Острые дискуссии на заседании Высшего Евразийского экономического совета: рухнут ли торговые барьеры?

761

Не делить предприятия и компании на «своих» и «чужих», а создавать равные условия для их развития. Сегодня в Санкт-Петербурге подвели итоги четырёх лет работы Евразийского экономического союза. Многое за это время сделано: например, у стран появился общий Таможенный кодекс, к Союзу присматриваются новые государства – Молдова стала наблюдателем. Укрепляется сотрудничество с Китаем, Ираном. В общем, круг партнеров расширяется. 

Впрочем, немало остается и проблем – это, в первую очередь, торговые барьеры. Также страны медленно двигаются к общим рынкам. Нет равенства в доступе к энергоресурсам. Отсюда и откровенная дискуссия на высшем уровне – острых тем за круглым столом не избегали. 

Титульный тезис президента Беларуси – достигнутые договоренности должны неукоснительно исполняться и приносить пользу всем странам. Иначе зачем объединяться!? 

Это саммит с хорошо подготовленной почвой. Президент Беларуси умеет создавать информационные поводы. И за несколько дней до прилёта в Санкт-Петербург дал понять: он едет не на отчётное заседание. Впереди – поиск ответов на самые болезненные вопросы. 

Вся «пятёрка» в сборе, но выхода глав государств для совместного фотографирования журналисты ждут больше получаса. Неужели повестку начали обсуждать сразу за закрытыми дверями? Как выяснится позже, отчасти да. Столь бушующая обстановка вокруг Евразийского экономического союза. Не поднялась бы только буря внутри его самого. 

Итоги ещё одного – четвёртого – года в ЕАЭС, конечно, можно подводить цифрами увеличившегося товарооборота (этого не отнять) или заявлять о стремлении к общим благим целям… Но четырёхлетний опыт поиска компромиссов позволяет легко находить болевые точки. 

Александр Лукашенко назовёт этот год неоднозначным – и с политической, и с экономической точки зрения. Он как проверка на прочность – силы убеждений и принципов, заложенных в Союз. 

Барьеры – слово, как оскомина. Их вроде и устраняют, но, по мнению Александра Лукашенко, непозволительно медленно. Эта борьба с сорняками стала напоминать «сизифов труд». А значит, нужно работать на опережение, исключая условия для повторного возникновения тех же преград. 

Если стороны взяли на себя обязательства, то как могут не выполнять? – недоумевает Президент. Это касается, конечно, разного. Но пример (один из самых ярких) – формирование общих топливно-энергетических рынков. Главное обязательство – создать их к 2025 году. Но каким путём к этому идти? Президент уверен: у настоящих союзников не может быть разделения на «поставщиков» и «потребителей» (словно на «своих» и «чужих»). Он приводит в пример ситуацию с транспортировкой газа по территории России. Мол, посмотрите сами: разве разные тарифы говорят об общих целях? 

Кажется, всё очевидно. Но эти выкладки порождают дискуссию. Такой прямой разговор о проблемах и недостатках президенту России явно не понравился. Мол, да, к общим рынкам нужно идти, но темпы партнёрам видятся разными. Владимир Путин, говоря о ценообразовании на газ, решил сравнить соседнюю Беларусь с ФРГ…

Президент приводит самый простой пример. МАЗ – чья машина? Белорусская. А комплектующие в ней? На 70% из России. И если сам МАЗ – продукт совместный, общий, союзнический – то почему завод не чувствует себя равным российским собратьям? 

Не секрет – «Газпром» рассматривает поставки в Беларусь как экспортные. И тонкий вопрос явно не решить быстро. Но ведь давно известно: вода камень точит. Для полноты картины не хватает пары мазков. Для формирования общего рынка нефти и нефтепродуктов нужно разобраться с налоговым манёвром. На этом стоит белорусская сторона. Нефть будет дорожать – и так каждый год. С 2024 года заводы будут покупать её по мировой цене. Россия компенсирует своим нефтеперерабатывающим предприятиям удорожание сырья. Что автоматически ставит белорусские компании в неравные условия.

 Или таможенные пошлины. Методику расчёта нужно пересмотреть – с этим согласны все. Но как? Из пяти предложенных вариантов ни один не удовлетворил всю «пятёрку». Хотя вычисления по любому из них показывают – доля в казну Беларуси должна вырасти. В среднем на 1%. Да, всё это можно рассматривать как преграды. Иногда кажется – им и предела не видно. А можно – как шанс… стать сильнее. 

Конечно, основные дебаты развернулись за закрытыми дверями. В объективы камер и так попало больше, чем обычно. Говорили о цифровизации Союза. Он должен шагать в ногу со временем, но Александр Лукашенко просит в погоне за «цифрой» не забывать о старой доброй традиционной экономике. Подписями президентов закреплено временное соглашение, ведущее к образованию зоны свободной торговли между ЕАЭС и Ираном и соглашение о торгово-экономическим сотрудничеством с Китаем. Кстати, на заседание в широком формате пригласили президента Молдовы – страны, ставшей первым наблюдателем при ЕАЭС. Партнёры по евразийской «пятёрке» готовы совместно использовать информацию, полученную из космоса. Утверждён и бюджет Союза на будущий год – это почти 9 миллиардов российских рублей. 

Подписание вышло долгим. По лицам глав государств непросто считать, насколько плодотворными стали эти переговоры. А сразу после к главам евразийской «пятёрки» присоединились президенты Азербайджана, Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана, чтобы уже в неформальной обстановке поговорить о будущем СНГ. Под занавес года ведь принято строить планы.

Следующее же заседание Высшего Евразийского экономического совета пройдёт в Астане – месте, где четверть века назад родилась идея о создании Союза (мощного блока независимых и сильных государств). И там же эта мечта сбылась. Да, ей непросто не разбиться о суровую реальность. Но силой политической воли союз экономический может и должен расти.