Ох, рано встаёт сопрано…

137
Ох, рано встаёт сопрано…

Рождественский оперный форум на уходящей неделе попрощался со своими зрителями. Но, как водится, обещал вернуться в декабре будущего года.

Примечательно, сейчас впервые был проведён Первый Минский Рождественский конкурс вокалистов, участие в котором приняли 115 певцов из 20 стран. Но время насыщенной оперной недели шёл разговор и о том, что оперные сцены разных стран – и белорусская не исключение – испытывают кадровый голод. И поэтому подобные конкурсы – отличная возможность обновить театральную труппу.

Вы насладились сопрано (см. видео – прим. ред.). Это самый «массовый» женский оперный голос в Беларуси. Да, впрочем, не только. Звание «первой sopra» (буквально с итальянского «над, сверх, превыше») носила некогда Каллас. Не-ДО-стачу нашей эпохи эксперты отмечают в другом диапазоне. Вроде того, что у Тамары Синявской и – тут внимание – Леди Гаги!

Татьяна Цыбульская, заведующая кафедрой пения Белорусской академии музыки: «Не хватает во всём мире меццо-сопрано. Сопрано, пожалуйста, мы можем удовлетворить. Набираем мы в год 14 студентов. Это и мальчики, и девочки».

Средь сильного пола, как правило, сегодня превалируют тенора. Либо баритоны. Год на год не приходится. Однако далеко не все после пяти курсов академии музыки попадают на главную сцену страны. В Оперном (так по старинке называют Большой) свой отбор, естественный.

Нина Козлова, заведующая оперной труппой Большого театра Беларуси: «На сегодняшний день у нас около 60 солистов, но для большого счастья нам нужны всё-таки ещё драматические тенора, басы».

Второй сезон в театре эксперимент – группа стажёров. Авось расслышим нового Шаляпина! Но до сих пор у нас не заменимым есть бас Василий Ковальчук. Уж сколько лет признанный «народным артистом» тянет репертуар для самого «низкого» мужского голоса.

В 50-х, 60-х, вплоть до начала 90-х служить этим кулисам призывали выпускников, кроме своей, минимум ещё из четырёх консерваторий: Киевской, Московской, Ленинградской, иногда Кишинёвской. Далее было, как в арии Ленского: «Куда, куда вы удалились?»

Только открылся «железный занавес» – и многие наши «железные голоса» зазвучали на Западе. К примеру, Мария Гулегина. В 1987 году заслуженная артистка БССР дебютировала в миланском «Ла-Скала».

Гулегина по-прежнему одна из самых востребованных драмсопрано, гонорары в сотнях тысяч евро. Сегодня в кулуарах Большого шёпотом: «Здесь работать лучше, а туда – зарабатывать». Дирекция театра в курсе. Не возражает. Мол, это тоже опыт, которым не убудем, а прибудем.

Евгений Цодоков, критик, главный редактор сайта OperaNews (Россия): «Каждый ведь вспоминает: “Метрополитен”!.. А, там пел Карузо, десятилетиями. Значит, это хорошо! Но театр должен доказывать своё качество каждый день. Чем плоха Оксана Волкова, например? Да ничем она не уступает!»

Меццо-сопрано Волковой покорило подмостки нью-йоркского МЕТа, она стала первой белорусской, приглашённой во всемирно известный театр «Колон» в Буэнос-Айресе. При этом регулярно выступает в родном Минске. В отличие от Нетребко, которая в России чаще даёт интервью, чем поёт «Тоску».

Март Микк, директор труппы Национальной оперы «Эстония» (г. Таллин): «Мы люди северные, у нас таких итальянских теноров не хватает. Есть какой-то дефицит. Может быть, этого бы не было, если бы все люди, которые хорошие певцы, остались бы в Эстонии, которые работают на мировом уровне и в “Ла-Скала”, и в венской “Штаатсопер”».

В штате таллиннского театра сейчас 16 солистов. Малова-то. Но всё-таки лучше, чем в провинциальном Тару. Там труппа уже давно на договоре подряда. То есть под конкретную постановку призывают варяг. Рад «заезжим» звёздам и наш Большой. Правда, причина визитов в Минск, допустим, «золотого тенора Грузии» Теймураза Гугишвили несколько иная.

Евгений Цодоков, критик, главный редактор сайта OperaNews (Россия): «Очень правильная тенденция. Это стимулирует местные кадры к тому, чтобы, так сказать, не “забронзоветь” в своём мире».

Он – финалист телепроекта «Большая Опера», удивил диву – Елену Образцову. И «взлетел» в Большом. Точнее, «буквы фамилии стали заметнее в афишах», – отшучивается Илья Сильчуков. В строю баритон уж десять лет. Сейчас ему 32. К слову, это средний возраст в национальной труппе.

Илья Сильчуков, солист оперы Большого театра Беларуси: «Каждая мышца нуждается в восстановлении после выхода на пик формы. А у нас это две маленьких складочки, которые чуть-чуть где-то там просквозило… Здесь не один человек и фонограмма, собирает стадион».

Нина Козлова, заведующая оперной труппой Большого театра Беларуси: «Почему-то я думала, что басы уже повымирали. Но на этом конкурсе вышли такие ребята роскошные. Причём молодые – 24 года, 28 лет».

За неделю в Большом услышали 155 теноров, басов, баритонов. Четыре из них признаны почти эталонными. «Почти» – потому что ещё придётся доказать своё право стать той же примой в клане сопрано. Кстати, как и Каллас, лауреат Первой премии первого Минского конкурса вокалистов звать Мария… Шабуня. Люди идут в оперу на голос.


В студии «Контуров» – обладатель Гран-при Первого Минского Рождественского конкурса вокалистов Рамиз Усманов из Узбекистана. И председатель жюри конкурса – генеральный директор Большого театра Беларуси Владимир Гридюшко.


Подробности – в видеоинформации
Корреспонденты:
Александр Матяс