Офицерский полигон

311

Александр Лукашенко не устаёт повторять «Не дай Бог – война» и добавляет «Но мы всегда должны быть к готовы к защите своей страны». Эти слова были ещё раз сказаны им во время проверки уровня подготовки офицерского состава, которая состоялась в минувшую среду в Брестской области. На Обуз-Лесновском полигоне побывал Дмитрий Семченко.

Танки, пехота, огонь артиллерии и молнией бьющие с неба ракеты. Такого зрелищного видео, в том числе и в исполнении белорусских военных, в Интернете можно найти миллионы терабайтов. Для неискушённого зрителя красочная работа телеоператоров – это почти безоговорочное доказательство боевой мощи. Однако для военного специалиста большинство демонстрационных роликов не больше, чем иллюстрация. Даже если на видео не просто стреляют, но и ювелирно поражают цели. Верить принято только увиденному на местности. Именно поэтому дважды в год в белорусской армии проводят глобальные проверки уровня подготовки. За очередным испытанием Президент Беларуси решил наблюдать лично.

По сути, на Обуз-Лесновском полигоне можно было увидеть, как белорусская армия должна выглядеть в случае полномасштабной войны, когда стационарные военные базы становятся лёгкой мишенью и в движение приходят мобильные бригады и батальоны. Ведь такого понятия, как «линия фронта», в современных конфликтах нет. В случае нападения войскам необходимо сохранить максимальную боеспособность и наносить молниеносные удары по противнику в разных точках. На это заточена и новая военная доктрина Беларуси. 

Главнокомандующий по обыкновению вник в самые разные нюансы. Вплоть до бытовых: что военные едят в полевых условиях, где принимают душ, отдыхают, в каких условиях могут вылечить возможные раны – любой сбой может заставить забуксовать всю военную машину. Разумеется, ставка делается не только на стратегию. Вертолёт МИ-8 МТВ-5 – одна из военно-воздушных новинок в белорусской армии. Закупили целую эскадрилью. Шесть уже приняли на вооружение, ещё столько же – на подлёте.

Несмотря на то, что сами вертолёты изготовлены на заводе в Казани, такой комплектации пока нет даже у российской армии. Речь о защите. Новые технологии позволяют этой машине выжить даже в случае ракетной атаки.

Игорь Величко, бортовой инженер-инструктор Вооружённых Сил Беларуси: «Когда отрабатывает наземный ЗРК по вертолёту, стоит бортовой комплекс “оборона”, который способен узнать ракурс и осуществить увод ракеты, то есть и сам бортовой комплекс осуществляет увод и ещё отстреливается тепловая ловушка, что позволяет выйти из зоны поражения и спасти не только экипаж, но и десантников на борту».

Конечно, даже самая передовая техника бесполезна, если нет профессионалов, которые не только умеют воевать, но и готовы, если понадобится, отдать жизнь. Как бывает по-другому, было можно наблюдать два года назад на примере иракской армии. Тысячи военнослужащих, которых США вооружили современной техникой, бежали, оставляя свои города террористам Исламского государства, которые в 10 раз уступали по численности и до этих солидных трофеев имели только стрелковое оружие. Чтобы не повторить чужие ошибки, нужно совершенствовать систему военного образования и навыки действующих офицеров – об этом шла речь в мобильном командном пункте. Именно из-таких передвижных штабов управляют армией во время современной войны.

Станислав Зась, Государственный секретарь Совета Безопасности Беларуси: «Войны в Ливии, на Украине шли в городах и за города. Надо делать акцент на бой в городе. В полной мере это ещё не нашло отражение в учебном процессе. Ведение радиоэлектронной борьбы – слабое звено на учениях – люди не привыкли, что будет контролироваться эфир, связь давиться, это не в полной мере учтено в учебных заведениях».

В подготовке офицеров действительно есть упущения, согласился министр обороны, но они единичны и не носят системный характер, хотя менее важными от этого не становятся. Поэтому корректировать подготовку будут постоянно.

Без формализма подошли и к стрельбам, которые Президент оценивал лично. Снаряды – боевые, условия – приближены к реальным.

Андрей Бычек, командир отдельного гвардейского танкового батальона Вооружённых Сил Беларуси: «Со сменой огневых позиций различными способами: сначала заходим в первый окоп – выстреливаем из танковой пушки, второй и третий окоп – поражаем пулемётные цели».

Под аккомпанемент танковых орудий и рокот БМП условного противника офицеры уничтожали также из пистолетов, автоматов, гранатомётов. Оценивали испытуемых по пятибалльной системе – почти у всех «хорошо» и «отлично». Хотя на международных армейских играх в этом году среди 20 стран белорусы немного не дотянули до бронзы. Танкистов по скорости подвёл восьмисотсильный мотор, у россиян под бронёй – свыше тысячи «лошадей». Зато с новой белорусской системой наведения отстрелялись лучше всех. Но судьи в подмосковном «Алабино» сочли, что стрельба для танков не главное, и увеличили очки за скорость, сдвинув Беларусь с пьедестала.

Объективность судейства оставляла желать лучшего и в некоторых других номинациях. Так, наши зенитчики выступили лучше других, но «золота» не взяли. Как бы то ни было, Президент поручил приложить все усилия, чтобы в будущем расчёты показывали самые высокие результаты во всех видах соревнований. Которые, кстати, можно проводить и в Беларуси. Обуз-Лесновский полигон для этого вполне подходит.

В подготовке офицеров не забывают и о традициях. Это как хорошее наградное оружие, которое безупречно служит десятилетиями. Пример – подаренный Президенту на память пистолет Маузер К-96. Разработанный в конце XIX века, раритет и сегодня превосходит по точности и дальности многие современные образцы.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram