тоже пытались дожать в этом вопросе?

Конечно. Есть у нас порядок, значит, давайте, пограничный пункт, там надо появиться. Есть паспорт, если нет паспорта, проверить, что есть у них, и так далее. 

– Господин посол, в этой связи, вопросы, связанные с попытками давления. В Венгрии есть атомная электростанция, работает успешно, вы не собираетесь её закрывать?

Нет, мы даже хотели бы строить и новые. Новые два блока, такие, как в Островце. У нас уже с «Росатомом» есть переговоры. Уже работа идёт.

– То, что мы строим атомную электростанцию, к сожалению, становится камнем преткновения для взаимоотношений с Литвой. Хотя, на самом деле, веских оснований для этого нет. Я не буду спрашивать, хорошая или плохая позиция Литвы - вы дипломат. Лично вы, как относитесь к атомной энергетике? Это благо, или всё-таки эта та проблема, с которой нужно бороться?

Вы знаете, это от натуры, от Бога, можно сказать. Атомная энергия тоже от земли. От Бога, значит можно пользоваться. И, слава богу, атомная энергия, если всё в режиме сделают, порядок есть….

– Безусловно. К этому всё идёт со стороны международных организаций.

Как и у нас идёт в Венгрии. Это балует человека. Дешевле энергия, чем нефть и газ. И даже насчёт экологии намного лучше, чище.

– То есть, если соблюдать правила?

Да. Я хотел бы сказать, что Беларусь очень прозрачна.

– Ваши эксперты приезжали, они смотрели.

Наши эксперты приезжали, и даже наш министр со специальным портфелем сюда прилетает в конце этого месяца. 

– Ваше второе лицо в государстве - руководитель внешнеполитического ведомства, - он дважды был в 2018-2019 годах в Беларуси.

Даже и раньше.

– Насколько можно рассчитывать на то, что уровень взаимоотношений ещё более повысится в 2019 году? Возможно ли это?

Да. Ответ, да.

–  Это хороший ответ.

Это хороший ответВы знаете, во-первых, большое спасибо - это я скажу моему министру, что вы считаете его вторым человеком. Я скажу ему вашу оценку. Я лично обожаю его. Между нашими министрами очень хорошие отношения, даже химия есть.

– Человечески хорошие отношения. Это очень важно.

Это очень важно. Последний раз наш министр внешней экономики иностранных дел был здесь 14 января. Речь идёт о том, что по дипломатическим каналам мы должны организовать, чтобы наш Премьер-министр сюда прилетел. Есть у него действующее приглашение в этом году по дипломатическим вопросам. Я скажу, когда, но я надеюсь, что реализуется эта встреча в Минске.

– Я думаю, что будем только рады такому решению.

Я знаю, что характер и менталитет вашего Президента понравится нашему премьеру, как и вашему. Будет химия.

– Я знаю, что вы работали послом в Азербайджане. И Азербайджан являлся первой страной, где были организованы Европейские Олимпийские игры. И сейчас Беларусь организует II Европейские игры. На ваш взгляд, есть возможность сравнить? Мы готовы к этим соревнованиям?

Вы готовы, вы молодцы.

– Я знаю, что венгерская команда приезжает сюда участвовать в Европейских играх. 

Слишком большая.

– Слишком большая?

Да. Двести спортсменов и тренеров.

– Вот, есть какие-то виды спорта, на которые вы особенно рассчитываете или нам как зрителям и как болельщикам стоит обратить внимание именно на венгерских спортсменов? В каких видах?

Все виды. Здесь будет, в том числе, во время Европейских игр и Чемпионат Европы по байдарке. Это очень крепкий вид. И плавание.

– Это то, в чём вы очень сильны?

Да.

– Хорошо. Я знаю, что со спортом в Беларуси у вас связаны и не совсем приятные впечатления.

К сожалению, да.

– Ваш сын катался на горных лыжах в Силичах и сломал ногу?

Да.

– Вы столкнулись с белорусской медициной, и как впечатления? Что можете сказать?

После этой ситуации я встретился с Министром здравоохранения Республики Беларусь и хвалил ему систему здравоохранения Беларуси.

– А почему?

Уже на нашей машине мы отвезли, быстро всё сделали, зафиксировали. В больнице мы  не ждали, никто не знал о том, кто мы и откуда.

– Не знали?

Не знали. Как зовут и откуда мы. Это не имеет значения. Это клятва Гиппократа.

– Клятва Гиппократа. Да.

И они посмотрели и быстренько всё сделали как профессионалы.

– В конце прошлого года наш Глава государства впервые организовал новогодний бал, куда пригласили, в том числе, высокопоставленных чиновников. Танцевали даже премьер-министра и глава администрации и многие другие. Вообще, это было такое неожиданное и запоминающееся событие. Я знаю, что вы тоже являетесь организатором и инициатором таких венгерских вечеров. И сами прекрасно танцуете. Так вот, умение вести в танце помогает вести дипломатические переговоры?

За свою Родину, за отношения между Беларусью и Венгрией я сделаю всё. Если надо станцую, если надо буду петь песни, если надо приготовить, тогда приготовлю с удовольствием.



Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram

География:
Новости Минска