Поиск длиною в жизнь...

202
Поиск длиною в жизнь...

Воздвигнуты грандиозные памятники воинам-освободителям, вознесены на пьедесталы танки и бронемашины, прославлены боевые пути дивизий и полков. Скромными крестами обозначены безымянные могилы.


По Договору между правительствами ФРГ и РФ от 16 декабря 1992 года каждая из сторон обязалась с достоинством относиться к находящимсяна её территории воинским захоронениям и безвозмездно ухаживать за ними.


Молодое поколение о Великой Отечественной знает преимущественно из учебников по истории и военных кинофильмов… И не мудрено – ведь 9 мая весь мир отметит уже 60-ю годовщину со дня её окончания. Однако, не для всех 60 лет – это срок… Для многих из её непосредственных участников и тех, на чью судьбу война, так или иначе, наложила свой отпечаток, не проходит и дня, чтобы они не думали о том, что было, и как могло бы быть, если б не было войны… У каждого из них есть что-то, что не даёт им забыть…

…22-го июня 41-го обещало быть обычным воскресным летним днём, который не предвещал ничего необычного. Иван Иванович Писаренко вместе с женой Натальей Андреевной решил сходить в райцентр – Быхов – на рынок: хотел домашних чем-нибудь порадовать, а себе кепку купить. Вот только пришли, а там почему-то никто ничего не продаёт и не покупает: весь народ собрался возле столба, на котором рупор висел. Так родители Нины Ивановны Игнатьевой (в девичестве – Писаренко), и узнали о вероломном нападении фашистской Германии на Советский Союз. Утром следующего дня её отец ушёл исполнять свой долг, ушёл и больше не вернулся…

…– Мы не получили ни одного письма после его ухода, – печалится Нина Ивановна. – Моей маме гадалка нагадала, что муж живой. Так она до последнего верила, что он жив и ждала. А сама умерла в 86 лет.

Они ждали, ждали и надеялись… Дети росли без отца и им его не хватало. Как-то в 10 классе директор школы, в которой училась Нина, поинтересовался, почему она такая грустная. «У всех есть отцы, а у меня – нет», – поделилась наболевшим девочка. «А ты напиши в Москву. Может, что узнаешь о его судьбе», – предложил директор. 

Так начались поиски…

Она написала… и узнала, что отец умер в концлагере, и больше ничего, никаких точных сведений.

Позже, когда Нина Ивановна вышла замуж и работала начальником сельского отделения связи, она, вместе с мужем, начала помогать тем, кто искал своих родственников. А потом и принимать их, когда стали приезжать на поклон к найденным могилам. Тогда-то она и решила тоже, во что бы то ни стало, найти то место, где похоронен отец.

С 1962 года Игнатьева писала в различные архивы, но, кроме уже известной информации, узнать ничего не удавалось: «…место концлагеря установить не удалось…», - такими были ответы. 

Но Нина Ивановна не отчаивалась... и в 1999 году из Подольского архива Министерства обороны РФ пришёл ответ, над которым немолодая дочь пролила немало слёз: «По документам учёта безвозвратных потерь сержантов и солдат Советской Армии установлено, что рядовой Писаренко Иван Иванович 1915 г.р., уроженец Могилёвской области Быховского района д. Мокрое, призванный в СА Быховским РВК, умер в немецком плену 18 октября 1942 г. Шталаг 6C Батхорн (Эмсланд, Германия)».

– Я сразу же написала в посольство Германии запрос о возможности посещения могилы, однако оттуда пришёл неожиданный ответ: «В федеральной адресной книге не содержится сведений о населённом пункте, указанном в справке центрального архива МО РФ». А ещё добавили, что мне, как дочери, не положено никакой материальной помощи, хотя я об этом даже и не спрашивала… 

Такого же рода информацию о материальной помощи Нине Ивановне предоставили из фонда «Взаимопонимания и примирение» и из посольства Германии, а по поводу места захоронения – ни слова.

Только из службы поиска республиканского комитета Белорусского общества Красного Креста пришёл тот ответ, которого он так долго ждала. Его представителям удалось выяснить, что такого населённого пункта, как Эмсленд, в Германии действительно нет. Но в Нижней Саксонии вблизи Хоогсштеде есть кладбище советских воинов на месте бывшего шталага в Батхорн-Эмсланде. Также была выслана специальная справка для посещения могилы родственниками.

– Я написала письмо в Хоогсштеде, в котором хотела узнать о возможности посетить кладбище. Ответ пришёл довольно быстро. В нём говорилось о том, что меня будут рады принять, и просили уточнить, когда встретить в Бремене.

…Только в январе 2000-го состоялась та самая поездка, к которой дочь шла всю свою жизнь… Поездка на могилу отца...

– В Германии меня встретили хорошо, - поделилась она своими впечатлениями от поездки. – Там много делается для увековечения памяти военнопленных: я побыла на двух кладбищах, на одном из них, в Далуме, похоронено от 8 до 16.000 человек, оба они чистые и ухоженные…

Однако, возвратившись домой, Нина Ивановна не успокоилась и решила выяснить при каких обстоятельствах её отец попал в плен. 

– Я снова написала в Центральный архив Министерства обороны РФ, откуда мне ответили, что «Писаренко Иван Иванович был пленён под Слонимом 15 июля 1941 года»... Как раз приближалось 60 лет со дня его смерти, и я решила, во что бы то ни стало, вновь побывать у его могилы...

Зимой 2002-го она снова отправилась по знакомому ей маршруту... Но всё было, как тогда, в первый раз: снова слёзы и боль, а вместе с ними и чувство некоего «спокойстаия»... 

– Я ещё когда в первый раз там побывала – почувствовала, как будто камень с груди свалился… А ещё, когда стояла на кладбище, в воздухе кружили журавли. Я тогда сказала, что «это души наших отцов не могут обрести покой и кружат тут», а переводчица, которая была рядом, мне ответила: «Да… они тут круглый год кружат…»

P.S. Не так давно Нине Ивановне из Германии пришло письмо, в котором её немецкие знакомые сообщили о том, что появилась возможность просмотреть архивы, которые всё это время были закрыты для широкого круга людей... И сейчас она вновь собирается в путь. По дороге, которую искала всю свою жизнь...

Алексей ТИХОНОВ