​Памятный камень с именами погибших в годы Великой Отечественной войны установили в деревне Голынка

753

Чтобы помнили. Торжества ко Дню независимости проходят не только в столице и крупных городах, но и в маленьких деревнях. Таких, как Голынка, что в Березинском районе. Сельчане сами установили памятный камень с именами погибших в годы Великой Отечественной войны. А на открытие мемориала съехались дети, внуки и правнуки.

Голынцы, так себя называют жители деревни Голынка, проводят последние приготовления перед торжественным открытием камня памяти. Хотят успеть ко Дню независимости. На мемориальной табличке – 27 имён. Это наши односельчане, – говорят люди. Те, кто погиб в годы Великой Отечественной. Каждый второй – с фамилией Поддубский. В деревнях так часто бывает: одни приходятся друг другу родственниками, другие просто однофамильцы.

Екатерина Поддубская. житель д. Голынка Березинского района: «Тут и моих детей дед. Это всё фамилии людей, которые погибли в войн. Это надо нам, нашим детям».

Уроженец Голынки Григорий Николаевич Поддубский давно живёт в столице, но в родную деревню приезжает при первой же возможности. Это он предложил увековечить имена односельчан, а жители Голынки не просто идею поддержали, но и стали активно помогать. Нашли в поле камень, как сами говорят, в форме сердца. А фамилии партизан, фронтовиков и погибших в годы войны мирных жителей Григорий Николаевич собирал по архивам, сверял по «книге памяти». И, конечно, обращался к деревенским старожилам, как к историческим консультантам.

Григорий Поддубский, уроженец д. Голынка Березинского района: «Может быть, кого-то здесь и нет, потому что, может, какие-то сомнения были при собирании здесь единого списка. Это же война была, и мало ли, как остальные, когда я вот такой список раздал, сельчане их просмотрели – ни у кого никаких претензий. Всё это наши люди, наши. Главные эксперты, конечно. Главный эксперт – население, жители».

До 1941 года в Голынке жили почти двести сельчан. Но уже через три года войны уцелели всего три двора. Каратели зверствовали. Деревня входила в территорию легендарной Кличевской партизанской зоны – самой крупной на территории Могилёвщины. Кругом болота. Сюда в надежде найти спасение потянулись жители из соседних местечек. Тех, кто мог держать оружие, направляли в партизанские отряды, а женщин, стариков и детей размещали в деревнях и семейных лагерях в лесу. В разгар войны в апреле 1942 года в Кличевском районе временно была восстановлена Советская власть: возобновили свою работу подпольный райком партии, райисполком, все сельсоветы. И, конечно, такого дерзкого сопротивления оккупанты простить не могли.

Татьяна Костюкевич, хранитель фондов Кличевского краеведческого музея: «Немцы не могли смириться, что у них в тылу действует крупное партизанское формирование, и поэтому они неоднократно организовывали блокады карательные. За всю историю деятельности Кличевской партизанской зоны немцами были предприняты пять карательных операций. Представляете, пять операций за четыре года войны. Это очень много. Немцы снимали с фронта дивизии, карательные батальоны, артиллерию, минометы, авиацию – и всё это обрушивалось на зону.

69 сожженных деревень только в одном Кличевском районе. Рядом с Голынкой располагался партизанский аэродром – бесценная связь с «большой землей».

Галине Измер, девичья фамилия, как не трудно догадаться, – Поддубская, в то время было всего пять лет. Ужасы войны глазами ребенка красноречивее любой военной статистики.

Галина Измер, житель д. Голынка Березинского района: «И гэты немец – палач, ён у нашай хаце, нас выгнали к саседцы, а ён расстрэльваў у лесе людзей. И ў нашей хаце так здзекваўся: бiў плётками. Пол быў не крашаны. Палiўся пол крывёю людскою – так не вымываўся доўга».

Сегодня в Голынке, как говорят в деревнях, «зимуют» всего 13 семей. Но в день открытия камня памяти деревня ожила. Съехались «городские», все нарядные, с цветами. Говорят: «Так ведь большой праздник». Кто-то не виделся годами. Наперебой с гордостью хвалятся детьми и внуками. Расспрашивают и даже записывают за старожилами: какими были и как погибли те 27.

А затем сельчане навестили братскую могилу в соседней деревне Партизанка. Сегодня посреди густого леса от неё остался лишь мемориал. Но люди о ней помнят, и тропа сюда не зарастает. Так и с нашим камнем, по-философски замечает 92-летняя Ольга Николаевна. Где есть память, там будет и жизнь.

Подробности – в видеосюжете нашего корреспондента

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram