«Я помню...». Военные истории, которые передаются из поколения в поколение. Рубрика «Будет дополнено»

«Я помню...». Военные истории, которые передаются из поколения в поколение. Рубрика «Будет дополнено»

Есть наша общая память, а есть память каждой отдельной семьи. Где воевали дед и бабушка? Как прошли войну? Что рассказывали? Истории, которые передаются из поколения в поколение, и такой «военной истории» Беларуси - миллион неизданных страниц. Дополнит тему и расскажет о своих дедушках, переживших войну, корреспондент Катерина Круталевич. 


Мои дед Леня и дед Петя ушли на войну, один – в 17, второй – в 19. Оба выжили, вернулись домой и увидели своих внуков. Но если сегодня спросить у моих родителей, про «что рассказывали деды о войне» - пару историй и на этом все. А так хочется. Поговорим о «памяти».

На вопрос «почему вы не спрашивали?» – ответ «да всё как-то не было времени». Сегодня это звучит странно. А тогда, если, например, как в моей семье, с двух сторон было по трое детей и в послевоенное время было трудно жить, понять можно. Мы, внуки до таких вопросов, к сожалению, при жизни дедушек просто не успели дорасти. Оба моих дедушки ушли, когда мне было 9 лет.

Посчитать несложно - сегодня самым молодым участникам войны за 90. Тем, кто уходил в партизаны и подпольщики, -  87. Это преклонный возраст. Но каждый год они разговаривают с журналистами, потому что ни одна книга не расскажет так, чтобы история «упала вам в сердце».

И многие из них запоминаются наизусть.

И если кажется, что это далеко, что это не с нами, что это никогда не повторится, то это не так. Для трех семей война стала причиной гибели двух мальчиков. Они играли в Минской области и на своем огороде нашли снаряд, разбили его о камень. Двоих из них сразу убило. И когда корреспондент приезжает на такие сьемки и видит мам, своих сверстниц, а они уже потеряли ребенка от отголосков войны, становится понятно, почему нужно помнить.

Оба моих деда не получили ни одного серьезного ранения за все четыре года военных действий. Это невероятное везение. Но если серьезно, то жаль, что о тех их четырёх годах жизни я знаю не то, что немного -  мало. Сейчас бы я спросила: «Как»? Но спросить не у кого.

Мамин отец к началу войны закончил летное училище и сопровождал на истребителях грузы в Сталинград. За что был не раз награжден. А умер дед Лёня довольно молодым от инсульта, связанными с летными перегрузками. Но успел родить троих детей и даже увидеть меня.

А дедушка Петя -   со стороны отца – в 17 ушел в партизаны в Могилевской области, потом артиллеристом в регулярную армию. Ходил в штыковую атаку. И называл ее «адом на земле». Он тоже успел родить троих детей и тоже увидел меня. 

Но всё, что нас связывает сейчас – это увы, прошлое. Оно уже было. И сколько ещё мы не сказали друг другу, а я не успела узнать – а как там было? Всё надо делать вовремя. Собирать память вовремя. И это время сейчас.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram

Корреспонденты:
Екатерина Круталевич